“Тихий Дон” возвращается

Спасти последний фильм Сергея Бондарчука помог зубной врач

2 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 1485

Пару лет назад наш соотечественник Валерий Сурин, живущий сейчас в Италии, пошел к своему знакомому дантисту “починить” зубы. Чтобы развлечь клиента, зубной врач заговорил о своем приятеле — итальянском кинопродюсере Энцо Рисполи. Слово за слово выяснилось, что синьор Рисполи имеет прямое и непосредственное отношение к фильму Сергея Бондарчука “Тихий Дон”, снятому в 1991 году.


Между делом стоматолог поинтересовался у своего русского друга, не знает ли тот, как бы вернуть последнюю киноработу Мастера в Россию. Сурин примерно представлял себе как. Ведь еще одним другом Валерия был популярный телеведущий Владимир Познер, через которого можно было выйти на Генерального директора Первого канала Константина Эрнста, а через Константина Львовича — на родных Бондарчука. На следующий день Сурин получил от Рисполи приглашение на обед…

Историю съемок “Тихого Дона” и его возвращения в Россию “МК” рассказали сами участники этих необыкновенных событий.

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ И БАНКРОТСТВА

Карен Шахназаров, глава киноконцерна “Мосфильм”:

— На Пятом съезде Союза кинематографистов многие коллеги ополчились на Сергея Бондарчука за идею экранизировать роман Шолохова. Главным аргументом был такой: зачем, дескать, нужен еще один “Тихий Дон”, когда уже есть фильм, снятый Сергеем Герасимовым. Но у Бондарчука было свое видение романа…

Федор Бондарчук, сын Сергея Бондарчука, режиссер, актер, продюсер и телеведущий:

— Отец снимал свой “Тихий Дон”. Здесь можно было делать картину про страну, про народ, про казачество на фоне любви, а можно и про любовь на фоне изменений в стране. После изучения архивов отца, касающихся “Тихого Дона”, мне кажется, что для него главной была история Григория и Аксиньи. И он снимал историю любви.

Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала:

— Сергей Федорович так и не смог закончить работу над картиной. Перед самым началом монтажа продюсер фильма Энцо Рисполи объявил свою фирму банкротом. 160 тысяч метров отснятой пленки на долгие годы остались за пределами России. Чтобы разобраться во всех юридических тонкостях, надо быть бакалавром юриспруденции. Дело было в прямых долгах Рисполи, которые со временем перешли в иное качественное состояние. В результате авторские права перестали принадлежать банку и для нашего канала стало возможным вернуть “Тихий Дон” в Россию. Огромную помощь в этом оказали Министерство культуры и МИД России, “Мосфильм”, многие общественные организации. Даже лично президент Путин во многом содействовал этому процессу.

Ирина Скобцева, вдова Сергея Бондарчука, актриса, исполнительница роли Василисы Ильиничны Мелеховой:

— Сергей Федорович не раз говорил, что вся его жизнь — в кино. И неприятная история, произошедшая с “Тихим Доном”, в который он вложил всю душу и считал одним из главных своих фильмов, подорвала его здоровье и во многом ускорила его смерть. Мы с Федором и дочерью Аленой, сыгравшей в фильме Наташу, и раньше неоднократно предпринимали попытки вернуть картину. Для нас для всех безумно важно, что картину наконец-то увидят зрители.

Сергей Бондарчук (из итальянского фильма о фильме):

— Почему именно я снимаю именно “Тихий Дон”? Мало кто знает, что еще в рукописях этот роман у Шолохова назывался “Казачьи война и мир”. “Войну и мир” я уже снял. Так что все логично…

БОНДАРЧУК ЗА БОНДАРЧУКА: СЫН ЗА ОТЦА

Федор Бондарчук:

— За два дня до окончания съемок “9 роты” я стоял в окопе весь в пыли, и тут зазвонил сотовый. На проводе был Эрнст. Он начал издалека: “Ты стоишь? Сядь! Теперь покури, водички попей… “Тихий Дон” в России!” Я даже не сразу понял, что произошло… Монтировать фильм, снятый другим режиссером, всегда сложно. Вдвойне сложнее, если этот режиссер — твой отец. Тем более о режиссерском замысле папы я мог только догадываться по его рабочим записям. Потому что так получилось, что в период работы над “Тихим Доном” мы с отцом не общались. Я долго не мог подступиться к монтажу. На первую склейку решился только после месяца непрерывных просмотров отснятого материала. Показателен такой момент: первоначально мы смонтировали восемь серий, потом их стало девять, затем снова восемь… Оператор Сергей Астахов доснял панорамные пролеты над Доном, изменения времен года. Во многом фильм до сих пор смотрится современно, потому что у отца был молодой оператор Даниеле Наннуци, с которым они вместе работали еще над “Ватерлоо”, он обладатель “Оскара” за фильм “Иисус из Назарета”. И кинематографическая техника была в чем-то опережающей время.

Константин Эрнст:

— Федор относился к работе над подготовкой фильма к эфиру с необычайным уважением и пиететом. Очень долго настраивался. И я решил вопреки своему обыкновению не торопить создателей. Было принято решение, что сериал появится в эфире только тогда, когда Федор скажет: “Мы готовы”.

МИХАЛКОВ ЗА БОНДАРЧУКА: ДРУГ ЗА ДРУГА

Федор Бондарчук:

— Над дикторским текстом мы работали, исходя из черновых заметок отца, сделанных им на полях режиссерского сценария. В нашей смонтированной версии закадрового голоса стало даже больше, чем задумывал Сергей Федорович. Когда дело дошло до озвучания, мы с Эрнстом не сговариваясь пришли к выводу, что лучшей кандидатуры для чтения закадрового текста, чем Никита Михалков, нам не найти.

Никита Михалков, режиссер, актер, председатель СК РФ, голос за кадром в “Тихом Доне”:

— Я не мог отказаться от такого предложения. Семьи Бондарчуков и Михалковых связаны духовным родством. Федор — друг моего сына, я смею считать себя другом Сергея Федоровича. Я снимался у него в “Войне и мире”, работал в созданном Бондарчуком-старшим творческом объединении. Вступившись за него на печально известном Пятом съезде Союза кинематографистов, я был наказан и на долгие годы отлучен от активной работы в Союзе. Я ни секунды не сомневаюсь, что если бы Сергей Федорович был жив, закадровый текст читал бы он. И это — огромная ответственность заменить его. Мне помог сам текст Шолохова. Он настолько сочный и пронзительный, что на язык сам ложится. Озвучивать “Тихий Дон” — мало с чем сравнимое удовольствие.

Константин Эрнст:

— У Никиты Михалкова есть неповторимая интонация, понятная зрителю. И потом, он был единственный, кто поднял свой голос в защиту Сергея Федоровича на том самом съезде СК.

— Получил бонус, — улыбается в усы Михалков.

— Просто жизнь возвращает все хорошее, что мы когда-то кому-то сделали, Никита Сергеевич, — парирует Эрнст.

СНЕГ “ВЫПАЛ” ЧЕРЕЗ 15 ЛЕТ

Руперт Эверетт, актер, исполнитель роли Григория Мелехова:

— Я считаю, что в России немало актеров, которые могли бы талантливо сыграть Гришку. У нас с моим героем мало общего. Моя кандидатура — пожалуй, самый странный выбор. Но решения таких мастеров, как Бондарчук, не обсуждаются. Я провел незабываемый год в России. Хотя это была и дико тяжелая работа. Мне нравилось работать с Бондарчуком. Он — чрезвычайная личность, очень темпераментный человек. Иногда он был невероятно обаятельным, иногда — очень жестким, даже невежливым…

Дельфин Форест, актриса, исполнительница роли Аксиньи:

— При всей своей мягкости и интеллигентности Сергей Федорович мог посмотреть так, что становилось не по себе. Со мной он был особенно терпелив. Мы много говорили, обсуждая роль Аксиньи. Искали в ней в первую очередь страсть, сексуальность… Моя бабушка уехала в Италию в послереволюционные годы, когда из России уезжали люди, не согласные с политикой большевиков. Поэтому в детстве я часто слышала русский язык, он окружал меня постоянно. С Сергеем Бондарчуком я на пробах общалась по-русски, хотя многие слова и не выговаривала хорошо. Возможно, именно это подкупило Сергея Федоровича, и я была утверждена на роль Аксиньи. Хотя первоначально он планировал меня на роль Дарьи.

Федор Бондарчук:

— Немало сложностей было и с озвучанием. К счастью, все российские актеры, снимавшиеся в фильме, — Борис Щербаков, Владимир Гостюхин, Андрей Руденский, Наталья Андрейченко — озвучили себя сами. А среди тех, чьими голосами предстояло заговорить Руперту Эверетту, Дельфин Форест и Мюррею Абрахаму, сыгравшему Пантелея, проводился сложный кастинг. Мы выбрали Максима Суханова, Марину Зудину и Сергея Гармаша.

Дельфин Форест:

— Я помню, какая странная зима была в России, когда мы снимали фильм. Снега не было вообще. Однажды съемочную площадку засыпали искусственным снегом. А в сани, где сидели два актера, запрягли огромную сильную лошадь, чтобы она тащила воз по песку.

Федор Бондарчук:

— Сейчас этой проблемы нет. Есть компьютерные спецэффекты.

Премьера “Тихого Дона” на Первом канале 7 ноября после программы “Время”.





Партнеры