Памятка смертнику

Убийство Байсарова не последнее

22 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 434

Убитый в Москве Мовлади Байсаров не успел стать преступником, его лишь подозревали в похищении людей. А вот свою антипатию к Рамзану Кадырову он успел доказать полностью. Мы возвращаемся к событиям прошлой недели потому, что Байсаров был не последним оппозиционером, и большинство их давно перебралось в Москву. Если чеченцы намерены и впредь вести свои политические дебаты со стрельбой из автоматического оружия, размахиванием кустарными гранатами и автомобильными пробками на Ленинском проспекте, то москвичам есть о чем задуматься.


Совместная операция московских и чеченских милиционеров войдет в учебники по оперативно-розыскной деятельности как пример успешного применения последних достижений милицейской науки, аккумулировавших опыт борьбы с незаконными вооруженными формированиями Северного Кавказа. Выяснилось, что максимальный эффект достигается путем синтеза всех ныне известных приемов. Как традиционных милицейских, так и позаимствованных у кавказских бандитов.

Чеченцы убивали, русские записывали

В этой операции причудливо совместилась опасливая равнодушная московская бюрократия и безоглядная кавказская жестокость.

Судя по имеющимся документам, чеченские милиционеры приехали в Москву не задерживать подозреваемого, а убивать. Если бы они застрелили Байсарова в Грозном, тонкости расправы так и остались бы неведомыми. Но чеченцы работали вместе с московскими милиционерами, роль которых сводилась к тому, чтобы фиксировать действия коллег на бумаге для отчета. Благодаря этой скучной процедуре стали известны подробности убийства.

Я изложу материалы в виде коротких уроков. Чего опасаться московским чеченцам, если они чувствуют, что недостаточно лояльны к нынешним чеченским властям.

Урок 1-й. Лицензия на отстрел

Следует помнить, что как бы зловеще ни выглядел в телевизоре Рамзан Кадыров и его подчиненные — все они вполне легальные россияне, ограниченные рамками законов, как прочие граждане. Во всяком случае, по приезде в Москву. Чеченский блеф в столице не проходит. Уже во второй половине октября, когда речь заходила о Байсарове, высокопоставленные чеченские чиновники от премьера до министра внутренних дел уверяли публику, что Байсаров находится в розыске за убийство семьи Мусаевых и похищения людей.

А вот отрывок из оперативной сводки Южного окружного управления внутренних дел города Москвы: “18 ноября в 18.00 через службу 02 в ОВД поступило сообщение о стрельбе по адресу: Ленинский проспект, дом 30. Установлено, что во время проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками УБОП МВД Чеченской Республики совместно с сотрудниками УБОП ГУВД Москвы задерживали Байсарова Мовлади Зайпулаевича, 1962 г.р., проживающего: Московская область, город Королев, улица Дзержинского, 3/2-20, находившегося в федеральном розыске за МВД Чеченской Республики по ст. 126-2 УК РФ (розыскное дело-119601 от 15.11.2006)...”

Итак, статья 126, часть 2 — это “Похищение человека” при отягчающих обстоятельствах (группой лиц, с применением насилия, двух и более и т.д.). Значит, Байсарова за убийство в розыск не объявляли. Это был блеф. И второе — розыскное дело заведено 15 ноября, то есть за три дня до смерти, а не в конце октября, как нам, опять же блефуя, заявляли чеченские власти.

И если кого-то из вас чеченский МВД вдруг тоже объявит в розыск, следует первым делом выяснить, внесены ли вы в розыскную базу информационного центра МВД. Пока вы туда не внесены, официальная расправа вам не угрожает, так как московские милиционеры не имеют оснований, чтобы вас преследовать. А чеченские, может, и рады застрелить вас при задержании, но официально выехать по вашу душу в Москву тоже не могут, так как вы формально абсолютно чисты. Кроме того, они не могут получить санкцию прокуратуры на прослушивание ваших телефонов и обыск квартиры.

Мовлади Байсарова объявили в федеральный розыск на следующий день после того, как в селе Побединском Грозненского района Чечни сдался властям его отряд. То есть Мовлади начали по-настоящему искать только после того, как он лишился серьезной силовой поддержки. Потенциальным оппозиционерам-смертникам следует твердо усвоить эту зависимость.

Урок 2-й. Орудие убийства

Вначале рассмотрим кандидатуру и ведомственную принадлежность вашего официального убийцы и то оружие, которое будет фигурировать в протоколе осмотра места происшествия. Обратимся к той же сводке о летальном задержании Байсарова: “У заместителя командира полка милиции управления вневедомственной охраны при МВД Чеченской Республики старшего лейтенанта милиции Рашаева Султана Зебайраевича, 1981 г.р., (служебное удостоверение ЧРЕ 56386), изъят автомат АКС-74У, калибра 5,45 мм, №825398 и 23 патрона к нему. Прокуратурой Южного административного округа проводится проверка о правомерности применения оружия”.

Странно, что в задержании офицера-контрразведчика с огромным боевым опытом ключевую роль играл 25-летний милиционер, притом не омоновец, не оперативник из управления по борьбе с организованной преступностью, а сотрудник вневедомственной охраны. Однако если проанализировать, то по-другому и быть не могло. По неофициальным данным, операцию по задержанию Байсарова курировал вице-премьер Чечни по силовым структурам Адам Демилханов, бывший командир полка по охране объектов нефтяного комплекса республики. И этот самый нефтяной полк входил в структуру управления вневедомственной охраны. Скорее всего Султан Рашаев — человек, лично преданный Демилханову и готовый демонстративно выполнить любой его приказ. Но это не определяющий фактор.

Когда получена лицензия на отстрел, в Москву из Чечни может выехать оперативная группа. Но бойцам чеченского ОМОНа или любого другого подразделения, осуществляющего физическую защиту оперативников, выехать в Москву с оружием очень трудно. Милиционеры любого российского субъекта Федерации очень не любят, когда на их территорию приезжают посторонние люди с оружием. У чеченского спецназа просто не будет оснований для выезда. Те же московские милиционеры скажут, что и сами могут обеспечить защиту чеченских оперов силами, например, московского ОМОНа. Привезти оружие в Москву нелегально также не имеет смысла. После каждого убийства при задержании проводится прокурорская проверка о правомерности применения оружия. И если на стол этой проверки ляжет ствол, не отмеченный в командировочном удостоверении, то чеченское милицейское начальство строго накажут. Задержанного надо застрелить из официального, совершенно законного ствола. И ствол бойца из вневедомственной охраны лучше всего годится для таких случаев.

Вневедомственная охрана, пожалуй, единственное подразделение в милиции, бойцы которого могут без особых хлопот выезжать в командировки по всей России с оружием. Для этого нужно только оформить бумагу на сопровождение сотрудником какого-нибудь ценного груза. Без всякой волокиты и согласований.

Присутствие этого Рашаева из вневедомственной охраны косвенно доказывает, что чеченские милиционеры и не собирались брать Байсарова живым. Они целенаправленно ехали его валить, подготовив для этого и стрелка, и оружие.

Возникает вопрос, почему Байсарова не застрелил какой-нибудь опер из чеченского УБОПа. Да просто убоповцам такая работа не по чину. Они, как и остальные чеченские силовики, целиком подконтрольны местной власти, но на такую грязную работу не соглашаются, и просить их об этом также является дурным тоном.

Так что если вас убьют, то скорее всего из автомата вневедомственной охраны. Почти той же самой, которая охраняет вашу московскую квартиру, если, конечно, квартира на сигнализации.

На следующих уроках я расскажу, из какого оружия вас убьют фактически и почему оно не будет найдено на месте происшествия. Как перед смертью распорядиться своими активами. И что нужно делать, чтоб не попасть в засаду на Ленинском проспекте, как попал в нее легкомысленный Мовлади Байсаров.




Партнеры