В землю закопал и надпись написал

“МК” первым похоронил своего четвероногого друга на кладбище домашних животных

6 октября 2006 в 00:00, просмотров: 1286

Под грустно-философскую музыку Роберта Майлса крошечный квадратный гробик уезжал за черную шторку. И хоть на церемонии не было никого, кроме меня и ритуальщиков, и хоть никто не говорил скорбных речей и не лил слез, я не видела похорон печальнее этих. Может быть, потому что это были первые в Москве в прямом смысле слова... нечеловеческие похороны.

Кладбище домашних животных откроется совсем скоро на северо-западе столицы. Как именно москвичи будут провожать в последний путь своих любимцев, выяснил репортер “МК”. А заодно и стал первым клиентом “звериного” дома скорби.

Барсик был самым что ни на есть обыкновенным котом. Беспородным и хитрющим зверем, которого жизнь научила выживать в любых условиях. А еще жизнь научила его смотреть на прохожих таким невинно-просящим взглядом, что те были готовы отдать ему последнюю рубашку. Но Барсик предпочитал котлетки и колбасу.

При всеобщей любви он больше всего ценил независимость — жил в подъезде, гулял где придется. Именно пьяный воздух свободы сыграл с котом злую шутку. Неделю назад дети едва отбили его у ротвейлера, который рвал бедолагу на части, словно тряпку. Жильцы скинулись и отвезли еле дышавшего зверюгу к ветеринару. Но Барсик (а ему было уже не меньше 15 лет) так и не выкарабкался.

Одни жильцы предлагали похоронить его темной ночью в ближайшем лесопарке, другие — под кустом прямо возле дома. Пока спорили, я позвонила на кладбище домашних животных. Слезно просила достойно похоронить Барсика.

— Так мы же еще не открылись, — удивился директор Николай Раров. — И ни одно животное здесь пока не похоронено. Впрочем, так и быть, пусть ваш Барсик будет первым.

* * *

Через пару часов за Барсиком приехал катафалк — “каблучок” траурной раскраски с изображением животных. Трупик забрали и увезли в морг. Точнее, в особое помещение с морозильными камерами, которое есть на территории кладбища. Нам сразу объяснили, что хоронить здесь будут исключительно прах, потому любому четвероногому покойнику придется пройти процедуру кремации.

Как только были улажены все формальности, кота повезли на завод “Эколог” (там есть кремационные цеха). Есть два варианта — общая кремация и индивидуальная. В первом случае нашего кота сожгли бы вместе с другими животными, во втором — отдельно в специальной ячейке. Поскольку мы — единственные клиенты, выбираем второй вариант. Тут же нам предлагают вип-услуги — присутствие на кремации и видеосъемку всей полуторачасовой процедуры. Справедливо полагая, что Барсик не обидится, просим проводить его тихо, без экзотики.

Вскоре нам приносят все, что осталось от Барсика — горстка праха, помещенная в пластиковый контейнер. Поскольку емкость смотрится, мягко говоря, несолидно, решаемся еще потратиться на урну. Из десятков самых разных выбираем скромную фарфоровую, на крышке которой изображение кота, как две капли похожего на покойного. Урна, к слову, нам стоила 2 тысячи рублей. Но есть и дорогие экземпляры — в форме домиков, животных, гробиков и целых скульптурных композиций.

Что дальше? Церемония прощания. По большому счету, все как у людей: траурный зал, печальная музыка... За те скорбные 10 минут, что она звучала, я успела вспомнить, каким был Барсик при жизни (как однажды, подлец, нагадил прямо в подъезде), подумать о бренности бытия. Наконец на транспортной ленте прах уехал через окошко в стене. И перед нами снова встал выбор: захоранивать его в землю или поместить в колумбарную нишу.

В принципе, можно выбрать любую из 15 тысяч ячеек. Каждая ниша размером 29 на 37,5 см. Прах слона сюда, конечно, не влезет, но при желании всегда можно расширить ячейку. Сделать из двух одну. Что касается земельного участка, выбирайте в любой части кладбища.

— Если ваш кот был медалистом, в выставках участвовал, похороните его на Аллее героев, — предлагают работники кладбища. — Участка размером метр на метр вам вполне хватит. А в будущем можете сделать здесь семейное захоронение — поместить сюда останки других домашних животных.

Хорошо, что мы вовремя поинтересовались, во сколько все это обойдется. Оказывается, в отличие от человеческих кладбищ, где место покупается раз и навсегда, на этом погосте его берешь в аренду и ежегодно вносишь фиксированную плату. Последнее пристанище Барсика стоило бы 2,5 тысячи рублей в год за ячейку или 3 тысячи за участок. Обременительно, черт возьми! Мы впали в глубокое раздумье, из которого вывел голос служащего:

— Вы можете развеять прах своего любимца в Саду Воспоминаний.

В обнимку с урной отправились в самое красивое место на всем кладбище. Что-то вроде сада камней с крохотным искусственным прудом и лавочками. Приглядевшись, замечаю, что под камнями есть шахта. Сотрудники погоста поясняют, что развеивать прах нужно аккурат над ней. Ну вот и все. Прощай, друг! Желаем, чтобы твоя следующая жизнь была длиннее этой и в ней тебе повезло больше.

* * *

Что ж, если бы Барсик нас видел, наверняка остался бы доволен: таким похоронам и люди позавидуют. Рабочие погоста предлагают нам выбрать мемориальную плиту или заказать скульптуру кота. Но куда ее ставить? Место-то на погосте мы так и не арендовали. А идея установить памятник во дворе нашей многоэтажки явно не нашла бы понимания. Да и обошлось бы все это минимум в 500 долларов. Отказываемся и от другого предложения — сделать амулеты, медальоны и прочие памятные штучки с изображением покойного.

Жаль, что весь прах высыпали, а то можно было бы из него сделать бриллиант, — спохватились работники погоста. — Впрочем, это вам явно не по карману. А знаете, что вы вполне можете позволить? Виртуальный мемориал! В Интернете на нашем сайте появится страничка, посвященная вашему коту. Вы сможете выложить туда его фотографии, поместить истории о нем. А мы все это оформим подобающим образом, разукрасим траурными лентами, поставим виртуальный памятник.

Вообще в списке услуг планируется ухаживание за могилами, цветочное оформление места захоронения. Скорее всего на территории погоста откроется кафе, где можно будет проводить поминки.

Как оказалось, всю информацию о нашем Барсике (годы жизни, причина смерти, форма захоронения и т.д.) поместили в специальную базу данных. Сюда попадут все четвероногие “клиенты” кладбища домашних животных. В итоге, если хозяин через какое-то время забудет, где похоронен его любимец, сможет без труда освежить место в памяти. Если же могилу животного станут разыскивать посторонние, работники погоста выдадут всю информацию только с разрешения его владельца.

Директор приглашает прогуляться по кладбищу. По плану проектировщиков, здесь в недалеком будущем будет парковая зона — любой желающий сможет беспрепятственно бродить по аллеям, отдыхать на скамеечках, наслаждаясь видом. Правда, пока погост на парк мало похож: деревья, цветочные клумбы и кустарники только начали высаживать. Еще одна задумка руководства — построить на территории некрополя пансионат для животных и ветлечебницу. Соседство больницы и кладбища, по мнению Рарова, смущать хозяев зверюшек не должно.

— И очень прошу вас не сравнивать кладбище для животных с человеческим, — горячатся работники кладбища. — Это совсем несравнимые вещи. Как бы ни были привязаны хозяева к своим почившим питомцам, похороны не будут такими трагичными. И всех обрядов, которые полагаются усопшим людям, здесь проводить не станут. Понятно, что ни на 9, ни на 40 дней со дня погребения сюда приходить не будут. И уж точно никто не появится тут с букетом цветов на Пасху.

Кстати, в Штатах, где такие кладбища существуют давно, одно из воскресений сентября официально считается Днем памяти домашних животных. Не исключено, что такой день теперь появится и в России.


КАК ХОРОНЯТ В ЗООПАРКЕ

— На самом деле назвать это похоронами вряд ли можно, — говорит главврач главного зоосада страны Михаил Альшинецкий. — Если только животное умирает (не имеет значения, редкий ли это зверь или нет, крупный или мелкий, молодой или старый), его труп обязательно вскрывают. Даже когда причина смерти очевидна. Врач-патологоанатом полностью обследует труп. Если какой-то материал представляет научную ценность, мы отправляем его в зоологический музей. Это, к примеру, может быть скелет, череп, шкура. Затем труп помещаем в специальную морозильную камеру. Больше всего проблем с крупными животными, такими как слон. Их приходится расчленять. Но это не техасская резня, как можно было бы представить. Никаких бензопил, всем процессом занимаются зооинженеры. Как только в холодильной камере накопится достаточное количество трупов (примерно раз в три месяца), мы вызываем специалистов одной компании. Они доставляют тела в специальных машинах на люберецкий ветеринарно-санитарный завод “Эколог”. Уже там их кремируют — всех в одной печке. Прах мы не забираем и не захораниваем. Понятно, что многие зоологи привязываются к своим питомцам и переживают по поводу их смерти. Но к процессу захоронения все они относятся философски: никто из них самостоятельно похорон своим любимцам не устраивает.


А КАК У НИХ?

Не так давно археологи обнаружили на территории Америки древнейшее захоронение животных — оно относится примерно к 6500 году до н.э. Но если говорить о существующих ныне зоонекрополях, то пионерами в деле создания кладбищ для животных стали французы.

В 1899 году в северо-западном предместье Парижа появилось Cimetiere des Chiens (что означает “Кладбище собак”). Несмотря на название, помимо множества собак здесь нашли последний приют останки самых различных животных — от лошадей и обезьян до львов и рыб. Кладбище уставлено пышными памятниками в честь четвероногих любимцев. На входе в некрополь стоит памятник сенбернару Барри, умершему еще в 1814 году. Табличка гласит, что собака спасла в горах 40 заблудившихся и замерзающих людей. Среди тех, кто похоронен на “Кладбище собак”, — Рин Тин Тин, немецкая овчарка, сыгравшая в 22 фильмах кинокомпании Warner Brothers (говорят, продюсеры требовали, чтобы собака сама подписывала контракты, оставляя отпечаток своей лапы). В 1987 году французское правительство присвоило “Кладбищу собак” статус исторического памятника.

В США из тысяч ежедневно умирающих по стране домашних животных на специализированных кладбищах хоронят менее 200. Старейшее — созданное в 1896 году кладбище Хатсдейл в Нью-Йорке. В настоящее время в США насчитывается более 600 кладбищ домашних животных, из которых 400 представляют собой успешные бизнес-предприятия, сотрудничающие со “смежниками”, обслуживающими домашних питомцев (от салонов для четвероногих “новобрачных” до обучающих центров и ветеринарных клиник). Даже на некоторых человеческих кладбищах отводятся участки под могилы для животных.

В 1971 году в Западном Чикаго была основана Международная ассоциация кладбищ и крематориев домашних животных как некоммерческая организация, призванная способствовать развитию похоронного дела для животных.

В последние годы похоронных дел мастера перебрались в Интернет, создавая виртуальные кладбища домашних животных. Пользователям предлагается увековечить память о своих любимцах путем размещения душещипательных эпитафий. На страницах сайта Virtual Pet Cemetery можно прочитать трогательные истории про издохшую черепашку или про сбитого на дороге пса.

А другое кладбище, с 1947 года обслуживающее животных в районе Сан-Франциско, предлагает желающим совершить виртуальную экскурсию и посмотреть, скажем, на могилку крольчихи Пенни с эпитафией “Она никогда не знала, что она кролик”.





Партнеры