Митрополит-разрушитель

Владыка Гундяев как зерцало русского бизнеса

20 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 958

20 ноября митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу (Гундяеву) исполняется 60 лет. Этот юбилей наверняка будет отпразднован не менее пышно, чем в июне этого года 60-летие ОВЦС, который он возглавляет уже 17 лет. “МК” решил не отставать от писателей, политиков и общественных деятелей, которые приглашены и будут чествовать владыку Гундяева. Конечно, наше поздравление не претендует на то, чтобы осветить всю его бурную деятельность. Эта задача нам не по плечу. Но свою лепту в славное празднование мы все же внесем.


Прошло всего 10 лет. Казалось, еще недавно праздновали 50-летие неуемного владыки. Самая увесистая часть поздравительного адреса была преподнесена “табачному” митрополиту верными сотрудниками ОВЦС: “Поскольку Отдел внешних церковных сношений был в нашей Церкви единственной центральной общецерковной структурой, обладавшей достаточно большим и квалифицированным аппаратом, вы, по благословению Святейшего патриарха, приступили силами Отдела к созданию церковно-социальных программ. Существующие ныне при Священном синоде Отделы по религиозному образованию и катехизации, по церковной благотворительности и социальному служению, по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, Миссионерский отдел — берут свои истоки в Отделе внешних церковных сношений, и это, бесспорно, Ваша заслуга перед Церковью”.

Все это почти правда. Не упомянуты Издательский и Учебный отделы, которые в советское время были не менее мощными и организованными структурами. Но оба были разгромлены “табачным” еще в начале 90-х. Он не терпит конкурентов и жестко расправляется с ними. Владыка Гундяев все прошедшие 10 лет жестко контролирует синодальные структуры. Надеясь, что они, в свою очередь, станут фундаментом и опорой будущего патриарха. А кроме своей кандидатуры на это место митрополит Кирилл не видит никакой иной. Ничего, что подавляющее большинство этих отделов — чисто бюрократические структуры, создающие лишь видимость бурной деятельности. Важно другое — он кует кадры и расставляет их в преддверии выборов патриарха на ключевые места. Причем спешит.

Нам трудно тягаться в красноречии с церковными златоустами. Но все же отметим самые важные достижения митрополита Кирилла в области внешней политики Русской церкви. В 1992 году произошел раскол на Украине, который до сих пор не только не уврачеван, но продолжает углубляться. За 14 лет владыка Гундяев лишь несколько раз посетил Украину. Увы, безрезультатно. Украинская церковь Московского патриархата с катастрофической быстротой теряет приходы и прихожан. Не принесли результатов и попытки примириться с Греко-католической церковью Украины. Более того, за эти годы центр греко-католиков из Львова был перенесен в Киев. Русская церковь продолжает сдавать свои позиции в братской республике...

В новое тысячелетие владыка Гундяев вошел как первый в истории Русской церкви митрополит-миллионер. Но Церкви приходится пожинать печальные плоды. Весной 2006 года произошли два знаковых события. В Сан-Франциско Собор Русской зарубежной церкви принял резолюцию о воссоединении с Матерью-Церковью. При условии, что в Москве будет созван Поместный собор, в котором примут участие духовенство и миряне РПЦЗ. Но митрополит Кирилл оттягивает созыв Собора. Этой же весной под омофор Константинопольского патриархата, с которым насмерть испортил отношения владыка Гундяев, ушла Сурожская епархия. А это без малого 30 приходов в Англии — самая многочисленная зарубежная епархия...

…Немного истории. Осенью 1997 года митрополит был не столь опытен и более открыт. Гундяева искренне огорчали российские журналисты, которые тогда еще могли свободно писать о его финансовых проделках. В одном из тогдашних интервью огорченный владыка наивно заявил: “...Православная церковь, в отличие от многих светских структур, в принципе не заказывает за границей никакой гуманитарной помощи. Между тем в наш адрес постоянно поступают гуманитарные грузы. Это могут быть медикаменты, самое различное оборудование, однажды несколько сотен агрегатов для холодильников, в другой раз — партии оконных рам, наконец, сигареты или алкоголь. Конечно, их можно было бы вернуть дарителям или уничтожить. Однако как на ту, так и на другую операцию пришлось бы затратить немалые средства, которыми Церковь, увы, не располагает... И тогда с согласия правительства был найден выход: алкоголь и табак были переданы в распоряжение заинтересованных торговых структур, а часть вырученных средств этими структурами была возвращена в общецерковный бюджет. При этом правительство освободило Церковь от уплаты акцизных сборов...” Достаточно долго правительство не подозревало, что ОВЦС занимается теневым бизнесом, укрывая свои и доходы посредников от контроля государства.

В том же интервью, пытаясь обосновать коммерческую деятельность ОВЦС, он признавался: “...а как, собственно, выживать Церкви в нынешней реформируемой России? Вариантов ведь только два: либо в своей хозяйственной деятельности Церковь должна стать полноправным субъектом рыночной экономики, либо ей надлежит удалиться в экономическую резервацию и обречь себя там на тихое угасание”. И под мудрым руководством митрополита Кирилла Отдел внешних церковных связей стал полноправным субъектом рыночной экономики. Чем он только не занимался эти годы — нефтью, алмазами, табаком, туризмом, иконами!

Не надо путать, прикрывая торгашеский отдел именем Русской церкви. Она тут ни при чем. Русская Церковь никогда за всю 1000-летнюю историю своего существования не желала становиться ни субъектом, ни объектом рыночной экономики. Она стремилась, худо ли бедно, но жить по евангельским заповедям, разделяя с русским народом его беды и успехи.


Р.S. Накануне юбилея один из подручных митрополита публично назвал журналиста “МК” сумасшедшим. Теперь этой проблемой занимается Преображенский суд Москвы. Когда судья попросила сотрудника ОВЦС разъяснить, что побудило его поставить столь поспешный диагноз, он ответил, что только душевнобольной может критиковать такого великого человека, как митрополит Кирилл. Очередное слушание в Преображенском суде состоится 24 ноября.




Партнеры