Мальчиш-кидальчиш

Родители разменяли сына на две новые семьи

12 октября 2006 в 00:00, просмотров: 263

В детдома попадают малыши, имевшие несчастье родиться у маргиналов — алкоголиков, бомжей, малолетних мамаш, которым самим еще нужна нянька. Эту, казалось бы, непреложную истину опровергает судьба Олега Мацуева из городка Благодарный Ставропольского края. У Олега есть и папа, и мама. Оба они — люди вполне благополучные и обеспеченные. Тем не менее мальчик уже год живет в приюте. Потому что его родители развелись и создали новые семьи. В которых не нашлось места для Олега.

Живой канат

Он мрачно глядит исподлобья и не хочет разговаривать. Много разных тетенек и дяденек промелькнуло перед ним за последний год. Но они все уходят домой, к своим детям, а он остается здесь, в приюте.

Поначалу Олег верил, что его заберет мама, — ведь когда-то они так хорошо жили вместе. Она водила его в секцию карате и в музыкальную школу, баловала подарками и ревновала, когда на выходные его брал отец. Отец тоже старался заслужить внимание сына — покупал радиоуправляемые машинки и водил в кафе. Родители перетягивали Олега друг у друга, словно канат. А потом папа потерял интерес к нему — появилась другая семья, новые заботы. Вскоре и мама занялась поиском мужа.

Олегу в тот момент исполнилось 10 лет. Матери стало не до него: мысли о новом замужестве целиком захватили ее сердце. Она перестала обращать внимание на то, что сын ничего не ел за весь день, плохо себя чувствовал или был расстроен. Мальчик пытался вернуть материнское внимание: хорошо учился, мыл посуду и вовремя ложился спать. Она этого не замечала.

О сыне вспоминала только тогда, когда он делал что-то не так. Своей детской логикой Олег определил, что чем хуже он себя ведет, тем больше времени уделяет ему мама. Конечно, она ругается и даже берется за ремень. Но, по крайней мере, не смотрит сквозь него, словно его и на свете-то нет. Олега понесло: замечания учителей, прогулы, воровство и мелкое хулиганство следовали одно за другим. Если что случалось в их маленькой провинциальной школе, первым делом подозрения падали на него, и часто они оказывались верными.

“Они меня обязательно заберут!”

Ольга Петрова, мама Олега, сама привела сына в Благодарненский социально-реабилитационный центр “Гармония” (так официально называется местный приют).

— Не справляюсь с ребенком, не слушается он меня, — объяснила она удивленной заведующей. — Возьмите его к себе, я напишу отказную.

— У вас что, совсем с деньгами плохо? — не поняла та.

— Нет, почему же, — обиделась мамочка. Она работает реализатором на рынке и, по местным меркам, считается настоящей бизнесвумен. — При чем тут деньги? Просто у вас Олегу будет лучше.

Олег покорно закивал и даже сам написал заявление: “Прошу принять меня в центр, так как мама выгнала меня из дома и мне негде жить”.

Но все равно он ждал. Родителей, бабушку, которой всего 46 лет, деда.

— Дедушка сейчас заболел, — говорил воспитателям в приюте Олег, — вот выздоровеет, и они меня обязательно заберут!

Завидовал, когда к другим детям приезжали родители, — даже опустившиеся алкоголики время от времени вспоминали о своих чадах. Олега же не навещал никто.

Первый раз мальчик убежал из приюта, когда мама по телефону пообещала приехать и не приехала. Олег в ожидании встречи не спал всю ночь, а потом сбежал. 20 километров шел куда глаза глядят, пока его не остановила милиция.

Когда руководство приюта пригрозило Ольге Петровой лишением родительских прав, она только хмыкнула:

— Алименты платить? Да ради бога! И права эти мне не нужны.

На суде она не появлялась. Зато на одно из заседаний пришел раздосадованный папа, Алексей Мацуев, — его тоже обвиняли в неисполнении родительских обязанностей. Отец попросил его дело закрыть, так как он забирает сына в свою новую семью.

“Отвела в приют — и все...”

Однако через три месяца Олег вновь оказался в приюте. На очередном судебном заседании о лишении отца родительских прав сотрудник ГАИ Алексей Мацуев разразился риторическими вопросами:

— Почему я должен расхлебывать то, что заварила его мамаша? Почему должен терпеть плоды ее воспитания? Я никому не позволю разрушать свою семью. Даже собственному сыну!

Выяснилось, что новой семье папы ребенок со сложным характером тоже мешал. Молодая жена запилила:

— Настоящий бандюк растет: курит, врет, деньги ворует. Привел на нашу шею… Смотри, еще маленького плохому научит.

Чтобы избавиться от напоминаний о старшем сыне, сейчас его отец вместе с семьей переехал в другой город. Алексей просил больше его сообщениями об Олеге не тревожить. Пусть что хотят, то и делают:

— Можете лишать родительских прав, мне все равно, — сказал он на прощание воспитателям Олега. — Мать легко от него отделалась, отвела в приют, и все! А меня уже несколько месяцев нервируют.

После возвращения из семьи отца в приют мальчик все время грозил броситься под поезд. Воспитатели за ним буквально по пятам ходили.

Сейчас Олег снова ждет. Теперь — что его заберут родители отца. Они, правда, ребенка тоже ни разу не навестили. Ссылаются на то, что старые, больные, а за шустрым мальчишкой глаз да глаз нужен.

— Я папку прощу, если он за мной приедет, это его новая жена не хотела меня держать, — шмыгает носом Олег. — А мать видеть не хочу и никогда ее не прощу. Зачем она меня отдала?




    Партнеры