Приключения спецсигналов в Москве

С “мигалками” начали бороться 49 лет назад

24 августа 2006 в 00:00, просмотров: 379

В 1894 году один из журналов опубликовал забавный факт: некий велосипедист-оригинал ездил по городу на своем двухколесном “ровере”, посадив на руль дрессированного попугая, который громко кричал: “Пр-рочь с дороги! Пр-рочь с дороги!..” Пожалуй, это можно считать первым в истории случаем использования спецсигнала на “самодвижущемся” колесном агрегате.


С тех пор прошло более века. Но изобретательность людская по части создания все новых звуковых и световых “штучек” на автомобилях и мотоциклах не знает границ. Как, впрочем, нет предела попыткам автоинспекции ограничить их использование. Так, первое решительное наступление на чересчур расплодившиеся в столице машины со спецсигналами было предпринято еще летом 1957 года. Некоторые подробности этой эпопеи можно узнать из документов, хранящихся в Государственном архиве РФ.

Проба пера

13 июля на совещание к министру внутренних дел СССР Н.Дудорову собралось все руководство Отдела регулирования уличного движения (ОРУД) УВД Москвы во главе с его начальником — комиссаром милиции 3-го ранга Л.Маловым. Министру представили подготовленный орудовцами документ, где перечислены самые популярные “навороты”, которые были в моде во времена наших отцов и дедов (некоторые из них популярны и сегодня):

“В городе Москве на легковых автомобилях установлено множество различных опознавательных знаков в виде дополнительных фар с желтым и белым светом, окраски подфарников, окантовки номерных знаков светлыми металлическими рамками, изображение на ветровом стекле всевозможных знаков с номерами. На отдельных автомашинах приспособлены сигналы типа “сирена”. Наличие подобных... опознавательных знаков на автомобилях не предусматривается какой-либо необходимостью и лишь преследует цель преимущественного проезда, причем нередко по резервным зонам и осевым линиям улиц... Такие автомобили двигаются с нарушениями Правил, подают сигналы без крайней к тому необходимости и нередко создают опасную обстановку…”

Впрочем, некоторую часть машин снабдили спецсигналами на законных основаниях. Эти легковушки перевозили “представителей властных структур”. Много ли таких было в городе? Министру Дудорову на стол положили список автомобилей, имеющих право на дополнительные фары (в то время — главный вид спецсигналов). Всего в нем значилось 117 лимузинов “ЗИЛ-110” и “ЗИМ”, принадлежащих “элитным” автобазам, обслуживавшим Советы Министров СССР и РСФСР, Управление делами МК и МГК КПСС, ЦК ВЛКСМ, Министерство обороны… В упомянутый список не попали, однако, “самые-самые первые лица страны” — те, кого обслуживали машины с автобазы Управления делами ЦК КПСС: они вообще не подлежали никакому обсуждению. Хотя информация о “моторах” из кремлевского гаража была засекречена, однако их примерное количество можно вычислить. На персональных лимузинах со спецфарами и сиренами ездили секретари ЦК КПСС, члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС: Хрущев, Фурцева, Суслов, председатель Президиума Верховного Совета СССР Ворошилов, министр обороны маршал Жуков, заместитель председателя Совмина Косыгин, председатель КГБ Серов… В общей сложности таких руководителей партии и правительства, постоянно работавших в Москве, насчитывалось тогда 28 человек, и, естественно, у каждого из них — черный “ЗИС” со спецсигналами. Плюс несколько резервных авто. Получается, что на автобазе Управления делами ЦК в общей сложности находилось штук 35 “эксклюзивных” лимузинов. Итого по Москве “образца 1957 года” разъезжало на законных основаниях около полутора сотен автомобилей, снабженных спецсигналами (не считая, конечно, машин “скорой помощи”, пожарных и прочих оперативных служб — а только к милиции и КГБ в городе было приписано около 500 авто). Меры же борьбы с “разгулом” незаконных спецсигналов на московских машинах, предложенные орудовцами, выглядели весьма радикально. Они были утверждены распоряжением министра внутренних дел №230с от 17 июля 1957 года:

“1. Запретить в городе Москве установку на легковых автомобилях каких-либо дополнительных фар, прожекторов, цветных подфарников, не предусмотренных заводами — изготовителями автомашин, а также окантовку номерных знаков и применение других отличительных обозначений, а имеющиеся снять...

2. Оставить в виде исключения дополнительные передние фары на легковых автомобилях согласно прилагаемому списку.

3. УВД исполкома Мосгорсовета пересмотреть все разрешения, выданные на установку сигналов типа “сирена”…

Предупредить водительский состав автомобилей с сигналом “сирена” о пользовании этим сигналом в исключительных случаях и лишь при крайней к тому необходимости. Водителей, не выполняющих этих требований, привлекать к строгой административной ответственности”. Кому же было разрешено “в виде исключения” щеголять престижными “отметинами” на своем авто? Не считая трех десятков “неприкасаемых” партийцев из ЦК, предлагалось оставить на всю Москву лишь 25 персональных авто, снабженных спецсигналами — белой (блестящей) металлической окантовкой номерных знаков и дополнительными передними фарами. Н.Дудорову был представлен на рассмотрение поименный список счастливчиков: секретари МК и МГК КПСС; председатели Моссовета и Мособлсовета; председатель Госплана и его заместитель; председатель ВЦСПС; министр иностранных дел; секретарь ЦК ВЛКСМ; генпрокурор и некоторые маршалы Советского Союза; управляющий делами Совмина…

Дудоров решил дополнить предложенный список и собственноручно вписал туда еще 14 представителей “силовых ведомств”: трех своих замов по МВД СССР; министра внутренних дел РСФСР и начальника Главного управления милиции МВД СССР; четырех зампредов КГБ; начальника 9-го управления КГБ (занимавшегося охраной высших партийных и государственных деятелей); начальника УКГБ по Москве и Московской области; замминистра обороны. А вот начальники УВД Москвы и Московской области вовсе не попали в список! Впрочем, не прошло и двух недель, как “вдогонку” к распоряжению №230с был подписан 30 июля министром Дудоровым другой документ — под №241с:

“В частичное изменение распоряжения МВД СССР №230с от 17 июля 1957 года “Об упорядочении применения дополнительных знаков и сигналов на автомобилях в гор. Москве” пункт 2 указанного распоряжения отменить”. Так 37 “избранников” лишились права пользоваться на своих машинах спецсигналами. Можно догадаться, чем была вызвана столь быстрая корректировка “лимузинового закона”. Наверняка десятки чиновников высокого ранга оборвали телефон Дудорова, высказывая ему свое негодование и требование разрешить им прежнюю лихую езду по городу. “Почему вот ему и ему можно, а мне нельзя?!” Министру эти склоки надоели, и он одним росчерком пера вообще извел под корень все исключения из строгих правил об использовании спецсигналов. Отныне они сохранялись (если не считать оперативные машины и авто экстренных служб) только на лимузинах кремлевского гаража.

Ну а как же прочие “важные персоны”? Для них сохранялся единственный способ прокатиться по городу с ветерком, не обращая внимания на светофоры и уличную разметку, — вызвать заранее милицейскую машину сопровождения и торопиться вперед под прикрытием орудовцев. Хлопотно. Не столь эффективно. Поэтому столь жесткие правила, ограничивающие использование спецсигналов, реально просуществовали совсем недолго. Жить без исключений нам, видимо, никак нельзя! Что, кстати говоря, доказывает и новейшая история.

Ба, знакомые все лица!

Ведь и в наши дни идет борьба с авто, “заряженными” спецсигналами. Надо заметить, что в ряде случаев это откровенная профанация. Скажем, с незаконно установленными “мигалками” и “крякалками” на депутатских “членовозах” войны нет никакой: рядовым гаишникам сверху дана установка не трогать парламентариев, а то обиженные “думцы” перестанут принимать угодные ГИБДД поправки в законы. Зато рядовых автомобилистов инспектора карают нещадно — во время спецопераций конфискуют по полсотни спецсигналов в день (всего, по оценкам ГИБДД, по столице колесит свыше 4000 нелегальных спецсигналов). Правда, в число пойманных входят и любители тюнинга, увешивающие свои машины разноцветными мигающими форсунками омывателя лобового стекла или нестандартными фонариками подсветки номеров.

С одной стороны, сравнивать синюю лампочку в “писалке” с проблесковым маяком глупо (все равно что сравнивать “Запорожец” и “Порше”), но не стоит забывать, что подобные украшения весьма негативно влияют на дорожную безопасность — любители подобного тюнинга, дабы их “модные” синие габариты лучше было видно в темноте, предпочитают не включать ближний свет. К чему это может привести, объяснять не нужно... К счастью, после того как законодательство приравняло тюнинговую иллюминацию к спецсигналам, любителей превращать машину в мигающую гирлянду заметно поубавилось, ведь за это можно лишиться водительских прав на срок от полутора до двух лет!

Впрочем, даже серьезные проблемы с законом не отпугивают автомобилистов от прилавков с “мигалками” и “крякалками”. На автомобильных рынках приобрести такой VIP-комплект можно за 10 тысяч рублей, и от гражданских покупателей отбоя нет. И если проехаться по Москве в будний день, то трели сирен напрочь заглушают надрывающуюся магнитолу — за час пребывания в пробке только на одной городской магистрали можно повстречаться как минимум с десятком обладателей “кря-кря”. А между тем Правительство РФ оставило в законе лишь 890 неразукрашенных автомобилей, на которые могут быть установлены мигающие и голосящие символы власти (сюда входят машины чиновников правительства, аппарата президента, ряда представителей парламента, высших судов (Верховного, Конституционного и Арбитражного), председателя Счетной палаты и Центризбиркома, руководителей исполнительной и законодательной власти регионов). Причем с каждым годом наблюдается тенденция к сокращению выдаваемых правительством лицензий на спецсигналы.

Но борьба с барскими замашками ведется не только на уровне Белого дома. В мае 2006 года Юрий Лужков подписал распоряжение, запрещающее московским чиновникам использовать спецсигналы в нерабочее время, а также без острой на то необходимости.


ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ

Россия, пожалуй, непризнанный лидер по количеству “мигалок” на автомобилях государственной элиты. А вот, к примеру, власти Великобритании, Бельгии, Германии, Испании не имеют ни одной мигалки. В Канаде проблесковым маячком увенчана лишь крыша автомобиля премьер-министра. В Польше спецсигналами “коронованы” четыре машины: президента, премьер-министра и председателей обеих палат парламента. На всю Южную Корею приходится одна “мигалка”. В Эфиопии “излучают” только машины президента и премьер-министра. Китайская номенклатура, по сравнению с нами, тоже немногочисленна — всего 100 “мигалок” на всю Поднебесную.


КСТАТИ

В апреле этого года в Госдуму был внесен законопроект о сокращении числа авто со спецсигналами до восьми штук (не включая машины оперативных служб). Согласно документу спецсигналы могут быть установлены на транспорте Президента России, премьер-министра страны, спикеров обеих палат парламента, председателей Верховного, Конституционного и Арбитражного судов и генпрокурора. Этот законопроект не нашел отклика в сердцах депутатов.


СПРАВКА “МК”

Количество автомобилей, имеющих право на спецсигналы

1980 год 124 шт.

1998 год 1400 шт.

2001 год 1850 шт.

2002 год 650 шт.

2005 год 890 шт.




    Партнеры