Минобороны размахалось “Булавой”

Из военного ведомства выгоняют излишне откровенных офицеров

27 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 760

В российском военном ведомстве развернулась кампания по борьбе с предателями и шпионами. На прошлой неделе со службы были уволены сразу три офицера центрального аппарата Минобороны и ВМФ. Их обвинили в разглашении страшной военной тайны: они якобы посмели сообщить журналистам о неудачном испытательном пуске нашей новой стратегической ракеты “Булава”.

Этот пример ярко демонстрирует ту атмосферу “открытости”, которая сложилась в нашем военном ведомстве, где любая правдивая информация, если она неприятна для уха министра обороны, считается военной тайной. И разглашение ее сурово карается.

Чем же на сей раз был так разгневан министр?


Как утверждают источники “МК” в Минобороны, на одном из последних армейских совещаний, министр Иванов заявил генералам, что на днях в его ведомстве выявили и освободились от трех “кротов”, которые сдавали важную военную информацию журналистам.

“Кротами” были объявлены: замначальника пресс-службы самого министра обороны полковник Николай Баранов, капитан 1 ранга Валерий Бурмистров — офицер пресс-службы флота (он пока лежит в госпитале и формально еще не уволен), а также подполковник Кузнецов — оперативный дежурный штаба армии РКО (Космические войска).

Говорят, опальным офицерам предложили в течение 15 минут написать рапорта об отставке “по собственному желанию”. В случае отказа пообещали создать такие условия службы, что они пожалеют, что остались. Виновны, не виновны — долго не разбирались. Подполковник Кузнецов вообще пострадал лишь за то, что он — сын корреспондента информагентства ИТАР-ТАСС, на ленте которого как раз и появилось первое сообщение о пуске “Булавы”. Состоишь в родственных отношениях с журналистом — значит, виновен однозначно.

Но почему же “шпионов” уволили “по собственному желанию”, не возбудив уголовное дело за разглашение государственной тайны?

Да потому что никакой тайны они не разглашали.

По российско-американскому договору СНВ-1 обо всех пусках межконтинентальных баллистических ракет, в том числе и испытательных, Россия должна оповещать США заранее. Мы обязаны заявлять, когда, откуда и в какую точку полетит ракета. Естественно, что к моменту старта за ней следят уже все шпионские средства США: в космосе, на земле и на море. Кроме того, после пуска мы представляем американцам телеметрические данные о траектории полета ракеты. Так что все наше стратегическое оружие давно не является секретом для США: под их чутким надзором оно и создается, и уничтожается. Так за какую же тайну пострадали “кроты”?

Складывается впечатление, что сегодня в российском военном ведомстве гораздо больше иностранных разведок опасаются собственных граждан, которые могут узнать истинное положение дел о состоянии вооружений в нашей армии. А это может бросить тень на главу Минобороны — одного из лидеров президентской гонки. Вот и неудача с “Булавой”, похоже, сильно ударила по престижу военного министра. И вот почему.

День старта ракеты — 25 октября — странным образом совпал с днем, когда Владимир Путин в прямом эфире общался с гражданами России и говорил, что “удовлетворен деятельностью Минобороны и Генштаба в укреплении обороноспособности страны”. Конечно, этот тезис эффектно было бы подкрепить телекартинкой полета “Булавы”, что, безусловно, прибавило б очков Сергею Иванову как преемнику. Но вышел конфуз: на 200-й секунде полета ракета упала в море. Причем уже не в первый раз. И главное — какая ракета?

Та самая, про которую сначала министр Иванов, а после его доклада — и президент еще в ноябре 2004-го говорил: “Ни у одной другой страны мира нет таких оружейных систем. Кому-то это может нравиться, кому-то нет, но всем придется с этим смириться”.

И вдруг оказывается — смиряться-то не с чем. “Булавы” все нет и, как считают специалисты, не будет еще два-три года. Да еще падает она, когда президент на всю страну говорит о мощи нашего оружия. Это же чистой воды информационная диверсия. Естественно, что Сергей Иванов потребовал разобраться и принять меры.

Его помощники тут же кинулись искать виновных. Ими как всегда оказались журналисты, а заодно и те три уволенных “крота”. Хотя знающие люди утверждают, что на сей раз — как и всегда — наказали невиновных, наградили непричастных. Но для патриотов военного ведомства это — пустяк. Главное — пример: вот что ждет тех, кто осмелится говорить журналистам правду.

Да ее, собственно, давно и не говорят. Всем российским военачальникам, например, общаться с журналистами можно сегодня только с личного разрешения министра обороны. Этот его устный приказ выполняется неукоснительно — “кротом” ведь оказаться не хочется никому. Даже депутаты Госдумы жалуются, что им точно не известно, на какие системы вооружения приходится выделять бюджетные средства. Этими деньгами Минобороны распоряжается самостоятельно. Между прочим, нашими деньгами.

Возможно, поэтому оружие — главная тайна Минобороны. Она, правда, не касается по-настоящему новейших вооружений, тех, что Россия поставляет Китаю, Индии и которых нет в ее собственной армии. Секретны лишь те самолеты, танки, комплексы ПВО, которые ржавеют и догнивают в войсках. Именно о них нам знать не положено. Что положено — решат в Минобороны. Вот про “Булаву”, например, нам обязательно бы рассказали, если б она не упала так не вовремя.

Говорят, вскоре должен состояться ее очередной пуск. На сей раз он наверняка окажется исключительно удачным, ведь “кротов” уже выловили, а всех остальных — как следует напугали…




Партнеры