Маскаев, я вас знаю!

Боксер из Казахстана нокаутирует грозного Рахмана

14 августа 2006 в 00:00, просмотров: 343

Прошедший поединок за чемпионский пояс Всемирного боксерского совета между Хасимом Рахманом и Олегом Маскаевым доказал, что даже в профессиональном боксе бывают чудеса. Десять раундов Рахман наступал, а Маскаев защищался, в последних двух произошло что-то отдаленно напоминающее старый добрый русский анекдот — Олег вышел, закусил губу и подумал: “Все, больше не могу! Сейчас буду бить!”


В конце 12-го раунда, как принято говорить, “на флажке”, Рахман упал под мощью русского характера и маскаевских ударов.

Через секунду на подиуме стоял новый русскоговорящий чемпион мира Олег Маскаев.

Здесь же, в Лас-Вегасе, около четверти века назад встречались чемпион мира в тяжелом весе Лэрри Холмс и Джерри Куни. Вся Америка болела за доброго Джерри — ирландца, католика, а главное — белого. Куни был наиболее реальной и, видимо, последней надеждой на то, что самым заветным чемпионским поясом вновь завладеет представитель белой расы. Этим надеждам не суждено было оправдаться.

В субботу, 19 августа, в игорной столице Америки и всего мира на ринге “Дворца Цезаря” вновь сошлись черный и белый гладиаторы — Хасим Рахман и Олег Маскаев. Но на этот раз вся Америка, даже расистская, болела за негра, к тому же мусульманина, хотя кожа Маскаева была столь же белой, как и у Куни. На сей раз последней надеждой всей Америки увидеть своего гражданина, схваченного чемпионским поясом, был Хасим Рахман! За четверть века, во всяком случае, в боксе, национализм взял верх над расизмом. Компания “Топ Рэнк” — промоутер поединка Рахман—Маскаев — пиарила бой как “последнюю линию обороны Америки”.

Американцев можно было понять. В дивизионе тяжеловесов ее боксеры господствовали в течение многих поколений. И вдруг почти все чемпионские титулы оказались в могучих руках боксеров, представляющих Советский Союз, пусть и бывший! Владимир Кличко, разгромивший Криса Берда, представляет Украину. Сергей Ляхович, победивший Лэмона Брюстера, — белорус. Россиянин Николай Валуев выиграл у Джона Руиса. Таким образом, победа Маскаева из Казахстана означала бы боксерский флеш-рояль.

* * *

Сможет ли Олег Маскаев повторить свою победу над Рахманом, одержанную в ноябре 1999 года в Атлантик-Сити? — гадали эксперты. Сам Олег в этом не сомневался. Дело в том, что в 1999 году нокаутированный им Рахман пролетел сквозь канаты и грохнулся на цементный пол. Тот бой был сумбурным, но захватывающим. Преимущество Рахмана — его джеб левой — казалось очевидным. Он явно вел по очкам. Но усталость негра в заключительной фазе поединка дала Маскаеву шанс, которым он не замедлил воспользоваться. Олег провел комбинацию, заакцентировав его ударом правой руки. Рахман вылетел за ринг, упав сначала на столик комментаторов Эйч-би-оу, а затем — на цементный пол.

В канун второго поединка с Маскаевым за чемпионский титул в рамках WBC (Всемирный боксерский совет) Рахман заявлял, что если он вторично проиграет “этому казаху”, то навсегда покинет ринг. Эксперты считали, что Рахман должен выстроить стратегию реванша, сделав выводы из своего поражения в Атлантик-Сити. Во-первых, повысить свою спортивную форму, чтобы не слинять на финише, а во-вторых, боксировать, а не искать нокаута. По мнению менеджера Рахмана Стэна Хоффмана, Хасим недооценил Маскаева, присутствуя на его схватке с Оливером Макколом. Маккол нокаутировал тогда Олега уже в первом раунде. Рахман посчитал, что он тоже может побить Олега в первых же раундах, а поэтому не тренировался серьезно и вышел на ринг не в форме. “Наука не прошла для Хасима даром, — говорил Стэн. — Первую половину боя он должен только боксировать, пользуясь джебами с левой, чтобы утомить Маскаева. Во второй половине, если он почувствует, что готов на обмен ударами, он может пойти и на это”.

Знаменитый комментатор Эйч-би-оу Джим Лэмпли, на голову которого свалился Рахман после нокаутирующего удара Маскаева в 1999 году, говорил о Хасиме: “Он умелый самодостаточный парень, но имеет странную привычку упускать успех. Он идеал неудачника и самый опасный враг самого себя. Видимо, в глубине своей души он не верит, что он самый лучший боец, и стремится “подтвердить” это. Как иначе можно было объяснить, что в бою против Туа он вышел на ринг, имея вес в 270 фунтов! Или его настойчивое влечение к канатам в схватке с Тани, когда ему следовало держаться середины ринга? У Хасима комплекс саморазрушения. Но в этом его шарм. За это его любят. Он сам признает это и даже не сердится на своих критиков”.

* * *

И еще один штрих к портрету “саморазрушителя”. Рахман никого не слушает — ни менеджеров, ни тренеров, которых он меняет как перчатки. На пресс-конференции, где была объявлена его схватка с Маскаевым, он поклялся, что будет следовать плану, начертанному его тренером. “Если тренер захочет, чтобы я боксировал, я буду боксировать, — сказал Хасим. — Если он потребует от меня драться, очертя голову, я буду драться. Но в любом случае я нокаутирую Олега”.

Но большинство экспертов сомневались в этом. Ронни Шилдс, тренер многих чемпионов, например, говорил: “Рахман хороший боксер. Но проблема в том, что он слишком много о себе мнит. Он думает, что может нокаутировать любого и каждого”. Шилдс отдавал предпочтение Маскаеву. “Я люблю Маскаева, — говорил Шилдс. — Он большой парень с сильным ударом. Мой совет ему — немедленно атаковать Рахмана, чтобы поселить страх в его сердце. Маскаев силовик и с нокаутирующим ударом, у него тяжелые руки. Победа будет за ним”.

Но были и поражения уже явно непростительные. Я имею в виду поражение, которое Олег потерпел в октябре 2000 года от Кирка Джонсона. (Нокаут в четвертом раунде.) Джонсон к тому времени был уже посредственным тяжеловесом и даже не обладал мощными ударами. А поражение в следующем поединке против Лэнса Уайтекера? Маскаев вышел на этот бой словно уже парализованный от страха. Все было кончено уже во втором раунде.

* * *

Итак, все пять поражений окончились для Маскаева нокаутом. Здесь было о чем задуматься. Как кто-то иронически заметил: “Олег еще ни разу не слышал, как аноунсер провозглашал имя его победителя”. Но вот с Рахманом он справился. Но какова была цена его победы в их первом поединке? По мнению того же Лэмпли, победа нокаутом Рахмана над Льюисом способствовала переоценке его реальных возможностей. В Хасиме “заподозрили” кувалду, хотя он ею не был. Его сила в другом — в подвижности, в умении контролировать темп поединка, осыпать противника джебами, оставаясь недосягаемым для него.

Накануне поединка спортивный обозреватель Вильям Деттлофф писал в журнале “Ринг”: “Если Маскаев сможет обуздать свои нервы, прессинговать и измотать Рахмана и устоять до последних раундов, то он сможет вновь победить Хасима”. Большинство экспертов соглашались с ним, но вот суеверные люди указывали на такие знамения: Маскаева к его последнему бою тренировал Виктор Вэлли-младший, сын тренера Джерри Куни. Помните? А его менеджером был Деннис Раппопорт — менеджер той же несостоявшейся “последней надежды белых”! Удивительное совпадение — иначе не скажешь! Таким образом, на ринге лас-вегасского отеля “Дворец Цезаря” должны были сойтись еще и мнения экспертов и сомнения суеверных…

И тем не менее бокс — подлинное реалити-шоу, опрокидывающее и мнение экспертов, и сомнение суеверных, и даже мудрость букмекеров, которые давали 2:1 за Рахмана…

Гимн Соединенных Штатов спел сержант Брукс. Его посвятили сражающимся солдатам Америки. Распорядитель, объявляя Маскаева, назвал его “Золушкой”, а Рахмана “скалой”. Но уже с первого раунда стало ясно, что на ринге сошлись две скалы — черная и белая. Началось увлекательное мелькание белых перчаток Маскаева и красных — Рахмана. Первые три раунда красные перчатки чаще находили лицо Маскаева. Джебами с левой Рахман обеспечил себе превосходство. Маскаев прижимался к канатам, отвечая редкими ударами правой.

Начиная с четвертого раунда белые перчатки навязали красным обмен тяжелыми ударами, и картина боя сразу же изменилась. Маскаев почувствовал себя в своей стихии и стал дирижировать поединком. Он доминировал четыре раунда подряд, а в седьмом раунде создал нокаутирующую ситуацию, однако не смог уложить Рахмана. В перерыве между седьмым и восьмым раундами на табло зала и на экранах платного телеканала 801 показали восьмой раунд первой встречи Маскаев—Рахман, в котором Олег нокаутировал Хасима. Монтаж был настолько искусным, что, несмотря на пустовавший в эти мгновения ринг, показалось, что мы видим настоящий бой.

Но восьмой раунд чуть было не оказался роковым не для Рахмана, а для Маскаева. Оба боксера вышли на него предельно измотанными. Однако в пороховницах Хасима оказалось больше пороха. По рядам репортеров прошелестел разговор о возрасте Олега. На 33 удара Рахмана он ответил лишь двенадцатью. Девятый раунд тоже остался за Рахманом. Становилось все более ясным, что поединок выиграет он. Интрига сужалась к тому, какой будет победа Хасима — по очкам или нокаутом?

Но “Золушка”, уже потерявшая туфельку, не хотела терять и принца. В десятом раунде Маскаев, превозмогая нечеловеческую усталость, поймал второе дыхание. Сильнейшими ударами по корпусу Олег стал склонять преимущество в свою пользу. В одиннадцатом раунде Рахман в основном висел на Маскаеве. “Скала” стала дробиться под его мощными ударами. В воздухе запахло нокаутом, и тот не заставил себя ждать. Сначала Маскаев послал Рахмана в нокдаун, нанеся ему пять прямых ударов правой, а затем на 2-й минуте и 17-й секунде 12-го раунда добил его. Лишь чудом Рахман не вылетел за канаты, как в 1999 году — семь лет назад. Сбылось предсказание Чембли: “Если однажды большой парень поколотил другого большого парня, он и вторично поколотит его”.

Рефери поднял руку победителя. Новым чемпионом мира в тяжелом весе в рамках WBC стал Олег Маскаев. Итак, тетрархия постсоветских боксеров опоясала себя всеми чемпионскими поясами! Америке осталось в утешение лишь то, что Маскаев после траверза Россия—Казахстан—Узбекистан приехал в США и принял американское гражданство. Сейчас его официальная прописка: Стейтен-Айленд, штат Нью-Йорк. Но прописка пропиской, а когда Олег выходил на последние раунды, его сопровождала русская речь:

— Олег, за папу, за маму, за твоих двух дочерей! — воскликнул один из секундантов…

В интервью после боя у ринга Маскаев охарактеризовал поединок как “войну”, но подчеркнул, что ни на минуту не сомневался в своей победе. Он назвал себя “гордым российским американцем”. Но ушел от ответа, готов ли скрестить перчатки с Кличко. (Промоутеры планируют их встречу в ноябре в нью-йоркском Медисон-сквер-гардене.)

В любом случае Америке придется довольствоваться ролью зрителя, пока боксеры советской школы будут разыгрывать между собой титул абсолютного чемпиона мира. Вот это да!




Партнеры