Кровники президента

Алханова обвинили в диффамации

13 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 639
Религиозные деятели Чечни обвинили президента республики Алу Алханова в распространении компрометирующих сведений о шейхе Кунта-Хаджи. В интервью нашей газете (см. “МК” от 23 января 2007 года) Алханов сказал, что Кунта-Хаджи умер. Не следовало ему этого говорить.
В разговоре с нашим обозревателем Мариной Перевозкиной Алу Алханов сравнил судьбу двух выдающихся исторических личностей Северного Кавказа — имама Шамиля и шейха Кунта-Хаджи. Вот что сказал Алханов интервьюеру “МК”: “Шамиль 25 лет воевал с Россией. Уничтожал и русских, и чеченцев, и дагестанцев. Когда я был пацаном, я застал еще столетних дедов, помнивших Кавказскую войну. Я слышал, как они Шамиля проклинали. Мне это было обидно: как так, он же национальный герой! Они его проклинали за гибель людей в той войне. Шамиль сдался, остаток жизни прожил в почете и уважении. В это же время в Чечне жил шейх Кунта-Хаджи. Шамиль его не любил: шейх призывал жить в мире с русскими, учил, что война — дикость. Этот человек был выслан и в ссылке умер”.
Две недели назад по чеченскому телевидению выступил один из видных религиозных деятелей республики, и вот в чем был смысл его выступления. Мы — последователи Кунта-Хаджи. Мы верим, что Кунта-Хаджи жив и вернется к нам, когда исполнятся сроки. Никто его мертвым не видел. И если Алу Алханов видел Кунта-Хаджи мертвым, то пусть это подтвердит. А если не видел, то зачем он хоронит нашего святого?
Это выступление повлекло последствия двусмысленные и потенциально опасные. В позапрошлую пятницу в мечети Урус-Мартана, по месту жительства Алу Алханова, прозвучало заявление другого религиозного деятеля уже местного, урус-мартановского уровня. Суть его заключалась в том, что раз Алханов заявляет о смерти святого, то и самому Алханову следует объявить кровную месть.
Попробуем понять суть скандала. Президент Алханов действительно допустил оплошность, употребив глагол “умер” по отношению к чеченскому святому. Впрочем, эта оплошность вполне простительна светскому президенту субъекта федерации светской России. Если б вместо “умер” Алханов сказал, например, “и с тех пор никто его не видел”, то и формальных оснований для претензий не было бы. Но Алханов сказал то, что сказал. И, значит, оскорбил чувства верующих. И его недоброжелатели не преминули этим воспользоваться.
Учитывая деликатность ситуации, мы могли бы и не вмешиваться в этот скандал: вины газеты здесь нет, запись интервью со словами президента у Перевозкиной имеется. Однако подозреваю, что цели у обвинителей Алханова — отнюдь не религиозные, а политические, к тому же нравственно небезупречные.
Объявление кровной мести по такому поводу абсурдно. Это понимают и жители республики, и религиозные деятели урус-мартановской мечети. Ни один верующий и здравомыслящий чеченец не воспримет такое всерьез. Но законы здравого смысла, разумеется, не распространяются на фанатиков, которых хватает в любом религиозном течении. Таким образом, публично обвинив Алханова в святотатстве, его подставили под удар этих самых фанатиков. Кроме того, если с Алу Алхановым, не дай бог, что-то случится, этот инцидент всегда можно будет списать на тех самых мифических религиозных фанатиков.
Таким образом мы столкнулись с очередным примером психологического давления на законно избранного президента Чечни, противники которого уже давно присмотрели на его кресло куда более достойного, по их мнению, претендента.
В том, что это чистая политика, не имеющая никакого отношения к религии, говорит и тот факт, что ни один религиозный деятель от Москвы и до Итум-кале не выступил с публичным осуждением Рамзана Кадырова, который устроил вызывающе шумное, на грани оргии, празднование собственного дня рождения в священный для мусульман месяц Рамадан. Или с осуждением установки трехметрового памятника Ахмаду-хаджи Кадырову. Единственному в мире памятнику муфтию. Памятнику, противоречащему одному из основополагающих правил ислама, не позволяющему изображать человека ни в живописи, ни в скульптуре.

ЦИТАТА ДНЯ
“Останусь ли я на посту президента или нет — всецело будет зависеть только от воли Всевышнего и президента нашей страны, что я неоднократно уже подчеркивал”.
Алу АЛХАНОВ, на сайте президента Чечни 12 февраля 2007 года.


    Партнеры