ГУВД вышло на мобильную связь

Начальника столичной милиции общественной безопасности “допросили” читатели “МК”

24 октября 2006 в 00:00, просмотров: 375

Временно исполняющий обязанности заместителя начальника ГУВД Москвы, начальник милиции общественной безопасности... Слов в названии должности генерал-майора милиции Вячеслава Козлова много. Но не больше, чем вопросов, которые ему приходится решать. Милиция общественной безопасности — это и участковые, и ГИБДД, и ППС... Все те службы, что охраняют москвичей — в дороге, в доме, на футбольном матче или на концерте.

На прямой линии в “МК” читатели задавали руководителю МОБ разные вопросы. Даже о том, как он лично относится к проституции... Но все-таки больше москвичей интересовало, когда наконец в столице жить станет безопасно? И что для этого делает милиция?

О безопасности города

— Вячеслав Алексеевич, я слышал, что во время концерта Мадонны за порядком с воздуха следил дирижабль, это правда?

— Действительно, в структуре ГУВД Москвы создан авиаотряд специального назначения (АОСН). Пока в его составе 2 вертолета и 1 дирижабль. Как раз на концерте Мадонны дирижабль с воздуха следил за потоками зрителей и передавал на землю, как лучше организовать их проход, чтобы избежать давки.

— А что еще может авиаотряд? Может преследовать преступников на автомобиле, как показывают в боевиках?

— Не только может, но и должен, если надо. Но у вертолетов, как и у дирижаблей, могут быть разные задачи. Разница лишь в скорости, мобильности, вместимости — дирижабль двухместный, а вертолет рассчитан на 24 места. Может вместить целый отряд.

Например, если нужно скоординировать работу ГИБДД на МКАД в пятницу, когда там образуются большие пробки, подойдет дирижабль. Сверху данные передаются инспекторам, а они уже регулируют ситуацию на земле. А если необходимо выполнить более мобильные задачи, используются вертолеты. Авиаотряд работает практически со всеми подразделениями милиции. Может выполнять задачи угрозыска по слежению за преступником, поиску пропавших людей. Или помочь экологической милиции — пролететь над закрытой промзоной или частной территорией и обнаружить там хранение или слив вредных веществ. Еще с вертолетов ведется работа по обнаружению незаконных съездов-заездов на МКАД — т.н. тайных троп.


— Часто при совершении, например, убийств единственным “свидетелем” становится видеокамера. Почему бы не установить их побольше?

— Сегодня мы уже имеем 27 пунктов видеонаблюдения (ПВН), оборудованных 26 тысячами видеокамер. А как раз сейчас решается вопрос установки дополнительных систем видеонаблюдения в наиболее криминогенных местах города.

— А своих сотрудников вы можете проконтролировать? Проверить, чем они во время службы занимаются?

— Да. Сейчас на территории ЦАО, ВАО, ЮАО и ЮЗАО идет эксперимент по оснащению патрульных автомобилей техникой, с помощью которой мы можем проконтролировать местонахождение патрульных автомобилей, записать движение их маршрутов, посмотреть, каким путем патруль ехал к месту происшествия. Кроме того, эта техника позволяет вычислить маршрут движения угнанного автотранспорта, если он оснащен средствами спутниковых противоугонных систем.


— Мой дом стоит прямо рядом с рынком. После взрыва на Черкизовском усилена ли как-то безопасность московских рынков?

— После той трагедии было принято решение о проведении проверки организации охраны и принятии мер антитеррористической направленности на рынках и в крупных торговых комплексах. Сейчас она идет полным ходом. К рынкам и торговым центрам приблизили маршруты патрулирования нарядов милиции — для более оперативного реагирования.


— Какие места в Москве являются объектами повышенной опасности с точки зрения криминала?

— Наиболее криминогенными считаются все места массового пребывания людей — рынки, вокзалы, окраинные районы, парки. Все они включены в маршруты патрулирования нарядов милиции. Кроме того, 31 парк столицы патрулируется нарядами конной милиции. На дежурствах там задействованы девять кавалерийских рот. А вскоре московские власти планируют закупить еще один дирижабль, чтобы можно было более оперативно отслеживать ситуацию в городе.

О кадрах

— Я ищу работу и раздумываю, не пойти ли мне в милицию? Нужна ли для этого какая-то подготовка?

— Первоначальную подготовку наши молодые сотрудники проходят в специализированных учебных центрах. В Москве их три: два находятся непосредственно в городе — Учебный центр ГУВД и Учебный центр Управления вневедомственной охраны, еще один — Учебный центр УГИБДД — в г. Ивантеевке Московской области. Еще в структуре ГУВД есть 2 колледжа милиции, где можно получить среднее юридическое образование по специальностям правоведение и правоохранительная деятельность.

— Но в милиции зарплаты, я знаю, небольшие...

— Вы правы. К сожалению, ситуация на самом деле непростая. Но я уверен, вскоре она будет исправлена: планируется реорганизация органов внутренних дел. Так что приходите. А пока мы сами стараемся по возможности премировать личный состав: выписываем матпомощь, предоставляем дополнительные выходные.

— А бывает, что милиционеры, проработав год-другой и узнав всю милицейскую кухню, уходят в преступность?

— К сожалению, все бывает. Например, с начала этого года в московскую милицию было принято около 6,5 тысячи человек, 500 из них уже уволились по различным причинам. Остается только тот, кто осознанно выбрал нашу профессию. Но случаи ухода в криминал — единичные.


— Я учительница. Мне кажется, что милиция могла бы заниматься профориентацией в московских школах. Или искать себе смену в спортивных секциях...

— Вижу: наболело у вас. Я тоже считаю правильным начинать подготовку кадров со школьной скамьи. Важно своевременно и правильно направить подростка в будущую профессию. Этим занимаются подразделения кадров системы ГУВД и инспекции по делам несовершеннолетних. Но нам бы хотелось видеть в своих рядах хорошо образованную, воспитанную и здоровую молодежь.

О проституции

— Можно я не буду представляться?.. Как вы относитесь к идее легализовать в Москве проституцию?

— Плохо. Легализовать проституцию — значит признать свое поражение в борьбе с ней. Кроме того, ее легализация, на мой взгляд, противоречит исторически сложившимся нравственным традициям нашего общества. Лично я против этого.


О приеме по личным вопросам


— У меня есть к вам вопрос, но я не хотел бы решать это по телефону. Могу я прийти к вам на прием?

— Конечно, записывайтесь и приходите. Я принимаю граждан по первым и третьим средам каждого месяца.

— На что люди жалуются? И есть ли от этого толк?

— Жалуются и на волокиту, на нерадивость и черствость наших сотрудников... Ясно одно: если люди приходят к нам на прием, значит, действительно наболело и идти больше некуда. Поэтому стараемся всех внимательно выслушать и помочь.

— А если я пожалуюсь на сотрудников милиции, вы их накажете?

— По каждой из претензий в адрес наших сотрудников мы обязательно проводим проверки. Если факты подтверждаются, то прежде всего мы стараемся восстановить справедливость и строго наказываем виновных. Если же и наказание не помогает, то рассматриваем вопрос о том, насколько нам нужны такие сотрудники.




    Партнеры