Ну надо, так Надя

Барбара Брыльска: “Если будут снимать продолжение “Иронии судьбы”, без меня точно не обойдутся!”

26 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 275

Про фильм “Ирония судьбы, или С легким паром!” мы знаем все. Однако каждый год 31 декабря включаем телевизор, чтобы узнать, найдет ли в Питере Женя Лукашин новую любовь?

Исполнительница главной роли Барбара Брыльска — самая народная актриса Советского Союза. Ведь именно с ней ассоциируется любимый праздник. И сегодня пани Барбара рассказывает читателям “МК”:

• почему Надя наотрез отказывалась целоваться с Ипполитом;

• умеет ли актриса в реальной жизни готовить заливную рыбу;

• кого Брыльска сыграет в продолжении “Иронии судьбы”.


Каждый год 31 декабря мы с друзьями садимся смотреть фильм “Ирония судьбы, или С легким паром!”. И нынешний год исключением не станет, ведь без этого кинохита уже немыслимо ни одно новогоднее торжество. И снова — душевный голос Талызиной, щемящая песня Пугачевой… И — очаровательная Барбара Брыльска. Не случайно один польский критик написал: “Если Бася постучится в любой дом в любом городе или деревне Советского Союза, ей откроют и примут как самого близкого человека”. В канун любимого праздничного телепоказа “МК” допросил самую “новогоднюю” актрису страны.


— Пани Барбара, как вы встречаете Новый год? С такими же приключениями, как ваша героиня Надежда?

— Нет. Праздники я отмечаю дома с родными и друзьями. Это люди, которых я знаю давно, в их обществе чувствую себя спокойно. Хорошо, что к актерской братии они не имеют никакого отношения. Самый радостный свой Новый год я встретила в 17 лет с женихом на природе. Лес, ночь, звезды, наряженная елка, шампанское, любимый рядом… И кажется, что жизнь будет долгой-долгой и, конечно, счастливой.

— В жизни вы могли бы увлечься героем Андрея Мягкова?

— Не хочу вам врать — нет. Мне нравится другой тип мужчин: жгучие брюнеты. Уж такая моя женская слабость... Первый муж очаровал меня сразу же, как только познакомились. В законном браке мы прожили 11 лет, но долгой и счастливой супружеской жизни не получилось. Черноволосым высоким красавцем был мой второй муж, от которого я родила двоих детей. Сейчас я хочу быть одна. В своей жизни я слишком много страдала из-за мужчин. Хотя тело стареет, а душа продолжает оставаться молодой. И я вам честно признаюсь, что мне до сих пор нравятся красивые парни.

— Значит, отвергнутый Ипполит смог бы заронить искру в ваше сердце?

— Нет. Когда я начала сниматься в “Иронии судьбы” и еще мало с кем была знакома, гримерши мне все уши прожужжали: “Юрий Яковлев! Юрий Яковлев! О таком мужчине можно только мечтать!” Он тогда был жутко популярным после ролей в “Идиоте” и “Гусарской балладе”. И я с нетерпением ждала знакомства. Но, откровенно говоря, с первой же встречи разочаровалась — не мой тип. Я даже целоваться с ним отказывалась. Подошла к Рязанову: “Умоляю, Эльдар, сделай так, чтобы этого избежать. Смонтируй, как будто мы поцеловались. Обмани зрителя. В кино так делают сплошь и рядом”. Но Рязанов был непреклонен: “Барбара, успокойся и возьми себя в руки. В этом эпизоде мне нужно, чтобы все было достоверно”. Пришлось целоваться. На съемочной площадке я во всем покоряюсь режиссеру. Так меня воспитали в киношколе. Но после “Иронии судьбы” я стала более внимательно читать сценарии. И не подписывала договор, пока четко не оговаривались все сцены интима. Если мой будущий партнер по фильму мне не нравился, я требовала, чтобы его заменили, или отказывалась от роли вообще.

— Вы с детства готовили себя к звездной судьбе?

— Мое детство пришлось на послевоенные годы, но в любые времена девочки, если им хоть чуть-чуть повезло с внешними данными, мечтают стать звездами. И я не была исключением. Однажды к нам в школу пришли отборщики из киностудии и пригласили меня сниматься в фильме “Калоши счастья” по сказке Андерсена. Со свойственным юности максимализмом я вдруг подумала, что это “грандиозное событие” в корне изменит мою судьбу. И даже попрощалась со своими подружками, решив, что отныне у меня начинается совсем другая жизнь, в которой ничему прежнему, обычному не будет места. Но оговоренные три съемочных дня прошли, свой гонорар я с гордостью отдала маме — и опять потянулись школьные будни. Я была обижена и обескуражена. Как? Меня — самую красивую девушку в школе, а может быть, и в стране — после такого удачного дебюта больше не зовут в кино? Масла в огонь подлил ассистент режиссера, которого я случайно встретила. Он попытался ухватить меня за щеку и покровительственно потрепать, но хватать не за что было — в свои 16 лет я отличалась худобой. Он разочарованно вздохнул: “Была бы ты красавицей, если б на тебе побольше мяса наросло”.

Все это меня так разозлило, что я выбросила из головы все мечты о карьере актрисы и твердо решила стать художницей. Однажды наш самодеятельный театр показывал инсценировку по “Матери” Горького. Я там играла старушку, у которой арестовали сына-революционера. На мне, 18-летней, был жуткий грим. Однако директриса художественного лицея, где я училась, все же сумела во мне что-то разглядеть и заявила: “Девочка, ни в какой художественный вуз ты не пойдешь, у тебя одна дорога — в лодзинскую киношколу”. Если бы не настойчивость этой женщины, моя жизнь сложилась бы совсем иначе.

— Говорят, Рязанов высмотрел вас в эротическом фильме “Анатомия любви”...

— Для католиков эротика это не грех. В костеле супругов венчают именно для того, чтобы они этой самой эротикой занимались. Однако когда в 1972 году на съемках “Анатомии любви” объявили, что предстоит сцена, где я в роли Евы и мой партнер в роли Адама должны предстать перед камерой совершенно голыми, ужасу, охватившему меня, не было предела.

— К услугам дублерши не пробовали обращаться?

— Никакая дублерша не сможет сыграть мое тело. Это исключено. Я долго думала, как сделать, чтобы и себя не обидеть, и зрительских ожиданий не обмануть. Мои крупные планы я попросила режиссера снять с подсветкой со спины так, чтобы моя обнаженная фигура просматривалась только в контурах. А в том эпизоде, где Адам ложился на меня сверху, я попросила его натянуть на себя женские бесцветные колготки. Таким образом, его мужское достоинство не сильно выпячивалось, а мои ноги не соприкасались с голыми ногами совершенно чужого человека. На экране эти ухищрения остались незаметными.

Кстати, недавно мне предложили роль школьной учительницы, в которую влюблен ее ученик-подросток. Якобы в своих фантазиях он видит мою героиню обнаженной, когда она читает классу очередной урок. Фантазии фантазиями, но ходить-то голой перед камерой надо будет по-настоящему. И я сказала продюсерам: “Вы что, с ума сошли? У меня сын 24 лет. Что скажут наши общие знакомые? Я уже в том возрасте, когда женщина не может себе позволить такие вольности, как бы хорошо она ни выглядела”. Пришлось отказаться от роли.

— По слухам, Эльдар Рязанов сражался за вас с чиновниками Госкино…

— Да. Его уверяли, что в Советском Союзе много своих подходящих для “Иронии судьбы” актрис. Были даже устроены кинопробы, на которых попытали счастья около 200 девушек. Но режиссер настоял: “Я уже нашел ту Надю Шевелеву, которая за одну ночь влюбит в себя не только Женю Лукашина, но и всю мужскую часть страны”.

— Вам, первой иностранке, была присуждена Госпремия СССР. Это было престижно в Польше?

— Мне, конечно, было приятно. Однако эта награда принесла мне в Польше столько неприятностей… В этом виновата политика. Уже в те годы польские интеллигенты тихо ненавидели все советское, и моя популярность в Советском Союзе была для многих как кость в горле. Да и фильм приняли прохладно. Баня, переезды под Новый год — для нашего зрителя это непонятно. После выхода “Иронии судьбы” у себя на родине я фактически стала безработной. И многие годы вынуждена была сниматься в Чехословакии, Германии, Болгарии, России. К счастью, теперь другие времена, и у меня есть работа в Польше. Я никогда не жалела, что в моей жизни случилась “Ирония судьбы”. Фильм принес мне столько задушевных встреч и хороших знакомых. Но я не склонна его переоценивать. Это крепкая работа, но не шедевр. За тридцать лет я так и не смогла понять, почему вы все сходите с ума по ней. Вся Россия — моя! Это потрясающе.

— Сейчас готовится продолжение “Иронии”, которое снимет не Рязанов, а один из новомодных режиссеров…

— С подобным предложением мне первый раз позвонили полтора года назад. Я согласилась. Но пока не знаю, на какой стадии находится этот проект. Даже сценарий еще не читала. Но я спокойна — без меня в новом фильме не обойдутся.

— Говорят, сюжет похожий, но действие происходит в наши дни. Сын доктора Жени, тоже врач и тоже Женя, едет в Питер под Новый год в командировку. Там он в нетрезвом виде отправляется по знакомому адресу: 3-я улица Строителей, дом 25, квартира 12, где знакомится с девушкой Надей, которая оказывается дочерью Ипполита.

— Боюсь, это будет уже другая история. Даже если снимутся все прежние актеры. Это большой риск. Мы все здорово постарели…

— Глядя на вас, так не скажешь. Как вам удается держаться в форме?

— В какой форме? Не надо мне льстить — у меня дома есть зеркало. Не знаю я никаких особых рецептов. Прошлой зимой болела, и от недостатка движения сильно растолстела. Потом несколько месяцев сидела на диете. Бросила курить и отказалась от пива. Никакого удовольствия от жизни. Ужас! Особенно тяжело было вначале. Но результат не заставил ждать: я похудела и чувствую себя помолодевшей.

— Из Нади кулинарка была так себе, а вы домашний человек, готовить любите?

— Я не принадлежу к тем актрисам, которые жертвуют всем ради карьеры. Актерская профессия мне нравится тем, что дает возможность зарабатывать хорошие деньги, знакомиться с интересными людьми, путешествовать по миру. Но на первом месте для меня всегда были интересы семьи: муж, дети, дом, дача. Обожаю выращивать цветочки и собирать грибы. Люблю готовить и принимать гостей. Кстати, заливная рыба у меня выходит гораздо вкуснее, чем у моей героини в “Иронии судьбы”. Мой сын Людвиг особенно любит мое фирменное блюдо — заливной карп. Хвалит также пирожки с капустой и красный борщ. Я не звезда, а самый обычный человек. Если бы позволяли средства, я бы перестала работать, а занималась только собой и сыном. Пришло время отдохнуть.


Киноляпы из “Иронии судьбы”

• Все начинается с титров. Сначала название... Потом “в ролях”. Вроде все в порядке. А дальше — “совершенно нетипичная история, которая могла произойти только и искЮчительно в новогоднюю ночь”.

• Пьяного Женю Лукашина грузят в самолет “Ту-134”, летит он в “Ил-62”, а вываливается в Ленинграде уже из третьего самолета.

• Номер телефона Нади шестизначный: 14-50-30. Но, когда Надя входит в подъезд, на табличке возле лифта мы видим телефон аварийной службы семизначный: 241-64-44.

• Телефон в квартире главной героини Нади почему-то меняет цвета — то он красный, то зеленый, то вновь красный.

• Барбара Брыльска поднимает из сугроба выброшенную фотографию… Олега Басилашвили, который предполагался на роль Ипполита вместо Юрия Яковлева.

• Надя отправляется за билетами. Она садится в такси (1-й кадр). Хорошо видно темноволосого шофера с небольшими бакенбардами. Когда Надя приезжает, то шофер (2-й кадр) странным образом преображается — и волосы посветлее, и бакенбарды исчезли.

• Улицы покрыты снегом, ветер, метет вьюга. Но на крышах снега нет! Дело в том, что на самом деле во время съемок фильма снега не было вообще. Рязанов признавался, что для имитации снега пришлось использовать вату, которую скупали в близлежащих аптеках.




Партнеры