Надковерная борьба

В Москву уже заехал чемпионат Европы среди “художниц”

18 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 268

“У вас есть кумир?” — вполне дежурный и обычно никчемный вопрос не застал гимнастку Веру Сесину врасплох. “Алина Кабаева”. — “Но обычно кумирам стараются подражать, а не побеждать их?” Тут Вера вынуждена была смущенно улыбнуться...

Россия вместо Португалии

Их подставила ситуация. Три сильнейшие гимнастки, а места — два. Алина Кабаева, Вера Сесина, Ольга Капранова — на протяжении нескольких месяцев они выясняли, кто же достоин максимума. Причем не победы, а всего лишь права выступать на чемпионате Европы. Сил было потрачено немало. 5-кратная чемпионка мира Капранова нынче готовится к другому важному старту, но — будущему. Сесина и Кабаева вновь будут выяснять отношения, теперь уже на чемпионате Европы по художественной гимнастике, который начнется в Москве 22 сентября.

“Вы, русские, все можете сделать и в последний момент, и в любые сроки — поэтому вот вам пять месяцев подготовки, чемпионат ваш”, — это известие было весьма приятно нашему гимнастическому уху. Не готова Португалия? Но мы-то готовы — в прошлом году провели чемпионат на таком уровне, что все ахнули. А восхищение, как известно, придает новые силы.

Групповые проблемы

Пресс-конференцию перед чемпионатом решено было традиционно провести в Новогорске. В назначенное время перед собравшимися появилась только тренер по групповым упражнениям Валентина Иваницкая. Профессионал высочайшего класса, она была предельно честна в характеристике ситуации, которая складывалась с групповыми упражнениями российских гимнасток в последнее время:

— Да, все непросто: группа — это пять человек, у кого-то травма, у кого-то лишний вес, а кто-то — не очень хорошо относится к делу, приходилось расставаться. А мы ведь не только выиграли две Олимпиады, но и не проиграли за это время ни одного чемпионата Европы, ни одного чемпионата мира, и об этом все время помнишь. Потому что не имеешь права сдавать позиции. Так интенсивно мы не работали никогда. Но если задаться благородной целью — и восемь часов в день использовать плодотворно, то можно выйти из положения. Мы сейчас выходим с честью. Тяжело, но — раз-два, и все вроде закончено, а ведь две гимнастки ушли из команды в ноябре, две в феврале. Значит — все начинай сначала.

Я мечтаю сегодня второй ковер (то есть еще пять человек, выступающих вторым номером) сделать не хуже первого, чтобы и конкуренция была, и замена в любой момент. Сегодня единственная и главная общая конкурентка в команде — работоспособность. Чья выше? А потренируйся четыре часа подряд, а отдай все силы для всех — когда кто-то скисает, сразу видно. Он и уходит.

Валентина Алексеевна уверяла, что групповые упражнения — это почти игровой вид спорта. Не футбол, конечно, но все же…

— Представьте на секунду, какая отточенная синхронность должна быть, какое взаимопонимание. Предметы летают туда- сюда, отвлекаться невозможно, подвести невозможно, а любопытство все равно бывает сильнее других чувств — у нас девочки любят бросить предмет и смотреть: как он там летит? Провожать глазами. А ей в это время уже в лоб летят булавы.

И вообще группа — это и групповые проблемы. Это сложно. Но вот гимнастки, которые не в группе, — один на один с предметом. И я с ужасом обычно на это смотрю: не качнись, не дрогни. Недаром балеринам в пример художниц ставят: ты ходишь на носочках, и тебе тяжело, говоришь — а вот попробуй предмет бросить, перевернуться, поймать, элемент провернуть, опять швырнуть куда-то — и все это улыбаясь…

Кто главная соперница Кабаевой?

Через час после начала пресс-конференции в зале появились “личницы”, как раз те, которые должны выступать под девизом “не качнись и не дрогни”. Кабаева, Сесина, главный тренер Винер. Пришли они прямо с тренировки и были то ли эмоционально выжаты, то ли, наоборот, крайне раздражены. Пару месяцев назад Ирина Винер очень образно рассказывала в том же Новогорске, как она пресекает нытье своих подопечных:

— Чтобы не было нытья этого, я говорю: “Не нравится? В спортивную гимнастику прошу: сальто на бревне с приземлением ноги врозь. Или в фигурное катание, в парное, чтобы на пять метров вперед тебя бросали — и темечком об лед. Или в синхронное плавание: на семь часов под хлорированную воду с закрытым носом — просто прелесть! Вот это нытье, роптание — это самое страшное, что может быть у человека. Роптать нельзя. Все у нас хорошо. И почему в прыжках в высоту, если поставил планку на метр, а прыгнул на 99 сантиметров, то прыжок не засчитан? Почему у нас, если мы не докрутили 20 градусов, должны засчитывать поворот? Ну почему? Ты докрути! Прыгни с запасом! Хватить ныть, делайте все точно”.

То ли точности не хватило на тренировке, с которой пришли звезды, то ли нытья было много, но главный тренер практически с ходу пригрозила, что если вопросов не будет, то она покинет пресс-конференцию вместе со своими подопечными. Затем, услышав весьма неожиданный, но, видимо, интересующий кого-то по профессиональному профилю вопрос про поезда (как гимнастки переносят путешествия?), ехидным голосом спела какой-то куплет из песни про странствия.

Вновь ставшая рядовой большой гимнастики Алина Кабаева (“когда ты спускаешься с пьедестала, нужно все начинать с нуля”) поделилась с журналистами традиционным выводом: “главная соперница турнира — я сама”. Была предельно лаконична, внутреннюю энергию не растрачивала, видимо, помня, что перед стартом кулаками и нервами не машут.

“Не всегда успеваем пообедать и поужинать”

Вера Сесина, как самая необстрелянная в этой компании, от вопросов скрыться не сумела, они ей и были заданы, почти как летящие булавы, — прямо в лоб.

— И все же, Вера: обычно кумирам стараются подражать, а не побеждать…

— Я не подражаю Кабаевой, просто многому учусь у нее. Это хорошо, что Алина вернулась, — она отличная гимнастка, мы тренируемся в одном зале, всегда можно что-то спросить, узнать. У меня бывало, что что-то не получается — я подхожу. Ведь часто даже тренер не всегда может объяснить, что нужно изменить, — потому что сам не может сделать элемент. А уж Алина-то с ее опытом…

— Судя по тому, какие вы пришли на пресс-конференцию, тяжело приходится?

— Очень тяжелые тренировки — вечером заканчиваем в десять, а утром уже в девять — снова в зале. Не всегда успеваем поужинать, не всегда пообедать — проблема лишнего веса, конечно, отпадает сама собой… Но, естественно, усталость накапливается.

— Сколько соревнований ты прошла уже в этом сезоне?

— Около двадцати соревнований — и все время в призах. Шесть лет живу уже в Новогорске. Сейчас во время подготовки даже не выходили никуда.

— А естественная усталость никогда не приводила к естественному желанию покинуть зал раз и навсегда?

— Были такие моменты, но буквально на несколько минут.

— За место под европейским солнцем пришлось бороться не только с Алиной, но и с Олей Капрановой…

— Если бы не было этого соперничества, то не было бы и нашего роста. Подстегивает любого, поверьте.

— Цитирую Ирину Винер: “Да, а Вера-то сразу поняла, что если не взяться как следует, то будет просто конец. Поэтому она безропотно тренировалась, что-то бубнила-бубнила себе под нос, но выходила и делала все как положено”.

— Вообще я об этом не знала. Я просто с начала сезона готовилась к большим соревнованиям, отрабатывала новую программу. И считала, что от меня требуется просто хорошая работа.

— И это все, что нужно для успеха? Но ты же говоришь, что тебе одно время не фартило. Не работала, значит?

— Два года назад был какой-то переходный этап — очень тяжело собраться, совладать с собой. Меняется характер, ты ко всему относишься как-то предвзято. Считаешь себя лучше всех.

А фарт — это сочетание удачи и труда. Ты должна трудиться, знать, что тебе нужно в жизни.

— Как ты думаешь, реально обыграть Кабаеву?

— Я об этом не думаю.

— А о чем думаешь?

— Самое трудное — выступить так, как я готова.

…Вот так. Оказывается: не спать, не есть, не выходить из дома, быть выгнанной с тренировки (а бывает и такое), работать в несколько раз интенсивней, чем балерина, — это все ерунда. Донести свое мастерство до назначенного времени, не растеряв ни крохи, — вот проблема.




    Партнеры