Родственные узы завязали в узлы

Кому в коммуналке жить хорошо?

20 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 256

В свое время коммунальные квартиры стали спасением для городов со стремительно растущим населением. В освобождаемые буржуями апартаменты вселялось по десять семей, и все были счастливы на общей кухне. Но это пережиток прошлого, а сейчас XXI век. В этом твердо уверены жители Щелкова и ни в какую переселяться в коммуналки не хотят.

Итак, по порядку. В конце декабря 2004 года глава администрации Щелковского района принял перечень домов, подлежащих сносу. А на их месте запланировал новые кварталы, торговые центры и много еще чего, даже бассейн. Но в предпраздничной суете до заинтересованных лиц — жителей сносимых домов — новость забыли донести. И жили они спокойненько в центре города, поддерживали свои ветхие дома, ремонтировали коммуникации своими силами, благоустраивали квартиры. Короче, вкладывали кровные копейки, получается, в никуда.

Семья Тогущаковых живет на Центральной улице в доме 15 в коммунальной квартире. Татьяна Ивановна вырастила здесь сына Вячеслава, тот женился, родился ребенок — и он, соответственно, давно живет своей семьей. Ведет раздельное с матерью хозяйство, живут каждый на свои средства. И не то чтобы враждуют, но считают, что родственников лучше любить на расстоянии. Это же сложно сделать, поскольку комнаты их проходные и даже разделить лицевой счет, чтобы платить за жилье раздельно, невозможно. Омрачал семейное счастье Тогущаковых и сосед под боком. Переселение, казалось бы, кстати, да не тут-то было. Тогущаковых снова отправляют… в коммуналку.

— Куда мы только не обращались, — жалуется Ирина Тогущакова. — Судом нас отправляют опять всех вместе на край города, где даже школы поблизости нет. Наша семья нуждается в улучшении жилищных условий, поскольку у нас на каждого члена приходится по 8 метров, а норма по Щелкову — 9. И согласно закону №260/2005-03 от 12 декабря 2005 года нашу семью можно признать малоимущей. Муж работает судебным приставом и учится в институте, я воспитатель детского сада, то есть оба трудимся на государство и купить никакое жилье не можем. У нас пятилетний ребенок. Но нас опять селят вместе со свекровью и соседом в коммуналку.

Семья Крюковых — в другой квартире, но в том же доме — старожилы. Обосновались здесь со дня основания дома в 1927 году, прикипели, так сказать, душой и здание аварийным совсем не считают. В 2005 году отремонтировали свою трехкомнатную квартиру, в которой обитает разросшееся семейство. Живут все вместе — мать, двое взрослых детей, один из которых уже успел обзавестись своим семейством и потомством. Но в тесноте, как говорится, не в обиде, здесь все свои.

8 июня 2006 года вечером в дверь раздался звонок, и некий гражданин, назвавшийся представителем ДЭЗа, предъявил предписание о срочном освобождении помещения в течение недели. После этого срока пообещали отключить свет, газ и воду. При этом никакого жилья взамен им не предложили.

Подождав месяц, администрация подала в суд на строптивых жильцов. Из искового заявления члены клана Крюковых, фактически три самостоятельные семьи, узнали, что им предназначена для проживания двухкомнатная квартира с жилой площадью чуть больше тридцати метров на окраине взамен трехкомнатной в центре.

Это лишь два примера из одного дома — в Щелкове под реконструкцию попадает весь центр. В выселенных домах сейчас обитают гастарбайтеры, а коренные жители должны радоваться выселкам, где нет никакой инфраструктуры.

Еще в 1966 году был заключен Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. В нем говорится, что государство признает право каждого на достаточное жилище и непрерывное улучшение условий жизни. В стране сейчас ведется политика по внедрению “Жилищной программы” и “улучшению демографической ситуации”, но это — на бумаге, а она, как известно, все стерпит.




Партнеры