Москвичи с жару бесятся

Летом в метро стали терять даже компьютеры

17 августа 2006 в 00:00, просмотров: 401

“Вот тебе и Москва!” — сказал мой знакомый, пожимая плечами. “Загляделся на красивую девушку, знакомиться побежал…” Она его, конечно, отшила. Зачем ей, москвичке, строитель из Красноярска? Погрустил и побрел на эскалатор. И только там, наверху, на свежем воздухе, он вдруг понял: свой чемодан с красивой эмблемой “Аэрофлота” он оставил в вагоне. Тот самый чемодан, что подарила ему бабушка на 21-летие, с которым он полчаса назад приехал в Москву и с которым через пару недель должен уезжать обратно. Куда бежать, куда звонить, что делать? “В бюро находок метрополитена”, — подсказали опешившему приезжему.


— Ну что же вы так торопитесь! Только сегодня оставили свои вещи и сразу нам звоните?! Должно немного времени пройти. Если вашу сумку найдут и отдадут дежурному по станции, только тогда нам ее привезут. Позвоните нам через пару-тройку дней, — сказал женский голос по телефону.

Через три дня тот же голос сообщил радостную весть: “Да, есть такой. Возьмите с собой паспорт и приезжайте. Знаете куда? Станция “Университет”, на втором этаже”.

Каждый день сюда, в маленькую комнатку с зелеными стенами, спешат курьеры. Со всех станций метрополитена они везут сумки, зонтики, шапки, мобильные телефоны, чемоданы...

— Ну вот смотрите, что принесли на днях, — компьютер. Как его можно было потерять? — удивляется главная хранительница забытых вещей Александра Монакова. Компьютер, точнее, системный блок и клавиатура на сегодняшний день самые дорогие экземпляры на складе. Рядом на полках стоят длинные ряды сумок. Еще понятно, как можно забыть маленькую дамскую (их тут штук 20). Можно еще оставить сумку средних размеров. Но как умудряются оставлять в метро целые чемоданы и баулы?.. А ведь и их здесь достаточно.

Старый магнитофон, футляр со скрипкой, огромное количество кошельков и даже несколько нераспечатанных пачек сигарет — нет такой вещи, которую нельзя не потерять. Глядя на все это, понимаешь: мир не без честных людей. Ведь находки не забирают себе, не выбрасывают куда подальше, а честно сдают работникам метро, которые потом и доставляют вещи на склад.

— Давайте начнем с того, когда конкретно вы свою кладь оставили в метро, — начала опрос моего знакомого хранительница Александра.

Так я выяснил: чтобы получить свою вещь обратно, фразы “отдайте мой чемодан” недостаточно. Тут работают серьезные люди, им не до шуток. Пострадавшего прежде всего спрашивают, когда конкретно и на какой линии он оставил свои вещи в метро. Далее идут вопросы о том, как выглядело то, что вы оставили.

— Чемодан. Большой, черный. На боку надпись “Аэрофлот” белыми буквами, — пыхтел от напряжения мой знакомый.

— Так, хорошо. Есть такое. А что внутри чемодана? — продолжала “допрос с пристрастием” сотрудница бюро находок.

Тут тоже нужно вспоминать все досконально. Если костюм у вас там лежит, то какого цвета и что может быть в карманах. Пока мой знакомый перечислял все свои вещи, женщина сверяла его ответы, прямо как на контрольной, по бумажке. Наконец процесс опознания закончился, и хранительница вынесла вердикт: “Чемодан ваш”.

— Кстати, откуда вы знаете, что в нем было? — спохватился вдруг растеряха. — Вы что, его открывали? Перебирали мои вещи?

— Ни в коем случае.

Сама хранительница ни в один чемодан, ни в одну сумку и не заглянет даже. Когда ваш баул найдут в метро, то первым делом вызовут милиционера. Все уже пуганые — знают, что сумки, оставленные без присмотра, могут взрываться. Только когда милиционер поймет, что ничего опасного внутри нет, то приступит к осмотру. Содержимое актируется и записывается, чтобы потом владелец не мог предъявить претензий: мол, у меня там миллион американских “рублей” лежал.

Составленный милицией акт вместе с сумкой доставляют на склад. Сверяясь с ним, Александра и “допрашивает” пострадавших.

— У нас тут все без обмана. Бывало, люди теряли кошельки, в которых лежало по 40000 рублей. И что? Эти кошельки находили и приносили нам! Есть еще честные люди! — говорит она.

Кстати, если среди вещей вдруг обнаружатся документы или, например, банковские карточки, то их на склад не отправят. Искать их придется уже в милиции. Точно так же на складе не хранится и оставленная в метро еда.

Особая статья пропаж — мобильные телефоны. Их теряют “пачками” и “пачками” же приносят на склад. Если сумку еще как-то можно идентифицировать, то с техникой сложнее. По словам хранительницы, бывает, что за одним телефоном приходит несколько человек:

— Например, телефон падает на пути, и до самого вечера, пока не снимут напряжение, за ним никто не может спуститься. Понятное дело, что его увидят многие. И начинается: мол, потерял телефон такой-то, черного цвета на такой-то станции. Вроде все верно. Но мы все равно требуем документ именно на этот аппарат. Бывают случаи, когда телефон был куплен с рук, и документов на него нет. Тогда стараемся проверить по-другому. Проколов и ошибок пока не было.

Сколько существует в Москве метро, столько работает и склад. Но сегодня приносят намного меньше забытых вещей, чем раньше: нашедшие стали чаще забирать вещь себе.

— Точно так же не все приходят к нам за вещами. Примерно 40% находят хозяев, а остальные отправляются в госфонд, — говорит Александра Александровна.

Остаются невостребованными и женские сумки, и меховые шапки, и огромные баулы, набитые вещами. Кто их потерял, почему — неизвестно.

— Если, например, на чемодане есть бирка с телефоном владельца, мы обязательно постараемся связаться с человеком. Многие за такой сервис нас потом благодарят, — рассказывают на складе.

У Александры — железные нервы. Целый день приходят люди, целый день практически не умолкает телефон.

— Под конец рабочего дня нет желания со злостью бросить трубку? — спрашиваю ее.

— Да что вы! Я всю жизнь работаю с людьми, привыкла, и моя работа мне очень нравится. Все люди, все могут что-то потерять. Я сама как-то забыла свои вещи в автобусе. Так что, если и с вами случится сей казус, обращайтесь, — говорит на прощание хозяйка склада забытых вещей.




Партнеры