Финал со счастливым кольцом

Наши теннисисты рассказали “МК”, как и почему они выиграли Кубок Дэвиса

5 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 348

— Это даже сравнивать невозможно: победу в финале Кубка Дэвиса в 2002 году в Париже и сейчас — в Москве, — признался неизменный капитан нашей теннисной команды Шамиль Тарпищев. — В Москве выигрывать намного тяжелей...

И каждый из зрителей, что пришли на матч России против Аргентины, мог это подтвердить. Особенно в воскресенье, когда Давыденко уступил одиночную встречу Налбандяну. Аргентинец все-таки здорово разозлился после проигранной парной встречи — и в борьбе за второе очко своей команды творил чудеса: Коля ничего не мог против него сделать.


— У него как будто батарейки стали садиться, — рассказывал корреспонденту “МК” Эдуард Давыденко, личный тренер Николая, принесшего нашей сборной победное очко в первый день.

— А я так рада, что наконец-то все закончилось, — вырвалось у супруги Эдуарда Марины. — Коля так устал, ему нужно отдохнуть...

Николай Давыденко потом и сам не мог толком объяснить, что с ним произошло:

— На меня нашел какой-то ступор, я сам не знаю почему...

— И все-таки удалось тебе поесть свадебный салатик из “Серебряной салатницы”!

— Главное, что мы с Димой Турсуновым звание заслуженных мастеров спорта наконец получили. Для меня это очень важно!

И тут я обратила внимание, что обручальное кольцо из платины висит у Николая на шее в качестве кулончика — на золотой цепочке.

— Коль, а почему ты не носишь кольцо на пальце?

— Не могу, мне неудобно. Особенно когда играю. И даже в обычной жизни так лучше — к сердцу ближе. Я никогда его не снимаю — ни днем, ни ночью.

* * *

— Я-то, откровенно говоря, получил “заслуженного мастера” не особенно потея, — как всегда иронизировал Дмитрий Турсунов. — А так-то, конечно, я самый великий и прекрасный заслуженный мастер спорта в мире!

— А есть вариант, что вы с Маратом после такой яркой субботней победы начнете постоянно играть пару, денежки зарабатывать?

— Марат и так зарабатывает.

— Но тебе бы ведь тоже не помешало.

— Знаете, другие обидятся, если я буду играть с Сафиным.

— Это как понимать?

— Ну просто все хотят с ним играть пару.

— Дима, ты в курсе, что вся страна хочет знать, есть ли у тебя дама сердца и кто она?

— А, это вы по поводу неудавшегося поцелуя с Игорем Андреевым? — смеется Дима. — В общем, никого у меня сейчас нет…

— А ты расстроился, что не пришлось сыграть решающий одиночный матч — ведь выбор был между тобой и Маратом?

— Главное для команды, что Марат выиграл. Было бы гораздо хуже, если бы я играл — и проиграл.

Теперь вопрос Тарпищеву:

— Шамиль Анвярович, а почему вы не поставили Турсунова против Налбандяна? Многие специалисты считают, что он мог выиграть...

— Так Коля бы тогда на меня обиделся! — улыбается капитан. — И потом, у него действительно были все шансы победить.

— Почему же вы на пятую встречу Митю не поставили — уж Акасусо-то он точно мог обыграть? А Марат все время ругал покрытие корта, говорил, что ему оно категорически не подходит.

— Если так уж сильно не подходило, почему он тогда так хотел играть? И потом — я не мог позволить “закопать” Турсунова. Он еще слишком молод. Нельзя было вешать на него такую ответственность. Потому что если бы он проиграл — это был бы конец. После таких поражений не выплывают.

Судя по тому, как рыдал Акасусо, проиграв Сафину, — так и есть. Аргентинца даже российские зрители жалели. Особенно зрительницы. Знатоки упорно твердили: “Будет пятый сет!” Но Марат все-таки дожал соперника в четвертом — на тай-брейке.

— Я просто знал, что Сафин в такой ситуации не позволит себе проиграть, — сказал Тарпищев. — Он — настоящий лидер команды по человеческим качествам...

* * *

На праздничный банкет Марат пришел в скромных джинсах и майке. Как и положено на семейном празднике. После парной встречи он вдруг признался, что давно уже не испытывает сильных эмоций в теннисе, даже от побед. Однако тут он просто светился, а рядом были его счастливые мама и сестра.

А также — лучший друг и тренер Александр Волков, который так много делает для всей команды, и бывший тренер Питер Лундгрен, который прилетел в Москву специально ради того, чтобы поболеть за бывшего ученика. Причем в форме сборной России!

Мы пару раз чокнулись с Лундгреном. Какой же он все-таки удивительно харизматичный!

— Питер, вы так поддерживали всех ребят, и особенно Марата!

— Да, он мне очень дорог. Я хочу, чтобы у него все было хорошо.

— Не расстроены, что больше не работаете с ним как тренер?

— У меня много планов, я собираюсь работать в Англии. А с Маратом мы навсегда, что бы ни случилось, останемся друзьями. Общаясь с ним, я очень полюбил Россию.

* * *

Не думайте, что мы забыли про Михаила Южного, которому просто не судьба была поучаствовать лично в этой встрече. А ведь очень хотелось. Тем более что он был тогда в Аргентине, когда мы проиграли — 0:5.

— Только, пожалуйста, не начинайте снова про мою героическую роль в парижском финале и не просите сравнить с нынешним матчем… — вырвалось у него. — Какая разница, играл я или нет. Главное, что мы выиграли!

— Ну не мог он играть, что поделать, — заметил Мишин брат Андрей, который удачно сейчас продолжает карьеру тренера.

— Миш, ты столько усилий потратил, чтобы восстановиться после травмы сухожилия на “Санкт-Петербург Оупен”. Это же все делалось ради финала?

— Конечно. И я готов был играть, если бы было нужно. Но решать капитану: к счастью, у нас было из кого выбирать...

* * *

Еще накануне финала Кубка Дэвиса Женя Кафельников казался подозрительно счастливым. Глаза светились, он был открыт и эмоционален. Сразу подумалось: что-то тут нечисто!

И вскоре многое объяснилось: кажется, в жизнь Жени наконец-то вернулась его единственная настоящая любовь — Маша, мама его дочки Алеси. Кстати, та превращается в настоящую красавицу — вся в маму...

— Маша, а можно сказать, что вы с Евгением снова вместе? — не могла не спросить корреспондент “МК”.

— Пока рано, но… — Маша выглядела очень скромно. Худенькая, миловидная...

— Знаете, уже давно никто не видел Кафельникова таким счастливым.

— Я приму это к сведению.

— Что это вы тут обсуждаете? — мгновенно появился откуда-то Женя.

— Вашу личную жизнь, естественно. Потому что хоть и не говорите пока, вместе вы или нет, чувствуется, что вы снова — семья...

— Знаем мы вас, журналистов, вы там особенно-то не увлекайтесь, — засмеялся Женя, но и опровергать ничего не стал.

— Самое главное, с победой тебя! Ты же не просто в качестве зрителя на нынешнем финале присутствовал?

— Конечно, очень болел за ребят. Победа на Кубке Дэвиса — это что-то особое.

— Даже круче, чем на “Большом шлеме”?

— Если честно, я уже не помню, что чувствовал, когда выигрывал турниры “Большого шлема”...

— Твою роль в нашей первой победе никто не забыл. Но признайся, почему отказался от роли тренера сборной России?

— Спасибо, что помнишь. Но пока я к этому не готов. Я недостаточно опытен как тренер. И не могу передать ребятам свои навыки и знания.

* * *

...И только одного человека не хватало на заключительном банкете — Диего Марадоны, который на протяжении всего финала спокойно бродил по “Олимпийскому”, стоял в очередях за мороженым и бесплатным чаем. Правда, не разговаривал ни с кем — слишком переживал за свою команду.

После поражения Акасусо Марадона рыдал, опустив до подбородка козырек бейсболки. А потом, говорят, сразу уехал в гостиницу, чтобы перед отлетом с горя снова оторваться в казино. И все-таки он успел напоследок поразить нашу публику. Спустился из номера в боулинг-клуб в своей же гостинице, возложил себе на голову тяжеленный шар для боулинга, словно футбольный мяч, и стал виртуозно крутить его. Все, кто был в клубе, забыли, зачем туда пришли. Народ замер в полнейшем восторге. Некоторые девушки чуть не плакали. “Он и правда великий!” — шептали они...




Партнеры