Дом обреченных

Когда сработала сигнализация, все женщины были мертвы

11 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 188

17-я наркологическая больница не могла не сгореть — почти как Воронья слободка в знаменитом “Золотом теленке”. О том, что привело к страшному пожару, “МК” рассказали брандмейстеры.


— Нарушения в наркологической больнице были выявлены нами еще осенью 2005 года, — признается замначальника Управления госпожнадзора Главного управления МЧС России по Москве Александр Лукашевич. — Мы рекомендовали поменять пожарные извещатели. Тепловые, которые были установлены в больнице, срабатывали, лишь когда температура под потолком достигала 75 градусов. А для этого пожар должен был разгореться на площади 11 кв. метров. Однако больница не нашла средств на новые извещатели, которые реагировали бы на дым. Также мы рекомендовали наладить оповещение людей звуко-речевой информацией в автоматическом режиме. То есть пациенты должны были по громкой связи услышать требование собрать вещи и покинуть помещения. Также мы рекомендовали убрать сгораемые материалы и сделать замки, которые можно открыть/закрыть без ключей.

— Персонал больницы наказали?

— В 2005 году к больнице как к юридическому лицу были применены санкции — штраф 20 тысяч рублей.

— И что потом?

— Проверяли мы больницу также в феврале 2006 года. Из-за ряда нарушений Госпожнадзор обращался в суд с требованием приостановить эксплуатацию корпуса №6. Там была ситуация хуже, чем в других корпусах. Электрика в плохом состоянии, не был укомплектован пожарный водопровод, пути эвакуации захламлены. Однако в итоге суд ограничился предупреждением. Пришли мы с проверкой и 21 ноября 2006 года. Ряд нарушений был устранен: выполнен и размещен план эвакуации, доукомплектован пожарный водопровод, установлены двери с доводчиками, чтобы дым не выходил на лестничную клетку.

— А почему персонал не знал, как вести себя при пожаре?

— Со слов руководства больницы, летом 2006 года проводились занятия по отработке действий обслуживающего персонала при эвакуации людей в случае пожара. Мы же предлагали проводить их два раза в год.

— Как и где был совершен поджог?

— Загорание произошло в холле второго этажа. Там стояли столы со стульями, а в одной из стен было окно кухни, через которое пациентки получали еду. И окно раздачи, и дверь кухни были закрыты. По одной из стен располагались три платяных шкафа, в которых хранился хозинвентарь. Рядом стояло ведро. Предположительно именно оттуда началось загорание. Открытый источник огня был занесен извне. Но это едва ли была горючая жидкость — скорее подожженная тряпка.

— Повлиял ли ремонт на быстрое развитие пожара?

— Столовая действительно была обита пластиком, который выделял много дыма при горении. Но он допускается нормами в области пожарной безопасности. Просто было плохо поставлено оповещение — на момент срабатывания датчика все были мертвы. И аварийный выход закрыт наглухо.

* * *

Бойцы отрядов ГОЧС выносили погибших конвейерным способом, партиями по 15 тел, и складывали их перед работниками прокуратуры. После того как спецы заканчивали описывать тела, их помещали в пакеты. То же самое повторялось со следующей партией погибших. Из каждой комнаты на втором этаже выносили по 2—3 трупа, только в одной из них оказалось девять. При первом осмотре насчитали 44 погибших женщин, но когда их вынесли, эта цифра изменилась на 45. В одной из постелей два тела лежали друг на друге, и их первоначально посчитали как одно.

По признанию врачей “скорой помощи”, медики могли спасти больше женщин. Медики, которые дежурили в тот день, уверены, что проблема в недостатке спецтехники. На месте работала только одна специализированная машина. Одного реанимобиля на всех явно не хватало. Остальные “Газели” “03” не были оснащены самым необходимым. Например, для нескольких больных, отравленных угарным газом, не нашлось аппаратов искусственного дыхания. Пациентов обслуживали обычные линейные бригады.

По мнению спасателей, ни у кого из пациентов не было бы шансов на спасение, если б пожарные задержались в пути. Но они прибыли через 4 минуты после вызова.

Версий трагедий несколько:

1) поджог самими больными (по некоторым данным, это могут быть люди из числа больных СПИДом, их 7 человек);

2) небрежное обращение с огнем (на кухне могла быть оставлена непотушенная сигарета);

3) оплошность электриков (по словам одной из медсестер, в этот день днем на втором этаже велась проверка проводки).

* * *

Прокуратура Москвы возбудила уголовное дело по ст. 167, ч. 2, УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение имущества) и ст. 219, ч. 3, УК РФ (нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц). Обвиняемых по делу еще нет. Главврач больницы и инженер по технике безопасности в субботу вечером были допрошены как подозреваемые. Но не исключено, что именно им придется отвечать за халатность и нарушение правил пожарной безопасности. Вероятно, следствие ждет понедельника. По такой же схеме действовали юристы после пожара в интернате в Шатурском районе Подмосковья в конце прошлого года (там погибли 11 человек). Спустя несколько дней было предъявлено обвинение ответственному по технике безопасности.


ЦИТАТА ДНЯ

Мэр Москвы Юрий ЛУЖКОВ:

— Это ужасный, трагический случай. В основном все погибли во сне, меньше часа тушили пожар, но выделялись газы... Мы окажем помощь семьям погибших. Прокуратура возбудила уголовное дело, проводит следствие, но по первому впечатлению — это поджог, потому что нечему было в этом месте, в очаге появления пожара, возгораться.




    Партнеры