Москва — город Грозный

Чеченские разборки переместились в столицу

20 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 743

— Не дури, Мовлади, сдавайся!

— Я всех взорву!

Это были последние слова Мовлади Байсарова — бывшего командира чеченского батальона “Горец”, одного из руководителей охраны покойного президента Чечни Ахмата Кадырова. В субботу вечером его расстреляли при задержании на Ленинском проспекте, у дома 30. Сама операция была весьма шумной, можно сказать, демонстративной. Так обычно казнят в самой Чечне, по законам гор. От подобных “зачисток” — субботним вечером на правительственной трассе, на глазах множества свидетелей — оторопь берет. Похоже, горцы решили сделать Москву ареной для решения своих, сугубо внутренних конфликтов.


Подготовка к аресту Байсарова началась 14 ноября. В Москву прилетели шестеро сотрудников МВД Чечни. К поискам подключились оперативники московского Управления по борьбе с оргпреступностью. 15 ноября в правоохранительные органы поступила ориентировка на Байсарова. В розыск объявили “Мерседес-600”, на котором Мовлади передвигался по Москве. Байсаров узнал, какая шумиха поднялась вокруг его персоны, и принял меры. Он стал передвигаться по городу только на такси. И в свой последний день до того, как угодить в засаду, успел сменить несколько машин. По данным “МК”, свой путь к конечной цели — ресторану “Храм дракона” — чеченец начал от метро “Юго-Западная”. Следующий адрес — север Москвы.

Рассказывает зам. прокурора Симоновской межрайонной прокуратуры Ирина Бобинова:

— За злоумышленником следили в течение суток. Прослушивали его переговоры по мобильному телефону. В 16.20 на Шереметьевской улице он нанял частника и проехал сквозь город. Милиционерам стало известно, что Байсаров проследует на встречу со своим визави.

По словам одной из сотрудниц ресторана, примерно за 40 минут до происшествия у них был заказан столик на пять персон. Звонил человек с явно выраженным акцентом.

— Когда прозвучали выстрелы, а потом оказалось, что к столику никто не явился, мы подумали, что эти события между собою связаны.

“Заплачу 1500 рублей, мне надо на Ленинский”, — промолвил Мовлади. И сказал, что там, возможно, придется его подождать, а потом ехать в другое место. Водитель — обычный московский “бомбила” на “ВАЗ-2111”.

Вскоре “Жигули” остановились напротив ресторана. Мовлади открыл дверь, чтобы выйти. И тут в двух метрах от “Лады” со скрипом притормозил черный “Мерседес” Е-класса. Из иномарки вывалились пятеро парней с автоматами наперевес. Между ними и Мовлади завязался спор. А сотрудник УБОПа, 42-летний подполковник Андрей А. (фамилию по его просьбе не указываем) попытался нейтрализовать водителя.

“Я подскочил к передней двери, — рассказывал он позднее, — и увидел вжавшегося в сиденье мужичка. Он явно не понимал, что происходит. Тут же мелькнула мысль: если события будут развиваться по критическому сценарию, этот невинный человек может пострадать”.

А ситуация становилась угрожающей. Между чеченцами как раз состоялся диалог, приведенный нами вначале. Байсаров издал нечто, напоминающее боевой клич, его рука скользнула во внешний карман куртки и спустя мгновение оказалась уже над головой с зажатым в ладони предметом круглой формы. Это была самодельная граната, состоявшая из выстрела ВОГ-17 к подствольному гранатомету АГС-17 и запала УЗРГМ.

“Я буквально выдернул шофера из салона, — продолжил подполковник, — бросил на землю и закрыл собой”. Кстати, скромный офицер даже не стал рассказывать об этом следователю.

Оба омоновца, увидев гранату, отскочили в сторону. Дальнейшее происходило как в замедленной съемке. Вот Мовлади, согнувшись, вылезает из машины. В одной руке — граната, в другой — чека. Тут же один из бойцов дает по боевику короткую очередь из автомата. Байсаров оседает на землю. Граната падает рядом и катится по асфальту под днищем машины в сторону убоповца.

“Думаю, все, хана, — признается Андрей. — Граната оказалась буквально в полуметре от меня и водителя”.

К счастью, взрыва не произошло. Нашему офицеру и водителю просто повезло. Омоновцы тут же бросились к водителю, привезшему Байсарова на встречу. “Не трогайте, он гражданский”, — остановил их подполковник УБОПа.

Собственно, на этом операция завершилась. У Мовлади при обыске нашли целый арсенал. В кобуре — пистолет Стечкина на боевом взводе (с четырьмя магазинами), за поясом брюк — пистолет “Глок”. В машине осталась барсетка Байсарова, в которой лежали глушитель, еще один магазин с патронами и удостоверение сотрудника ФСБ Чечни.

За лентой оцепления собралось несколько десятков любопытствующих. Помимо журналистов и работников спецслужб это были жители окрестных домов и случайные прохожие, ставшие очевидцами события. Особняком выделялись несколько чеченцев. “Это наши внутренние ичкерийские разборки, — сказал нам один из них, Умар, ранее служивший в отряде Беслана Гантемирова. — Никому, кроме нас, их не понять, а значит, никому они не интересны”.


Игорь ПАНАРИН, Евгения БОРОДИНА

БАЙСАРОВ ЖЕНИЛСЯ РАДИ ПОДМОСКОВНОЙ ПРОПИСКИ

Любопытно, что Мовлади Байсаров в свое время ради прописки в московском регионе оформил фиктивный брак. А потом был выписан из Подмосковья по решению суда. Рассказывает житель Королева Антон.

— Моя мама прописала Байсарова 16 лет назад в нашу однокомнатную квартиру, для чего оформила с ним фиктивный брак. За взятку, разумеется, — деньги были нужны. Здесь он ни разу не появлялся, квартплату не вносил. В итоге уже после смерти матери моя тетя выписала Мовлади через суд. А местный отдел милиции даже объявил его в розыск. Теперь, видать, нашли.




    Партнеры