Зюганову подкинули голый гарем

Корреспондент “МК” стал первым репортером, увидевшим краденый шедевр. Краска сыпалась с него, как крошки с печенья.

21 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 484

Такого нарочно не придумаешь: глава КПРФ Геннадий Зюганов вдруг стал хозяином гарема с голыми одалисками ценой в миллион долларов!

Вчера утром неизвестный передал главному коммуниста всея Руси, картину художника Жерома “Бассейн в гареме”, которую украли из Эрмитажа пять лет назад — просто вырезали из рамы средь бела дня.

Корреспондент «МК» оказался единственным газетчиком, который наблюдал дальнейшее развитие событий в кабинете Зюганова.

Вчера в 12.00 в приемной Зюганова в Госдуме зазвонил телефон. “У меня пакет, в нем картина, которая, похоже, украдена из Эрмитажа несколько лет назад. Готов отдать ее только лично Геннадию Зюганову, потому что доверяю ему и знаю, что он передаст картину куда следует”, — произнес молодой голос. Секретарша, по ее словам, сначала не знала, что и думать: ведь сколько ненормальных каждый день звонит! Но на всякий случай на встречу с неизвестным откомандировали помощника лидера КПРФ, экс-депутата Александра Куликова и депутата нынешней Госдумы Махмуда Махмудова…

Рассказывает Александр Куликов (он сияет, как именинник, и до сих пор не может поверить, что все случившееся — правда):

— Мы договорились встретиться у станции метро “Театральная”, у выхода к Большому театру. Шли и беспокоились, что возможна какая-нибудь провокация. Подошли к метро, там стояла группа молодых людей и мужчин. Я сказал: “Я от Зюганова, кто из вас звонил?” От группы отделился мужчина средних лет (не такой молодой, как можно было подумать по голосу), полный, с залысинами и прилично одетый. В руках у него был бумажный подарочный пакет с веревочными ручками, весь в розочках. Мужчина сунул пакет мне в руки и куда-то быстро ушел. Мы не заметили куда, потому что не исключали, что в пакете может быть бомба, и были этим озабочены…

Окончательно вскрыли пакет лишь в кабинете Геннадия Зюганова в Госдуме. В нем действительно лежала картина, варварски сложенная вчетверо, отчего хрупкий холст треснул по сгибам. Посмотрели в Интернете на сайте, где Росохранкультура вывесила информацию об украденных произведениях искусства. “Страховая стоимость — 1 миллион долларов… Объявлена в международный розыск…” Ничего себе!

Тут же связались с Росохранкультурой, вызвали экспертов.

Когда корреспондент “МК”, узнав о случившемся, прибежал в приемную лидера КПРФ, там не было журналистов, а среди аппаратчиков наблюдалось радостное возбуждение. Как раз в это время эксперты, тоже сияя, вышли из кабинета вместе с его хозяином. Начальник Управления по сохранению культурных ценностей Росохранкультуры Виктор Петраков на ходу убирал большую лупу в карман, а под мышкой держал каталог похищенных культурных ценностей. Эксперты уже вызвали бронированный автомобиль с милицейским сопровождением, чтобы доставить шедевр в спецхранилище.

Пройдя в соседнюю комнату, они развернули картину, обложенную газетными листами и упакованную уже в непрезентабельный зеленый пластиковый пакет, на столе рядом со стопкой новых книг лидера КПРФ. Г-н Петраков сказал, что, конечно, искусствоведы выскажут свое мнение, но “с очень большой долей вероятности” картина — “та самая”. Об этом говорят клеймо изготовителя холста, подпись автора с правой стороны и другие признаки…

Картина казалась глянцевой — так гладко наложены краски. Она была чудесна, но сильно повреждена: в пакете нашли кусочки облетевшей краски и холста, похожие на крошки от разноцветного печенья. Чиновник сказал, что уже позвонил директору Эрмитажа Пиотровскому, который “волей судеб оказался в Москве”, и тот “чуть не прослезился”. Еще бы — четыре года идет следствие, и никаких следов, никакой информации!

“Нам пообещали премию в 10% от стоимости картины — вот будет подмога нашей партийной кассе”, — пошутил г-н Зюганов. “У вас будет премия — но моральная”, — ответил г-н Петраков. Он очень радовался, что работа по информированию общественности об украденных ценностях (изданный каталог, сайт в Интернете) приносит свои плоды. И пожалел, что государству не выделяют на эти цели ни копейки: каталог помогли издать спонсоры, а сайт Росохранкультура делала на свои.

“Пусть приносят еще, мы будем рады”, — сказал один из сотрудников аппарата фракции КПРФ. После этого г-н Зюганов пошел встречаться с французскими коммунистами, а картину, все в том же непрезентабельном зеленом пакете, эксперты понесли вниз — прибыла наконец бронированная машина…

Позже Геннадий Андреевич поведал прессе, что его соратники готовы дать самые подробные показания следователям, которым отдадут и тот самый пакет с розочками — “ведь на нем могли оказаться отпечатки пальцев неизвестного”.


Марина ОЗЕРОВА


ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Как украли шедевр

Дело старое, но громкое. Коллекция Эрмитажа до кражи располагала пятью полотнами Жана Леона Жерома. Три находились в запасниках, а две — “Бассейн в гареме” и “Смерть Пьеро” — на экспозиции. 22 марта 2001 года неизвестный вор зашел в зал и спокойно начал делать свое черное дело: ни камер наблюдения, ни даже традиционной бабушки-сиделки в зале тогда не было! Сигнализацией тоже “не пахло”... Злоумышленник, не мудрствуя лукаво, просто вырезал холст “Бассейна” из рамы и был таков.

Его фоторобот увэдэшники составили по словам одной любительницы искусства, приехавшей в Санкт-Петербург из Сибири. Дама прогуливалась по галереям Эрмитажа со своими детьми и в 14.30 увидела молодого парня. Тот тащил в руке нечто похожее на холст (картина — размером 73,5 на 62 см). Спешно выбежав с главного входа, подозрительный тип ринулся в сторону Невского. Так, картина оценочной стоимостью в 1 миллион долларов растворилась в неизвестности...


Что делать с реставрацией?

Заместитель директора Реставрационного центра им. Грабаря Светлана ВИГАСИНА:

— Разумеется, полотно надо видеть. Навскидку говорить невозможно. Ясно только, что нашему центру эту реставрацию не поручат — мы в процессе переезда. А так — все зависит от состояния. Насколько сильны потертости на сгибах? Может понадобиться даже перенос на новый холст… Обычно реставратор ориентируется в таких случаях на два документа: на описание сохранности и данные экспертизы. На их основе он и продумывает свои дальнейшие шаги.





Партнеры