Смерть, упавшая с неба

Осужден виновник самой необычной московской автокатастрофы

16 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 260
  Беда свалилась на них в буквальном смысле как снег на голову. Три девушки въезжали в тоннель на Ленинградском проспекте, когда на их машину с моста упал… автомобиль. Как в кино. Только в жизни все намного страшнее. Две девушки погибли на месте.
     Об этой катастрофе в прошлом году судачила вся Москва. А вчера в Савеловском суде был вынесен приговор по необычному делу. Виновника аварии (год назад он был одиннадцатиклассником) приговорили к 5,5 годам лишения свободы.

     
     Трагедия произошла около шести утра 15 января 2006 года. По Ленинградскому проспекту на отцовской “семерке” мчался 16-летний Саша Брызгалов. Ни с того ни с сего решил развернуться, но не справился с управлением. “Жигуленок” заюлил по обледенелому снегу, наваленному на разделительный газон. А потом машина въехала на бетонный парапет и… взмыла в воздух.
     Автомобиль рухнул вниз, в дорожный тоннель. Легковушка упала на двигавшуюся в сторону области “Ауди”. В иномарке ехали московские студентки, спешившие домой из ночного клуба.
     19-летняя москвичка Наташа Исайкина скончалась на месте. Ее подруга 18-летняя студентка мединститута Оля Лешакова жила еще час, но спасти ее не удалось. Сидевшая за рулем “Ауди” 19-летняя Маша Григорян осталась жива. У нее были ушибы и поранена рука. Брызгалова же с черепно-мозговой травмой отвезли в больницу — сейчас у него инвалидность I группы.

* * *

     По предъявленному Брызгалову обвинению — он мог вовремя снизить скорость или вообще остановиться, но этого не сделал. Плюс к этому — не убедился в безопасности своего маневра, в связи с чем допустил выезд машины за пределы проезжей части. А главное — у него вообще не было водительского удостоверения. Между прочим, Брызгалов мечтал стать... адвокатом — он поступил учиться на юрфак.
     В роковое утро Саша по просьбе отца должен был прогреть машину и сделать несколько кругов по двору. О том, что сын отправится в город, родители даже и не думали. Они спокойно спали. А парень решил покататься по Москве.
     На последнем слове в суде Брызгалов, сдерживая рыдания, сказал:
     — Я глубоко раскаиваюсь в том, что совершил. Если бы я мог изменить то, что произошло… Я очень люблю своих родных и близких. И знаю, как они любят меня. Я виноват, полностью признаю свою вину. Я просто не знаю, как доказать, что я мучаюсь, но для потерпевших моя самая большая вина в том, что я остался жив. Простите меня за это. Простите за все…

* * *

     Мария Григорян потеряла двух самых близких подруг, с которыми дружила еще со школы. Маша вспоминает, что свой последний день девушки провели в приятных хлопотах — макияж, прическа, подбор вечернего платья. Вечером они отправились на день рождения к однокласснице. Девочки веселились и танцевали до упаду. После ресторана втроем переместились в клуб на Новом Арбате. Около пяти утра уехали.
     — Всю дорогу мы весело разговаривали, даже песни пели, — вспоминает Мария. — А в тот тоннель я сворачивать не хотела, думала, проехать поверху. А девчонки: “Зачем? Давай в тоннель”. И на последней секунде, когда я уже ехала туда, Наташа вдруг поворачивается и говорит: “А можно было и не ехать”. И все — темнота…
     Случайные свидетели аварии бросились к иномарке. Мария говорит, что к ее автомобилю подбежал и Брызгалов. Но он лишь заглянул туда и опрометью бросился в сторону. Оказавшиеся рядом люди его догнали и привязали к сиденью машины — чтобы не сбежал.
     ...Родители погибших девушек живут воспоминаниями о детях и их фотографиями.
     — Когда мне очень плохо, Олечка приходит ко мне во сне и утешает, — рассказывает ее отец Павел Семенович. — Гладит меня по голове, словно говоря, что все будет хорошо…
     Мама погибшей Натальи Исайкиной говорит, что незадолго до аварии Наташе приснился страшный сон. Девушка плакала и говорила, что всем будет плохо. И спросила у мамы: “А ты будешь плакать, если я умру?”
     — В мой день рождения уже после гибели Наташи утром я почувствовала в квартире аромат роз, — вспоминает Любовь Владимировна. — Но цветов в квартире не было. И когда я подошла к портрету доченьки, почувствовала необыкновенное благоухание, исходящее от него… Дочка всегда дарила мне любимые желтые розы.
     В зале суда родственникам обвиняемого и потерпевшей стороне приходилось сидеть на одной скамейке. Но родители погибших девушек старались не смотреть в сторону Брызгалова и его близких.
     Сторона гособвинения запросила для обвиняемого пять с половиной лет лишения свободы в воспитательной колонии. Суд согласился с обвинителем. После вынесения приговора Сашина бабушка с отчаянным криком вцепилась Маше в волосы. Женщин с трудом удалось разнять…
     Семьи Натальи и Ольги заявили иск о выплате каждой 500 тысяч рублей. Суд удовлетворил их требования. Но деньги им не нужны. Эта сумма уйдет в детский дом.



Партнеры