Твой йод — тюрьма

За обычные лекарства россиян на Украине отправляют за решетку

20 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 302

Представьте ситуацию: вы пошли в аптеку, купили йод, а потом упаковали пузырек в курортный чемодан и отправились в Крым. Но до теплого моря не доехали — на границе с сопредельным государством вам заламывают руки и предъявляют обвинение в… транспортировке наркотиков!

Абсурд? Ни в коем случае. Действие происходит в наши дни. Криминальный фармацевтический скандал разгорается между Россией и Украиной. Двоих граждан РФ арестовали за контрабанду феназепама. И, как выяснил “МК”, “отлов” не вполне здоровых россиян на границе с “братской” республикой — обычное и весьма выгодное дело.

Отпуск в этом году Вячеслав Бусыгин и Дмитрий Гейченко планировали провести в Крыму. Не вместе (они познакомились много позже, когда их вдруг обвинили в тяжком преступлении), но по схожим причинам: хотели поправить здоровье. Один — клубный музыкант, первооткрыватель нового для России музыкального направления “технобади” — лечился от вегетоневрозов. Другой — модный столичный архитектор, построивший немало особняков на Рублевке для нашей элиты, — мучился приступами “панической атаки”. Даже симптомы болезни у товарищей по несчастью одинаковые — удушье, резкие скачки давления, крупная дрожь во всем теле, панический страх. Прийти в норму помогает таблетка феназепама. Хуже всего, что приступ нельзя спрогнозировать заранее, поэтому лекарство должно быть всегда под рукой. Но по украинским законам феназепам “под рукой” — это преступление, за которое грозит до восьми лет неволи.

* * *

Дмитрия арестовали, когда он на машине пересекал таможенный пост. Это был отпуск по необходимости. В начале лета, во время футбольного матча с коллегами, стоявшему на воротах архитектору попал в голову мяч. В результате — черепно-мозговая травма, сотрясение мозга и перелом скулы. Без последствий не обошлось: невротическое паническое расстройство. Врач прописал принимать феназепам, когда начнется приступ, и как следует отдохнуть.

Ни одно из предписаний пациент не выполнил. Упаковку феназепама забрали таможенники. А местом реабилитации больного в следующие две недели стал изолятор временного содержания. Управление собственной безопасности Украины обвинило архитектора в контрабанде психотропного вещества. В конце концов Гейченко отпустили под подписку о невыезде.

Еще сильнее от украинского правосудия досталось музыканту московской группы Wafe Fall Вячеславу Бусыгину. Его задержали 13 сентября, с коробочкой феназепама. Только Вячеслав отсидел в изоляторе 2,5 месяца! По нескольку раз на дню его скручивал приступ. Бедняга не мог дышать, его било в конвульсиях, как эпилептика. Лекарства у Бусыгина забрали, и за два месяца больного ни разу не посмотрел врач.

С ужасом музыкант вспоминает долгие часы, проведенные в “боксиках”. Так арестанты окрестили помещения без окон и вентиляции, размером пять на шесть метров, которые до отказа набивают людьми, по 50—60 человек. Там зэки ждут рассортировки по камерам, иногда целые сутки, там же курят и справляют нужду.

— Я начал задыхаться через пять минут, — не может унять волнение в голосе Вячеслав. — Лег на пол и прижался носом к щели между дверью и полом, чтобы хоть как-то дышать.

Впервые тюремный врач осмотрел Бусыгина через два месяца. Сострадание к больному здесь ни при чем. Просто наконец-то дошли до изолятора медицинская карта заключенного, справки и предписания врачей, а также рецепты на злополучный феназепам. 30 ноября Дергачевский районный суд Харькова освободил Бусыгина под подписку, приказав находиться по месту жительства в Москве. Вячеслав вернулся домой. Вот только надолго ли? Следующее заседание суда 26 января.

* * *

Почему же Украина так ополчилась на больных россиян? В 2000 году кабинет министров республики утвердил перечень психотропных и наркотических веществ, куда помимо феназепама были включены вполне безобидные лекарства — корвалол, йод, марганцовка. А ведь Украина, подобно России, приняла международные Конвенции ООН, в списках которых нет ни феназепама, ни тем более йода. “Внутренние законы страны не должны противоречить международным”, — напоминает московский юрист Александр Морозов. О том же говорит пресс-секретарь Московского управления Федеральной службы наркоконтроля Мария Луценко.

— Россия ратифицировала Конвенции ООН, феназепам находится в свободной продаже, и контроль над его оборотом не входит в нашу компетенцию.

Председатель постоянного комитета по контролю наркотиков при ООН Эдуард Бабаян тоже вступился за Бусыгина и Гейченко. “Конвенция ООН “О психотропных веществах” предусматривает, что лицам, путешествующим из одной страны в другую, можно разрешить иметь при себе для личного пользования небольшое количество препаратов, если они были получены законным путем”, — написал в адресованном следователям письме академик Бабаян.

Но, похоже, для украинских блюстителей закона все это — рецепты, диагнозы, заключения московских врачей и авторитетных экспертов — пустой звук. Комментарии официальных лиц сводятся к тому, что “незнание украинских законов не освобождает российских граждан от ответственности”. Источник “МК” в УСБ Украины был краток, но откровенен.

— Если правительство не помнит об ооновских актах, чего тогда требовать от таможни и следствия, — рассудил он.

Тем более такая “потеря памяти” таможенникам только на руку. Поток русских машин через украинскую границу не кончается весь год, а в сезон отпусков на таможне просто не протолкнуться. Непаханое поле для деятельности! Если не феназепам, то йод уж точно найдется в любой аптечке. Перспектива провести отпуск в изоляторе никому не кажется заманчивой. Поэтому “контрабандисты-отдыхающие” безропотно расплачиваются за свою свободу звонкой монетой, точнее, шуршащими зелеными купюрами. Да и цены, как говорится, еще божеские. Провезти пузырек йода или марганцовки стоит $10, за бутылочку корвалола берут $20, за упаковку феназепама — $30. Дороже всего обойдется марихуана — начиная от сотни долларов и выше, в зависимости от количества наркотика.

* * *

— Такие уголовные дела, как Бусыгина и Гейченко, возбуждают крайне редко, — говорит руководитель общественной организации “Россияне в Украине” Игорь Васильченко. Он занимается защитой прав граждан на границе двух братских государств. — Обычно подобные инциденты не выходят за пределы таможенного поста. Либо человек платит, либо звонит нам. Мы давно сотрудничаем с таможней и добились того, что телефоны организации печатают на бланках деклараций. В нашем присутствии инспектора ведут себя поскромнее.

Дмитрию Гейченко и Вячеславу Бусыгину, увы, не попался на глаза листок со спасительным телефоном. А давать взятку они не захотели. “За что? Я же ничего не сделал!” — возмущенно восклицают они.

Какую цену придется им заплатить за свою принципиальность? Невзирая на пикеты общественников возле здания суда, скандальные публикации в харьковских газетах и очевидную непопулярность обоих уголовных дел, представители гособвинения не намерены идти на попятную. “Признаете свою вину — облегчите себе участь. Суд у нас под контролем, сценарий процесса известен заранее”, — “давили” Вячеслава в ходе следствия. Есть во всем этом и кое-что обнадеживающее. К делу Бусыгина и Гейченко подключились знаменитые московские адвокаты, которые надеются раздуть громкий политический скандал. Если так, то у наших сограждан еще есть шанс на оправдательный приговор.




Партнеры