Обыкновенная принцесса

Евгения Симонова: “Я всегда живу в своем возрасте”

9 января 2007 в 00:00, просмотров: 378
  Ей есть что вспомнить. Есть о чем рассказать. Блестящие роли в кино — яркий дебют в картине “В бой идут одни старики”, дальше тоже всеми любимые — “Афоня”, “Пропавшая экспедиция”, “Обыкновенное чудо”. И тридцать с лишним лет в Театре имени Маяковского! Она не живет прошлым — в настоящем забот хватает. И о том, как играла своих чистых и наивных романтических героинь, актриса вспоминать не любит: “Зачем прошлое ворошить? Я давно перешла на роль матерей и с этим амплуа справляюсь…”
     
     
     
     
     
      БЛИЦ
     — Вы сова или жаворонок?
     — Сова.
     — Чай или кофе?
     — Кофе.
     — Такси или машина?
     — Машина.
     — Радио или магнитола?
     — Магнитола.
     — Музыка классическая или современная?
     — Только классическая.
     — Театр или кино?
     — Театр.
     — Трагедия или комедия?
     — Драма!
     — Монолог или пауза?
     — Пауза.
     — Гладиолусы или розы?
     — Розы.
     — Домой или в ресторан?
     — Домой!!!
     — Бокал или рюмка?
     — Рюмка.
     — Водка или коньяк?
     — Водка.
     — Телевизор или книга?
     — Книга.
     — Проза или поэзия?
     — Поэзия.
     — Пастернак или Бродский?
     — Пастернак.
     — Точка или многоточие?
     — Многоточие.
     
     
     
     
     
     
     
     “Есть мне 50 — реально к этому отношусь”
     — С “Многоточия” разговор и начнем. Фильм Андрея Эшпая произвел на меня очень сильное впечатление. Он чем-то напомнил “Сказку сказок” Юрия Норштейна. Думаю, если в “Многоточии” только видеоряд с музыкой оставить, и без слов фильм с удовольствием можно смотреть…
     — Cпасибо. Это очень высокая оценка!
     — Журналисту иногда проще написать большую статью, чем придумать к ней точный заголовок. Кто предложил идею назвать фильм “Многоточие”?
     — Фильм снят по повести Виктора Некрасова “Кира Георгиевна”. Сценарий назывался “Март. После разлуки”. Но так получилось, что действие переместилось на лето. Стали думать: “Июнь… Июль… Август…” Когда наша фантазия начала иссякать, а название так и не появилось, повесили огромный лист ватмана, на котором любой желающий мог написать свои варианты. Кто-то написал “Многоточие”. И попал в точку…
     — В выборе партнеров по фильму ваш голос что-то решает или муж-режиссер принимает решение волевым методом?
     — Права голоса в этом вопросе у меня нет. Хотя свое мнение я, конечно, могу высказать. И Андрей примет его к сведению. Но сделает все равно по-своему. К счастью, у нас вкусы сильно совпадают. В том числе и по актерским личностям.
     — Правда ли, что вы были против того, чтобы роль юноши-натурщика, с которым у вашей героини, женщины-скульптора, по сюжету завязывается роман, играл Евгений Цыганов?
     — Это было. Женя не так давно в “Детях Арбата” играл моего сына… Я всегда живу в своем возрасте. Есть мне 50 — реально к этому отношусь. Но героине повести Некрасова чуть больше сорока. Вам этого не понять, а для женщины диапазон от сорока двух до пятидесяти — просто колоссален. Поэтому крайне болезненно вообще отнеслась к этой истории с молодым мальчиком. Мне казалось, что моя героиня отнюдь не та женщина, которая легко идет на случайные связи. На мой взгляд, в “Детях Арбата” альянс мать—сын у нас с Цыгановым идеально получился, и я опасалась, что в новой картине зрители не воспримут нас в других образах. Когда Андрей предложил неожиданный расклад, я напряглась…
     — И как режиссер вас в итоге переубедил?
     — Никак. Просто поставил перед фактом!
     А что касается Цыганова… Он действительно потрясающий артист. Мне доводилось играть с великими актерами: Смоктуновским, Кайдановским, Далем, Борисовым. Для меня Женя Цыганов, несмотря на свой возраст, уже в этой обойме.
     — Но, согласитесь, ваше мнение было учтено. В повести ведь отношения героев оканчивались отнюдь не флиртом…
     — Действительно, у Виктора Некрасова моя героиня напропалую врет своему супругу и с юношей уезжает на дачу. Более того, в сценарии предполагалось то же развитие сюжета. Как-то по этому вопросу мы с Андреем нашли компромисс. Осталась занавеска, через которую кто-то обнимает героиню…
     — Вы с Цыгановым очень лихо играете в футбол. Кому такая идея в голову пришла?
     — Ему. Подмастерья гоняли мяч в мастерской скульптора, поднимая жуткую пыль. А тут Цыганов подходит: “Евгения Павловна, а давайте и мы с вами попробуем!” Я — в категорический отказ: “У меня платье бархатное! Туфли на высоченных каблуках!! А тут пыли по щиколотку!!! Какой футбол может быть…” Но ведь попробовали. Массу дублей отсняли. В результате родилась одна из лучших сцен фильма.
     
     
     
     
     
     “Решила, что вечером утоплюсь”
     — В “Многоточии” чудная природа. Где вы отыскали такой красивый заповедный уголок?
     — Под Звенигородом. Мы к родителям Андрея в Старую Рузу очень часто ездим. Там такие места!!! Останавливайся на дороге, отходи немного в сторону и снимай. А вот на необычное старое дерево случайно наткнулся Андрей. Такие вещи в сценариях не прописываются. Дерево возникает в картине не один раз, играет свою особую роль. За этот образ огромное спасибо художнику Ольге Кравчене.
     — Какое-то участие в монтаже принимаете?
     — Не знаю, что принято у других семейных актерско-режиссерских пар, но лично я в этом процессе ни бельмеса не понимаю. Хотя когда Андрей вечером смотрит отснятый за день материал, я могу присоединиться. И даже что-нибудь подвякнуть…
     — Вы как-то упомянули, что один эпизод в “Многоточии” у вас так и не получился. Можно поподробнее?
     — Стыдно, но могу рассказать. В кино я всегда чувствую себя в гостях. Здесь, по сравнению с театром, все дается мне с большим трудом. В театре я овладела ремеслом и за себя ручаюсь. А вот в кино никаких гарантий давать не могу. Просто не знаю, что произойдет с моим организмом после команды “мотор!”. Зачастую неплохо — я способна на живые реакции, но иногда… В “Многоточии” моя героиня должна рассказывать историю про Италию. В ключевой момент, сказав: “Из церкви вылетели жуки, а мы думали, это вороны…” — я должна была зарыдать. В театре подобную эффектную сцену в любой момент смогу выполнить с легкостью. До съемок я несколько раз прокручивала эпизод внутри себя — все работало как часы. Но когда раздалась команда “мотор!”, вдруг поняла, что ничего у меня не получится. Дохожу до ключевой фразы, а внутри бетон. Более того, уже понимаю, что не смогу это сделать никогда! И ведь не смогла! Ни на второй, ни на третий, ни на четвертый дубль… Решила, что вечером утоплюсь. Благо второй день съемок всего, артистку еще можно переснять.
     Через какое-то время удалось-таки снять сцену. Но раз режиссер не включил ее в фильм, не шибко она у меня удалась…
     — Может, вы считали ее фальшивой и именно от этого ваш организм ее отторгал?
     — Сама не знаю. Но сказать про себя: “Я мастер, могу сыграть все!” — не смогу никогда.
     — На мой взгляд, потенциал у фильма неплохой. Вам не кажется, что двадцати копий, которые отпечатаны на всю Россию, слишком мало?
     — В этом я, увы, совершенно ничего не понимаю. Но я видела реакцию трех тысяч зрителей в Локарно, и это стало для меня настоящим потрясением. Усидеть в зале из-за волнения не смогла — весь фильм вместе с внуком наматывала круги по фойе. Думала, сейчас начнется массовый отплыв. А ушло всего три-пять человек. “Многоточие” завершается музыкой Грига — я когда слышу эту тему, всегда плачу, поэтому вышла и уже за спиной аплодисменты услышала. А потом со сцены увидела, что глаза у многих заплаканы… Но больше всего меня поразило то, что человек триста пришло на обсуждение картины. И задавали потрясающие вопросы.
     — А какие впечатление были у вас, когда вы картину первый раз увидели?
     — Закрытый предпремьерный показ состоялся на “Мосфильме”. Приглашены были только кинокритики. Я смотреть не собиралась — Чулпан Хаматова уговорила: “Женечка, мне картину посмотреть очень хочется. Одна я стесняюсь. Пойдемте, посмотрим вместе!”
     Знаете, до недавнего времени я вообще не могла смотреть картины с моим участием. Очень расстраивалась, когда видела, где недожала, где переиграла. А “Многоточие” вот более-менее спокойно восприняла. Почти как обыкновенный зритель. Наверное, только сейчас научилась смотреть на себя со стороны. Пришло понимание — фильм снят. И изменить в нем уже ничего нельзя…
     
     
     
     
     
     “Ни одного предложения по кино у меня сейчас нет”
     — Андрей Эшпай сейчас снимает фильм по пьесе Набокова “Событие”. Вы в нем играете?
     — Играю. Только небольшое уточнение — фильм снят, идет монтаж. Такая интересная работа получилась! Я играю графоманку-писательницу, которая пишет слегка безумные опусы. А рядом страдают две ее дочери. Их сыграли Чулпан Хаматова и Зоя Кайдановская.
     — Легко работалось?
     — У Андрея актерам легко никогда не бывает. Он постоянно в поиске. Наработанные заготовки терпеть не может. В театре ведь как происходит — выучил роль, вбил ее в рефлекс, добился живой интонации. Импровизации потом какие-то, конечно, возможны. Но только в строгих рамках. А вот в кино есть возможность зафиксировать любой живой момент. И Андрей делает все возможное и невозможное, чтобы сбивать актеров. Чтобы они играли не по заученному, не по проторенному, а жизненно. Есть режиссеры, которые снимают строго по сценарию. Эшпай же, наоборот, при первой возможности старается от сценария хоть чуть-чуть дистанцироваться. Для него очень важна прежде всего импровизация.
     — Пока муж занят монтажом новой картины, вы собираетесь где-то сниматься в это время?
     — Сейчас мне прежде всего хочется хоть немного отдохнуть. Я же еще снялась в сериале Лены Николаевой “Служба доверия”, где играю начальницу сей организации. В этом бюро: Георгий Тараторкин, Инга Оболдина, Александра Назарова, Мария Шукшина… К тому же ни одного предложения по кино у меня в данный момент просто-напросто нет.
     
     
     
     
     
     “Отдыхаю я дома”
     — Давайте о театре немного поговорим. Сколько спектаклей сейчас играете?
     — Пять в Театре Маяковского и один на стороне. На стороне — “Любовник” Владимира Мирзоева, в котором мой партнер — замечательный Сергей Маковецкий.
     — Любимый спектакль у вас, наверное, по-прежнему “Круг” в Маяковке, который вы играете уже лет двадцать?
     — В “Круге” я больше не играю. Моей героине в пьесе по Сомерсету Моэму двадцать пять лет. А мне уже за пятьдесят… (Всего 51. — А.Б.) В какой-то момент я поняла, что в “Круге” вышла даже из возраста Леди Кити, которую Светлана Немоляева играет. В общем, пора и честь знать. Кстати, мою бывшую роль играет Юлия Силаева. Всем рекомендую на нее сходить.
     — У вас есть спектакль, играть который вы идете как на праздник?
     — Очень люблю “Шестеро любимых” в постановке Екатерины Гранитовой. Это первая пьеса Арбузова, написанная аж в 1934 году. Две машинно-тракторные станции за переходящее красное знамя борются. А я играю начальника политотдела. Все перипетии объединены музыкой Петра Лещенко. Дико смешная абсурдистская комедия. Мы ее с такими бешеными страстями играем!
     — Вы много снимаетесь в кино. Возникают ли в театре проблемы с координацией графика съемки — спектакли?
     — Про нашего художественного руководителя Сергея Арцыбашева в этом плане могу сказать только добрые слова. Он понимает, что такое для актера съемки, и всегда старается подстроить спектакли под съемочный процесс. И не только для меня, но и для других актеров. Более того, когда съемки фильма “Событие” несколько затянулись, Арцыбашев даже приостановил выпуск спектакля “Шаткое равновесие”. Поверьте, для театра это большая редкость!
     — Кстати, сколько лет вы в Театре имени Маяковского служите?
     — Тридцать один год!!!
     — Скажите честно, возникала хоть раз мысль сменить театр?
     — Я дважды дергалась. Оба раза при Андрее Александровиче Гончарове. Когда год-два-три не получаешь новых ролей, кажется, что очередь до тебя уже никогда не дойдет. Один раз я даже в “Современнике” репетировать начала. Но оба раза понимала, что уйти не смогу. Наверное, по природе своей я слишком уж консервативный человек. А вот все мои “уходы” от Арцыбашева уже не более чем выдумки журналистов.
     — Новые роли в театре репетируете?
     — Что вы, ведь спектакль “Шаткое равновесие” по пьесе Олби только что вышел. Я играю стареющую женщину, муж которой влюблен в ее сестру (ее играет Ольга Прокофьева). Сестра молодая, красивая и чувственная, а мой персонаж — уже стареющая тетка, которая пытается соединить несоединимое. Репетиции были очень трудными, поэтому сейчас я хочу взять паузу и хоть некоторое время отдохнуть.


Партнеры