Рустам и Рената сняли как надо

В Москве прошла премьера Хамдамова и Литвиновой

21 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 1040

Большинство зрителей о нем только и слышало, что “Рустам Хамдамов — гений”. Его фильмы видел только узкий круг избранных. В ранг киноклассиков Хамдамова возвела его вгиковская короткометражка “В горах мое сердце”, о которой восторженно отзывались Феллини, Антониони и Андрон Кончаловский. По ней уже 25 лет учатся студенты. Первая же большая картина Хамдамова “Нечаянные радости” была запрещена Госкино и превратилась в фильм “Раба любви” Никиты Михалкова. Легендарный фильм “Анна Карамазофф” c Жанной Моро в главной роли тоже так и не вышел на экраны. И только “Вокальные параллели”, которые Хамдамов снимал последние 10 лет, наконец дошли до зрителей.


Официальная премьера состоялась в киноклубе “Синефантом”. Картину представили сам Хамдамов и Рената Литвинова, соавтор сценария фильма и исполнительница одной из главных ролей. “Вокальные параллели” Хамдамов монтировал из пленки, к которой не было негатива — его попросту потеряли.

— У меня получилось что-то вроде фильма-концерта с Аркадием Райкиным и Людмилой Целиковской (“Мы с вами где-то встречались…” — Л.Р.). Текст, конечно, другой, но смысл тот же, — объяснил “МК” Рустам Хамдамов. — Такой жанр позволяет снимать все что хочешь, придумывать, дописывать. Главное — придумать образ.

Здесь образ — это история нескольких пожилых оперных певиц, которые не утратили желания петь. Они исполняют арии из опер Чайковского, Верди, Пуччини. В этих ролях режиссер занял настоящих оперных звезд из бывших республик СССР, а одну из “партий” и вовсе отдал хорошо знакомому московской публике легендарному контртенору Эрику Курмангалиеву, когда-то сыгравшему в нашумевшем спектакле “М.Баттерфляй” Романа Виктюка. Причем западные зрители так и не узнали хитрость режиссера и думали, что Эрик — женщина.

Линии судеб всех певиц объединяет героиня Ренаты Литвиновой, говорящая по-казахски. Она просит их петь, рассказывает о каждой, а в образовавшиеся паузы рассуждает о любви, зарождении и падении цивилизаций.

— Я — всего лишь ниточка, скрепляющая ковер, — скромно охарактеризовала свою героиню Рената Литвинова. — Творчество Рустама подобно библиотеке Ивана Грозного. Все знают, что оно есть, но его никто не видел. Возможность посмотреть картину Рустама означает встречу с шедевром, — добавила она.

История каждой из героинь — метафора.

Несмотря на то что в фильме поэтически показан Казахстан, строгие казахи категорически не приняли ленты. Им некоторые режиссерские находки показались вульгарными. Зато музыку оценили и назвали народной. Но ошиблись. Картину Хамдамов озвучивал в Москве и для главной мелодии использовал обычную скрипку, предварительно вытащив из нее несколько струн. А вот певица Араксия Давтян после этой картины получила звание народной артистки у себя на родине в Ереване.

— Наш фильм как праздник, — отметил режиссер. — Мы импровизировали. У нас не было жесткого сценария, а лишь намек. Текст во многом заимствовали из книги Лаури Вольпи “Вокальные параллели” — учебника для вокалистов, изданного в 1962 году. И получилась картина-эссе о том, что любишь, — ностальгия по утраченному. Никому “Матрицы” не нужны. Рукотворное искусство победит. Зритель — это то, что ты сам делаешь. Главное, чтобы самый близкий человек сказал тебе, что у тебя так, а что не так. По-честному. А не так, как жена Набокова, вравшая ему, что очередная книга гениальна.

Несмотря на трудную судьбу своих картин, Хамдамов кино не оставит.

— Сначала я закончу “Анну Карамазофф”. В нее войдут сцены из “Нечаянных радостей”. А потом буду снимать фильм о великой пианистке Юдиной. И приглашу на эту роль Татьяну Доронину. Если с ней пойдет хорошо, то я не остановлюсь.




Партнеры