Унесенный ветром

От энергетического кризиса страну спасут занавески

29 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 228

Наше знакомство началось с письма в редакцию. “Приглашаю корреспондента “МК” на дегустацию моего вина. Уберег для этого случая баклажку на 5 литров”, — гласила трогательная эпистола. “Отчего бы не поехать?” — подумали мы, даже не подозревая, с каким уникумом предстоит встретиться. Оказалось, что вино из ягод — всего лишь ягодки по сравнению с остальными талантами Николая Балаева. Изобретатель, истинный трудоголик и энтузиаст своего дела ждал нас в деревне Крехтино Егорьевского района. А какой у него получается самогон! Это песня!

Дерни за веревочку и — в полет

— Больше всего мечтаю я полететь, — ошарашил нас после первой же чарки егорьевский винодел.

Пока мы думали, как поделикатнее сказать Николаю Ивановичу, что таких не берут в космонавты (хотя бы в силу возраста), он уже потащил нас в сарай. А там по центру штуковина стоит невиданная: нечто из тонких трубок, полиэтилена, веревок и… детских надувных кругов в веселенькую крапинку. Однако…

— Прошу знакомиться — махолет, — засиял мечтатель. — Это только фюзеляж, к нему еще восемь крыльев по бокам крепится. Вся конструкция весит 14 кг. Недавно вот заявку на патент подал.

Для пущей убедительности Николай Иванович откуда-то сбоку подлез под железки, натянул веревки и встал в полный рост. Оригинальная конструкция оказалась на спине, в руках — по веревочке, а в глазах — неутомимое желание вознестись над бренностью бытия. Красавец, ничего не скажешь!

— Я как большая птица, — говорит новоявленный Икар. — Только восьмикрылая. Два задних крыла не машут (они — планерные), а передние — наоборот. Когда с вышки прыгаешь, надо сразу махать начинать — развивать тягу. А потом можно просто парить. Чем быстрее за веревочки дергаешь, тем чаще крылья машут. Уж чего получится, не знаю…

Выяснилось, что летательный аппарат ни разу в небе не был. Нет, в мечтах Балаев летал на нем не раз и не два, но так, чтобы в реальности…

— Я сейчас не хочу прыгать за так, — заявляет “сын Дедала”. — Хочу, чтобы коммерция была. Пролечу, допустим, с вышки метров 30 — приз, значит… Вообще я испытывал свой махолет. Подвешивался, махался, на тяжесть отработал, а чтобы прыгнуть… В этом самый интерес. Так можно новый вид спорта открыть. Ну чего показывать, допустим, в теннисе? В ступе воду толкут, и только. Интересно, когда неизвестность... Адреналин нужен, новизна! Во второй раз я, может, испугаюсь прыгать, понимаешь. Даже за деньги. А в первый — была не была.

Про испуг Николай Иванович неспроста разговор завел. Лет тридцать назад он уже испытывал свой махолет, только другой модели. Более тяжелый за счет громоздких металлических трубок и полипропилена. Собственными руками соорудил он тогда на краю деревни 12-метровую вышку. Лестницу к ней приварил. Целый месяц после работы не домой шел, а садился на свой старенький мотоцикл и мчался к “крехтинской башне”, как прозвали ее деревенские жители. В назначенный день приехала в Крехтино съемочная группа с Киевской киностудии из какой-то научно-популярной передачи. Телевизионщики, тем более из такой передачи, наверняка знали, что летать человеку, махая крыльями, нельзя. Давно доказано, что мускульной силы у него даже меньше, чем у воробья. Поэтому все мечты о полете навсегда мечтами и останутся. Тем не менее смелый эксперимент начался.

— Я когда залез на эту высоту в махолете, страшно стало — жуть. На мою вышку даже подростки лазать боялись, а я прыгать с нее собрался. А телевизионщики уже снизу кричат, давай, мол, скорее, у нас пленка быстро крутится. Пришлось сигануть вниз: р-р-раз. Еще ветерок такой был… Я пролетел метров пять и… камнем вниз. Приземлился носом в пруд. Застрял в тине. Хорошо, воды по пояс. Голову поднимаю, а вышка-то — вот она. В общем, не удалось далеко улететь. Вся деревня тогда потешалась. Самого смех берет. Но мечту я все равно не оставил! Вот увидите, в этот раз у меня обязательно получится.

Занавески на ветер

Не успели мы очухаться от махолета, как “мастер Самоделкин” повлек нас смотреть следующее свое изобретение. На краю огорода на высокой железной ноге крутился во все стороны то ли громадный флюгер, то ли пропеллер — толком не разберешь.

— Главная моя надежда и отрада, — высокопарно представляет Балаев новое творение. — Называется ветряк осевой с машущимися занавесками. Не настоящий, конечно, а модель. Между прочим, реальный конкурент генератору атомной энергии. Видите, у него консоли? На них надеваются занавески. Они, в свою очередь, состоят из маленьких “крылышек” (кстати, идею позаимствовал у махолета). В какую сторону ветер подует, в такую мой “парус” и повернется.

Относительно надежды Николай Иванович не слукавил. Несколько лет он темными зимними вечерами изобретал свой ветряк. Но это, как потом оказалось, было лишь полдела. Когда у деревенского Кулибина два года назад возникла идея запатентовать свой шедевр, начались настоящие трудности. Ни депутат местный не помог, ни друзья, ни знакомые. Пришлось самому новую науку осваивать: как чертеж начертить, реферат правильно написать, подать все это грамотно. Кучу литературы перелопатил Балаев, пока довел хлопотное бумажное дело до конца.

— Замучился — не то слово. То подпись не там поставил, то реферат неверно оформил. Сейчас уже прошел экспертизу формальную и по существу. Теперь вот жду самого патента. Если получу, мне можно Героя России присваивать. За то, что я, деревенский мужик, придумал такую гениальную штуку. Когда заявку подавал, уж молчал, что у меня образования высшего нет. А то скажут: куда ты лезешь, у нас одни профессора. У меня, может, не хуже профессоров голова варит. И без образования всякого.

Больше всего мечтает Николай Иванович после получения патента, чтобы нашелся спонсор для строительства таких ветряков по всей стране. Пока российское правительство обсуждает, как решить энергетическую проблему в стране, подмосковный самородок нашел выход из положения.

Из гайки — конфетку

Годы летят, не остановить. Не успел оглянуться, а уже за шестой десяток перевалило. А так хотелось раскинуть руки, взмахнуть крыльями и лететь, лететь… Но еще больше, чтобы каждый винтик, каждая железочка работала не абы как, а по максимуму, на пользу делу и человеку. Главное — знать, как ее пристроить, как повернуть, наладить. Балаев знает. Он никогда своего таланта от людей не прятал.

— В свое время я, почитай, во всех совхозах Егорьевского района отработал механизатором. Куда ни придешь, с порога говорят: “Иваныч, на тебя вся надежда”. Денег — на грош, планов — на миллион. Вот и выкручивайся как хочешь. А мне не в тягость. Я из любого винтика с гаечкой конфетку сделаю. Ферму могу с нуля сделать со своей механизацией.

Свой рационализаторский дар Николай Иванович воплощал на полную катушку. Совершенствовал поилки, навозоуборки, привязи для коров. В общем, от и до, чтобы и дояркам легче было, и коровам не в тягость.

— Вот автопоилка, допустим. Зимой она обычно замерзает так, что никакие клапана не спасают. А у меня конструкция совсем другая была. Труба большого диаметра по коровнику тянется, а в нее чашки из нержавейки вставлены. Корова прямо из них пьет, и никаких не надо клапанов и дополнительных механизмов.

Привязь у меня тоже своя была сделана. Ее защелкнул, и корова не убежит. Никаких цепей, педалей. Такой, как у меня, нет еще привязи. Навозоуборка опять же своя. Обычно она ходит по кругу. Но если ферма маленькая, нецелесообразно гнать такую длинную конструкцию. У меня она была в два раза короче и возвратно-поступательная.

Когда все совхозы в районе развалились, затосковал мастер. Но слава о нем шла такая, что стали приглашать его в частные хозяйства. Работая в одном из них, изобрел Балаев еще одну хитрую вещь — вакуумный уборщик навоза!

Страна оценила старания егорьевского Кулибина. Ему присвоили орден Трудовой Славы, который обмывали всем совхозом. Вымпелов и грамот у Балаева — вообще целая коллекция. Но больше всего душу радуют воспоминания, как начальство при всех вручало премию за очередную рационализаторскую фишку. Зажмет бригадир в руке красненькую сторублевую бумажку, подмигнет своим ребятам-механизаторам и в гараж — обмывать успех и награду. Снова, как ни пляши, — и себе приятно, и людям.

Самогон от Самоделкина

За демонстрацией изобретений чуть было не забыли о главной цели визита в Крехтино. Пробел в памяти вмиг восстановил очередной экспонат в коллекции Николая Ивановича. Пока мы охали-ахали вокруг трехколесного велосипеда, системы подсветки теплицы и отопления дома (опять же усовершенствованных фантазией и руками хозяина), незаметно подошли к неприметному жбанчику в глубине сарая.

— А вот и он, — улыбнулся наш винодел. — Самогонный аппарат, значит. Между прочим, тоже особой конструкции. Сам придумал. Змеевик, видите, не изогнутый, а прямой. С одной стороны, меньше засоряется, с другой — конечный продукт качественнее получается. Ну чего-то мы заговорились. Пора уже и пробовать.

Николай Иванович достал из чуланчика запотевшую литровочку и радостно выставил на стол. Прозрачная как слеза жидкость колыхнулась в бутылке и застыла без движения.

— 41 градус. Пробуйте, не пожалеете.

Пригубив стопку, мы и впрямь удивились. Никакого сивушного запаха и отвратного вкуса. Плюс хмель проходит быстро, а наутро голова не болит ни капли.

— Мой секрет в очистке, — гордится мастер на все руки. — Насыпаю в готовую самогонку угля в порошке, и она отстаивается, пока прозрачной не станет. Все говорят, что лучшего самогона в жизни не пробовали. Кстати, я его никому не продаю. Потому что он у меня бесценный. Лучше всякой водки — как нашей, так и заграничной. А вот подарить могу запросто!

Вино Балаеву тоже удается на славу. Делает он его обычно из смеси красной и черной смородины. Отсюда и название — ЧКС (черно-красная смородина). Смешивает по полкило той и другой, добавляет 3 литра воды и кило сахара. И никаких дрожжей. Все это в большую бутыль, на узкое горлышко — резиновую перчатку и в чулан, на температуру примерно в 20 градусов тепла. Как только пальчики на перчатке сдуются, продукт готов к употреблению. Ради него к чете Балаевых специально все родственники на праздники съезжаются.

— Мое ЧКС тоже себе равных в деревне не знает. Одно время пробовал из малины, черноплодки делать. Но все не то. Тут на похоронах у соседа попробовал заморское вино в красивой бутылочке, так обплевался. А мое вино хоть так пей, хоть с самогонкой смешивай, наутро все равно проснешься, как стеклышко.

Говорят, талантливый человек талантлив во всем. Этот афоризм наверняка родился благодаря таким людям, как Николай Балаев. В свои 60 с гаком он легко даст фору непутевой молодежи. Пусть ему пока не удалось полетать на своем махолете и построить миллион ветряков. Зато егорьевский Мастер — золотые руки свято верит, что у него еще все впереди. В таких самородках и есть соль земли русской!




Партнеры