Что у вратаря под майкой

Эльвира Тодуа: “Представляете, если я надену комбинезон и встану в ворота? Это же, извините, порнография”.

25 августа 2006 в 00:00, просмотров: 233

Честно говоря, я не знаю — может ли остановить коня на скаку или войти в горящую избу основной голкипер молодежной сборной России Эльвира Тодуа... Но как эта девушка-вратарь охраняет ворота нашей национальной команды! Думаю, некоторые игроки-мужчины могли бы походить на матчи и поучиться. Хотя судьи к хозяевам проходящего в России чемпионата мира, прямо скажем, неблагосклонны — ни истерик тебе, ни бросания с кулачками на боковых арбитров... Волосы в тугой пучок затянула, нервы в кулак зажала и вытягивается в струну, отбивая хитрый, со смещенным центром тяжести мяч подальше от линии ворот.


Сборная России пробилась в следующий этап чемпионата мира. В рещающем матче (1:1) с Австралией Эльвира Тодуа была признана лучшим игроком.

— Эльвира, у тебя откуда такая прыгучесть?

— Не знаю даже. Люди в гимнастику идут, а я, наверное, поэтому и встала в ворота, что нравится прыгать и ловить.

— Да уж, тебе с такой пластикой в гимнастику бы.

— Нет-нет-нет, что вы... Я спортивной гимнастикой занималась, ударилась о бревно и больше туда не ходила.

— Но в футболе можно удариться о штангу.

— Ну, это уже привычно.

— Говорят, у тебя папа был вратарем?

— Он в гандбол играл. А вот его родной брат, средний в семье, действительно был вратарем, причем в большом футболе. Вряд ли моя прыгучесть от него. Просто я в детстве четыре года занималась баскетболом, все развитие, думаю, пошло оттуда: прыжки, постоянное вытягивание, реакция опять же. Нас тренер ставил у стенки и с силой бил мячом, чтобы мы учились уворачиваться.

— Когда мячи ловишь — “привет маникюру”?

— Я его и не делаю. Но знаю девчонок-подруг, тоже вратари, которые аж стонут, когда ногти ломают. Это же, сами представляете, какая боль.

— Руки отбиваешь?

— Бывает, что неудачно попадает. Мячи сейчас вообще сильно виляют. Видели, наверное, на чемпионате мира? Вратарь выпрыгивает, а мяч уходит в сторону и за спиной попадает в ворота. Мне так бразильянки штрафной били: мяч вильнул, хорошо успела локоть выставить — отбить.

— Мне кажется, женский футбол намного жестче мужского. Или, может, уровень судейства был низкий?

— Две игры нас не особо хорошо судили. Лену Данилову как бьют! Она закрывает мяч корпусом, идет откровенный толчок в спину, Лена падает. Раздается свисток, судья подбегает и показывает “вне игры”. Как там может быть вне игры, если защитник был за спиной? Таких моментов в Питере было много. Я уже рукой махнула. А что мне, стоять в воротах и беситься? Ну ладно, Новую Зеландию мы пару раз простили и себе столько моментов привезли.

— А ведь у Новой Зеландии уровень-то пониже.

— Да там уже по первому тайму было видно — кто что из себя представляет. Только нас физические кондиции подводят. У нас в клубе выкладываешься, потом в молодежной сборной, потом в национальной. По три круга нас крутят. А там девочка приехала из сборной — два-три дня отдыхает.

— Там вообще говорят, что девчонки в футболе огромные деньги зарабатывают...

— Насчет денег не знаю. А вот в плане условий — да, там все условия созданы. В Германии женский футбол на мужском уровне. Иногда мне кажется, что он даже выше: денег не жалеют, все силы вкладывают, несколько лиг, в каждой из которых еще лиги. Полтора миллиона девушек занимается. А у нас — полторы тысячи. Чувствуете разницу? Немцы могут несколько абсолютно равноценных сборных создать на несколько поколений. А у нас одни и те же играют — конкуренция все равно не та.

— Как думаешь, что надо, чтобы в России поднять женский футбол на мужской уровень?

— Можно и не на тот же. Хотя бы пусть противоположный пол относится к нам нормально. За рубежом ведь как? Футбол — это футбол, и какая разница, кто играет. А здесь что получается — мужчины в России только и говорят: не женское это дело...

— Год назад предложили форму футболисток сделать сексуальнее, чтобы мужчин на сектора привлекать...

— Это наши футбольные руководители из ФИФА повеселились. Думаю, просто пошутили.

— А вообще такое предложение можно рассматривать?

— Нет! Это же не волейбол, где мужчины в шортах, а женщины в обтягивающих майках. Или баскетбол, где девчонки в комбинезоны оделись. Представляете, если я такой комбинезон надену и встану в ворота? Это что, футбол? Это, извините, просто порнография какая-то.

— На мужских матчах принято майками обмениваться. Получается, вы ничем не обмениваетесь?

— Да никаких проблем, конечно, обмениваемся. Мы когда чемпионат Европы выиграли, майки сразу на трибуны побросали. У нас же под футболкой топики, все главное закрыто. Другое дело, что у мужчин на каждую игру два-три комплекта. Если порвал, ему с лавки тут же новую дают. А у нас официальная — одна. Если что-то случится, будешь так доигрывать. Ко мне тренер вратарей Новой Зеландии подошел, говорит, что его девчонки хотят майками со мной обменяться. Пришлось ответить: “Я могу вопрос этот решить после завтрашнего матча. Сейчас мне нельзя официальную форму отдавать — только тренировочную”.

— С кем еще из заграничных команд поддерживаете хорошие отношения?

— Общаться сложно. Вон Лена Терехова знает английский — она общается. Понимаете, в Европе английский в ходу, а нам надо специально учить. Но времени нет. Два раза в день тренировка. Днем приходишь — только бы поспать. А вечером надо и постираться, помыться, поужинать — не до английского.

— Некоторые еще и замужем. Ты вроде бы тоже...

— Я?! Нет.

— А мне сказали, что замужем.

— Ну вот, без меня меня сватают. На самом деле и семья, и работа — для нас проблематично. Но некоторые выдерживают и это.




Партнеры