Неспящие в песочнице

Хорошо летом в Измайлове. Но не до такой степени, чтобы ночевать на скамейке.

16 августа 2006 в 00:00, просмотров: 353

Четыре дня семья Фирсовых—Мустафаевых живет на скамейке: бабушка, мама и 2-летний малыш. В буквальном смысле слова. И оказаться в такой ситуации может каждый — двух женщин и мальчика выгнал на улицу хозяин квартиры.

Когда корреспонденты “МК” приехали во двор дома №2 на ул. Никитинской, вся семья на лавочке была в сборе. Мама Вика крепко спала сидя, мальчик сопел, уткнувшись в казенные одеяла. И только бабушка сторожила нехитрое имущество, оглядывая окрестности. Несмотря на трудности, 59-летняя Любовь Фирсова не утратила чувства юмора, и на лице у нее читалось выражение: “Ну надо же, так угораздило!”.

До последнего времени они жили довольно неплохо. Любовь Викторовна перебралась из Саратова в Москву еще 12 лет назад. А потом к ней приехала дочь, 30-летняя Виктория с сынишкой, и они стали искать другое жилье.

Любовь Викторовна растолкала дочь — чтобы та рассказала сама. Вика Мустафаева не высыпается четыре ночи подряд — она сидит рядом со спящим Данилой и следит, чтобы он не упал со скамейки. В последнюю ночь шел дождь, и пришлось держать над ребенком зонт.

— Мы нашли новый вариант, на 3-й Парковой, — рассказывает Виктория. — Поехали, посмотрели: не хуже, чем раньше снимали. Только очень грязно. 4 августа переехали с вещами. Мы убрали все три комнаты, ванную, туалет, отдраили унитаз и раковины, постирали занавески, помыли подоконник и окна. Пол мыли с теркой, вот что была за грязь! Полностью затарили холодильник, приготовили горячий ужин, новый хозяин с нами поел. А поздно вечером я вспомнила, что не купила Даниле йогурты на завтрак. Побежала в магазин, возвращаюсь, а хозяин стоит на пороге и говорит: “Уе…й отсюдова!” Я же знаю, что он трезвый, он только молоко пил! Говорю: “Миш, что случилось, успокойся!”

И тут начался настоящий кошмар. Хозяин схватил палку и попытался ударить женщину по голове. Вика ловила палку рукой и пыталась его уговорить, успокоить. На крик выскочила бабушка. Тогда он метнулся в свою комнату и вернулся оттуда… с кинжалом, который, кстати, квартирантки приметили еще днем. К счастью, женщинам удалось вытащить из комнаты спящего ребенка и выскочить из квартиры. Ночью на улице Любовь Викторовна оказалась в одном халате, Данила в ночной кофточке и Виктория в легкой юбке и открытом топике. Хорошо, с собой у нее была сумочка с документами и очень небольшой суммой денег.

Первую ночь они провели у знакомых. Вторую тоже. На третью в порядке исключения их пустила в общежитие сердобольная комендантша. Так они перебивались по углам с 3 по 10 августа. А с 10-го все возможности оказались исчерпаны, и “беженцы” обосновались во дворе дома №2 на Никитинской:

— У нас тут знакомые, мы вместе гуляли с детьми, — объяснила свой выбор Виктория. — Вот они нам и помогают.

Стараниями знакомых и соседей по двору на 4-й день невольного бомжевания семья оказалась полностью экипированной. Теперь у них есть три одеяла, зонт, репеллент от комаров, кофта для бабушки, две пары колготок и свитер для Данилы и джинсы для Виктории. Питаются они на деньги, которые пока остаются в Викиной сумочке. Покупают яйца, которые варят у себя дома соседи, воду в канистрах и лапшу быстрого приготовления. Хуже всего ночью — как назло, они выдаются холодными. На мальчика надевают все колготки и штанишки, свитер, а на голову повязывают платок:

— Данила, покажи нам Дашеньку, — Вика повязала на голову сынишке теплый платок и закусила губу, сдерживая слезы. — В квартире большая сумка детских вещей осталась, а мы побираться должны.

Самыми ужасными оказались две последние ночи. В первую мальчика ужасно покусали комары, а в другую пошел дождь. И прямо ночью к ним вышел мужчина, отдал зонт. А женщины, как они сами признались, “всю ночь прыгают, бегают, ну и водочка, без нее замерзли бы”.

Все 11 дней женщины пытались спасти свои вещи. Но хозяин ни разу не открыл дверь на стук. Они обратились в ОВД “Измайлово”, дважды приезжал наряд. Но милиционеры отказались вскрывать дверь, мотивируя это тем, что состава преступления они не видят.

— Мы очень долго искали участкового, — жалуется Виктория. — Прихожу, он говорит: “Что вы от меня хотите?” Я объясняю: “Вернуть свои вещи”. А этот участковый, Хорьков, отвечает: “Я работаю с 18 до 20. Приходите, будем разбираться”. “Да с чем тут разбираться!” — говорю. В результате он меня просто матом послал.

Соседи хозяина Миши рассказали, что он — душевнобольной. И подобные штуки вытворял по крайней мере еще один раз, с седьмого этажа уже летали чьи-то вещи.

В ОВД “Измайлово” нам сообщили, что заявление гражданки Мустафаевой принято 14 августа и материалы находятся на исполнении у участкового уполномоченного Юрия Хмелева. Сам Хмелев объяснил ситуацию так:

— Они сняли комнату у гражданина, который является опасным. Он неоднократно лечился и сейчас находится под наблюдением в психдиспансере. Один раз он уже угрожал убийством, но так как является невменяемым, то дело заводить не стали. Они сняли жилье, не уведомив ни миграционную службу, ни участкового. Вселились на свой страх и риск — и вечером он их выгнал. Поскольку там не совершено преступления и нет трупного запаха, мы вскрывать дверь не имеем права. Это будет нарушение закона. Здесь двоякая ситуация: с одной стороны, надо помочь, с другой — мы не имеем права нарушить закон.

Материал передан на рассмотрение начальнику службы участковых. Если он решит, что это не его компетенция, дело будет передано начальнику опорных пунктов.

— И какие перспективы?..

— Это не моя компетенция.

Снять новое жилье “бомжам” поневоле пока не удается. Это всегда трудно сделать по-быстрому, а у мамы с бабушкой — ни телефона под рукой, ни свободного времени (надо следить за малышом), ни приличной одежды, ни денег, которые остались в злополучной квартире. А сотрудникам ОВД, похоже, нет до них никакого дела...


О том, что следует делать в подобной ситуации, говорит уполномоченный по правам ребенка в г. Москве Алексей Головань:

“В таких случаях надо обращаться в Департамент здравоохранения. Там могут дать направление в “пересылочный” дом ребенка №6, где малыш может находиться в то время, пока мама решает проблемы с жильем. Также могут помочь в Департаменте соцзащиты. У них есть свой приют для мам с детьми, правда, со спартанскими условиями”.


Эту новость прислал наш читатель — корреспондент “Живой газеты” “МК”. За что и получит приз от редакции. Вы тоже можете стать корреспондентом “Живой газеты”.



    Партнеры