Демократию назвали кладбищенской

“Придут два человека и выберут преемника”

17 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 375

Госдума приняла во втором, решающем чтении закон, отменяющий порог явки на выборах всех уровней и референдумах. Сколько народу проголосует — столько и ладно. Заодно введено еще несколько новых правил, позволяющих власти рассчитывать на абсолютную управляемость и предсказуемость результатов судьбоносных для нее выборов 2007/08 года.


Нелегкая миссия отстаивать одиозные поправки с трибуны парламента пришлось их как бы автору, единороссу Александру Москальцу. Как бы автору — потому, что даже думские мыши знают: закон готовили и дорабатывали в Кремле. Москалец сделал все что мог.

Коммунист Валентин Купцов выступил против отмены порога явки: “Выборы только тогда являются выборами, когда выражают волю большинства. А теперь достаточно членам избирательной комиссии прийти к урнам — и все…” Его поддержал независимый депутат-“яблочник” Сергей Попов: “Против всех голосовать уже нельзя. Остается не прийти на выборы. Нет, теперь и так свой протест не выразишь — придут два человека и изберут… Это — правовое обоснование операции “Преемник!”

“У нас в Конституции записано право избирать и быть избранным, а не обязанность избирать”, — ответил г-н Москалец. А требования к явке, по его мнению, давят на граждан — мол, иди, а то сорвешь мероприятие… Он, видимо, забыл, что никаких мер, заставляющих граждан голосовать, в российском законодательстве не было и нет.

Другая поправка запрещает избираться тем, у кого не снятая и не погашенная судимость за тяжкие и особо тяжкие преступления (снимается она через несколько лет после выхода человека на свободу — если сидел), а также всех осужденных по экстремистским уголовным статьям. Что особенно интересно, к выборам решено не допускать и приговоренных к административному наказанию, хотя бы и штрафу, за “экстремизм”. “Имеется лидер какой-нибудь партии, которую нужно снять с выборов. Подбираются трое судей, которые его признают виновным в экстремистской деятельности, и все, привет семье”, — возмущался г-н Попов.

“Этот закон — путь к кладбищенской демократии, когда о покойнике либо хорошо, либо ничего!” — не унимался коммунист Купцов. Это он про норму, которая запрещает размещать в телеэфире разные агитматериалы, рисующие образ конкурента в негативном виде и рассказывающие о том, как будет плохо, если конкурента выберут. Москалец объяснил, что запрет на критику касается только роликов — а то польют тебя грязью с телеэкрана, и как потом отмоешься?

Единоросс Геннадий Гудков тоже пытался возражать — в частности, против разрешения снимать с регистрации за “неполноту” сведений, представленных в избирком кандидатом или партией: а кто границы этой самой “полноты” определил? Но коллеги г-на Гудкова по фракции слушать его не стали.

“Этот закон является именно продуктом своего времени”, — сказал в начале обсуждения Александр Москалец. Ни прибавить, ни убавить.




Партнеры