Звезда и смерть калош

Куда девался фетиш профессора Преображенского?

28 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 574

Все мы помним слова профессора Преображенского из “Собачьего сердца” о калошах, украденных пролетариатом, и стихи Чуковского: “Мой милый, хороший, пришли мне калоши”!

Почему же такая дешевая, удобная и практичная обувь исчезла из нашей жизни, в которой то дождь, то снег, а плохие дороги так и не перевелись?

Это “МК” выяснил у бывшей сотрудницы знаменитого питерского завода “Красный треугольник”, заместителя гендиректора по производству Марии Никитиной.


— Мария Николаевна, как вообще правильно говорить — “калоши” или “галоши”?

— Изначально говорили “калоши”. “Род обуви, по обыкновению резиновой, надеваемой поверх туфель для предохранения от сырости и грязи”. В русском языке было слово “калоша”, которое обозначало нижнюю часть брюк, одежду от колена до ступни. Это позже калоши стали называть на французский манер: “галоши”, от латинского слова gallica — “галльская сандалия”.

— В 1905 году продукция нашего завода получила золотую медаль за качество на выставке в Лондоне, — продолжает Мария Никитина. — Наша обувь до революции награждалась на парижских выставках, смотрах в Вене, Филадельфии и Чикаго. Российские галоши стали частью экспорта. Их носили в Лондоне, Париже и даже за океаном.

Во время революции производство временно прекратили, продавали остатки со складов, тогда цены подскочили до небес. Каучуковую обувь можно было купить только на “черном рынке”. А ведь до революции калоши мог позволить себе любой — они стоили всего 2 копейки за пару. Качество галош заметно ухудшилось, шла борьба за количество. Впрочем, над рекламными лозунгами и плакатами трудились лучшие московские художники и авторы. В том числе Маяковский.

— Производство было сложным?

— Из каучукового полотна вырезали 12 деталей. В цехе сборки галошница их склеивала. Стоя у стола, она ворочала в руках тяжелую чугунную колодку: накладывала на нее подкладку, затем клеила верх, стельку, задник, бордюры. После этого галошу помещали в чашу с лаком, где она приобретала блеск. В заключение обувку вулканизировали. При высокой температуре каучук становится эластичным и прочным. Сверкающие галоши проверяли на качество, разделяли по парам и заворачивали в бумагу.

— Говорят, что галошницы из-за вредных паров клея страдали нервными заболеваниями?

— Возможно, из-за тяжелых болванок после работы у галошниц тряслись руки — ведь их не зря называли “трясучки”.

— Интересно, были какие-нибудь особые “модельеры по галошам”?

— В 50—60-е годы модельный ряд менялся раз в квартал. У нас был целый конструкторский отдел, 80 человек, плюс лаборатория — еще 60 человек. Были, например, галоши с “гнездом” для каблука, типа босоножек, без задника... Были ботики на каблуке, внутри каблук был из дерева, а отделка — из каракуля и шелка. Они продавались в 30-е годы и были у моей мамы.

В 50-е, когда обувь была слишком дорогой и люди носили одну пару круглый год, галоши стали товаром первой необходимости. Идя в магазин, люди часто выбирали, что купить — еду или галоши. Интересно, что после похорон Сталина все улицы были усыпаны потерянными галошами — они легко соскакивали, если кто-то наступал сзади на пятку.

В 70-е годы пара высоких галош стоила 1 рубль 5 копеек, а низких — 76 копеек.

— Почему же такая популярная обувка вдруг вышла из моды?

— Она никогда не выходила из моды! Просто в 60—70-е годы галоши продавались преимущественно в Узбекистан, Казахстан. Афганистан закупал у нас товар в огромных количествах. Куда их там девали, я не знаю, но именно поэтому на столичных прилавках их стало меньше.

А потом грянули 90-е с их приватизациями. Завод “Красный треугольник” был обанкрочен, как и аналогичный завод в Москве. Оборудование частично продано, уникальные колодки, сделанные из цветных металлов, переплавлены, а единственный в мире питерский музей галош с его редчайшей коллекцией уничтожен.

Сегодня уже не встретишь прохожих в галошах. А магазинов, торгующих резиновой обувкой, днем с огнем не найти. Но мы все же отыскали такой.

— Для дачников лучше галош обуви не придумали, тем более что стоят они чаще всего 60—100 рублей, — рассказывает главный технолог одного из предприятий Лидия Черноок. — Современные галоши выпускаются в нескольких вариантах: летние — из облегченной резины; более плотные, с рифленой подошвой, которая легко моется; из поливинилхлорида; и классические “азиатские” галоши из каучука — клееные, лакированные, с красной подкладкой.

— Какие галоши сейчас в моде?

— Традиционные бескаблучные галоши уходят в прошлое. Покупатели часто выбирают галоши с каблучком или на подошве.

Женские галоши обычно яркого цвета — желтые, зеленые, красные. Мужские — коричневые, черные или болотные. Детские — с рисунком.

Особенно высокий спрос на мужские высокие галоши на толстой подошве. Их покупают охотники и рыболовы. Они оснащены специальными шипами, чтобы не скользить. А вообще-то вместо галош сегодня многие выпускают резиновые сапоги на основе галош. Спрос на них гораздо выше, да и для повседневной жизни они больше подходят. Ходить по улицам в галошах многие стесняются.

Вполне возможно, что галоши скоро снова войдут в моду и их будут носить бизнесмены, олигархи и гламурные светские персонажи. Дело в том, что недавно несколько предприятий решили наладить выпуск специальных резиновых галош для дорогой обуви. Они будут стоить дороже обычных, упакованы в специальную коробочку со щеточкой и перчатками. За рубежом такая защитная обувь очень популярна, ее используют, чтобы не портить дорогие туфли. Посмотрим, может, и у нас она приживется…


ИЗ ИСТОРИИ КАЛОШ. Спустя три месяца после открытия фабрика выпускала тысячу пар в день. Прибыли были так высоки, что хозяин решил не публиковать годовой баланс, дабы не привлекать в бизнес конкурентов.

Калоши быстро вошли в моду, их носили в любую погоду. Люди скромного достатка надевали на валенки лыковые лапти-ступни, а кто побогаче — резиновые галоши. Зажиточные семьи “из простых” приобретали сразу по две пары, к женитьбе и для праздничных дней. О человеке в галошах балагурили: “Сапоги с галошами, а на дворе нет лошади”.




    Партнеры