Секс с дедовщиной

Вся правда о неравных браках

17 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 354
  Мне 23 года, ему — 62. Мы вместе три месяца. Мои родители в шоке. Бабушка с дедушкой глотают корвалол. А сама я пытаюсь понять — это судьба или как? И еще — принимает ли он возбуждающие препараты?
     Неравные браки всегда служат предметом насмешек и пересудов. Ее обвиняют в корысти, его — в сладострастии. Мало кто верит, что такие отношения могут быть искренними. Что ждать молодой девушке от влюбленного старика? Какие подводные камни таит в себе эта любовь? Журналистки “МК” делятся своим личным опытом по этому поводу.

Страсти по старине

     Первый раз я столкнулась с вниманием представителя старой гвардии в 16 лет. В ту пору я была уверена, что лет этак после 50 заниматься сексом сильный пол не может просто по определению. Поэтому, когда со мной впервые попытался познакомиться такой мужчина, я не сразу сообразила, что ему на самом деле нужно.
     Я стояла в центре зала на станции “Кузнецкий мост” и ждала подружку. Он возник откуда-то из толпы. “Девушка, у вас необыкновенно красивое лицо. Как вас зовут?” На вид старец был не то что пожилой, а прямо-таки дореволюционный.
     В ту пору я, как и мои сверстницы, мечтала стать актрисой. И в моем наивном мозгу вспыхнуло: режиссер! Ну какому еще старику может понадобиться красивая девушка? И зачем, если не для съемок в фильме?
     Боясь спугнуть удачу и не задавая лишних вопросов, я дала деду свой домашний телефон, и уже вечером он позвонил и предложил встретиться. “Ура, обсудим условия съемок!” Я тотчас согласилась на свидание.
     Меня ждало горькое разочарование. Мой кавалер привел меня в дешевую забегаловку и вел скучные разговоры о погоде. Он оказался 73-летним сотрудником какого-то замшелого НИИ. И виды на меня имел совсем иного характера. “У меня давно умерла супруга… Ты мне подходишь…”
     В подтверждение серьезности своих намерений он вынул из потертой котомки шоколадку “Аленка” и плюшевого медведя: “Это тебе!”
     Потом дедуля ежедневно названивал мне. Будучи воспитанной девочкой, я не решалась послать его куда подальше. Кончилось это, только когда я призналась в своих грехах отцу. Отругав меня, папа в красках расписал престарелому домогателю, что того ждет, если он не оставит в покое его маленькую дочь.

* * *

     Впоследствии, как любая нормальная девчонка, я встречалась с парнями-ровесниками. Но спустя несколько лет судьба вновь толкнула меня в объятия поклонника из “старого” лагеря. Правда, в этот раз уже по-взрослому.
     Мы познакомились на книжной ярмарке — подруга, работавшая там, попросила заменить заболевшую напарницу. Пожилой представительный мужчина долго стоял возле нашего стенда и расспрашивал о новых изданиях. А затем резко сменил тему:
     — Вы интересный собеседник. Может, посидим сегодня вечером где-нибудь? Позвольте представиться — Виктор Андреевич, бизнесмен…
     Наученная горьким детским опытом, я отказалась. Он не настаивал. Но после выставки, когда я подъехала к дому на своей старенькой “четверке”, следом за мной во двор въехала красивая иномарка. Из нее вышел Виктор Андреевич с букетом роз.
     — Я надеюсь, что вы все-таки передумаете, — галантно склонил голову поклонник. — Вы мне правда очень понравились.
     Не знаю, что сыграло решающую роль — иномарка, цветы или волшебное слово “бизнесмен”, но я действительно передумала.
     …Посетители ресторана, куда мы с ним отправились, явно приняли меня за девушку из службы эскорта. Когда Виктор Андреевич на пять минут отлучился по нужде, мужчина за соседним столиком бесцеремонно протянул мне нацарапанный на салфетке телефон и сладострастно скривился в улыбке.
     После недели непрерывных рейдов по ресторанам я сама привела его домой. И вовсе не за тем, чтобы смотреть фотографии. И тут началось...
     Когда он принялся целовать меня, я почувствовала резкую боль, такую сильную, что слезы брызнули из глаз. Я начала отчаянно вырываться, и только тогда он разомкнул челюсти и отпустил мой несчастный язык.
     Смущаясь, Виктор Андреевич объяснил, что виной происшествию — вставная челюсть... Да уж, попала так попала! Но что поделать: назвался груздем — полезай в кузов…
     Процесс раздевания тоже прошел непросто. Минут десять моему обожателю понадобилось, чтобы расстегнуть лифчик. При виде пирсинга в соске он впал в такой ступор, что я усомнилась — сможет ли он вообще что-либо после такого душераздирающего зрелища? В шок его повергли даже невинные стринги, а уж когда он увидел интимную стрижку в форме сердечка, только и выдохнул: “Да, современная молодежь — это что-то!”
     Несмотря на все пережитые потрясения, секс все же состоялся и, более того, продолжался почти до утра. Такого у меня никогда не было ни с одним из ровесников! Я так и не поняла до сих пор: причиной тому специальные препараты или 62 года для настоящего мужчины — совсем не возраст?
     С тех пор мы живем вместе. По утрам из страстного любовника Виктор Андреевич превращается в заботливого папу. “Ты что, опять не позавтракала? Сейчас же надень шапку, как можно идти на улицу в короткой юбке в такой мороз!” — неизменно слышу я от него каждый божий день.
     Он починил мою машину, купил недостающую мебель в квартиру, сам ездит в магазин за продуктами, не отказывает в деньгах. Он всегда открывает мне дверь в машине, подает пальто и пропускает вперед, читает мне стихи и целует руки. Я же, даже в самые интимные моменты, не могу перейти с ним на “ты”.
     Все это мне нравится. Огорчает другое: наши совместные вечера походят один на другой как братья-близнецы. На мои просьбы сходить куда-нибудь Виктор Андреевич отвечает обещаниями, которые никогда не выполняет, ссылаясь на занятость и усталость. Он ревнует меня к каждому столбу, и потому погулять с друзьями для меня теперь — роскошь.
     Но, наверное, я все-таки счастлива. Хоть и называю его за глаза дедом: ведь мне 23, а ему — 62.

Сердечные страдания

     — Добро пожаловать в Париж, мадмуазель Кудриассофф, — мелодично грассируя, переврал мою фамилию профессор де Рожэ.
     Мне было 25, когда я приехала в Париж на два месяца по приглашению французского педколледжа на стажировку. Профессор де Роже руководил нашей программой. В первую неделю мы в колледже отметили сразу два знаменательных события в его жизни — 70-летие и рождение пятой внучки.
     За глаза я величала его мсье Дедан. Когда он позвал меня на какое-то жутко важное ученое мероприятие с фуршетом, я даже не заподозрила подвоха. Он поил меня “Вдовой Клико” и гордо парировал на вопросы ученых мужей о том, не внучка ли я — “О нет, это моя студентка из Томска!” “Вообще-то я из Красноярска”, — робко поправляла я. “Ах, пардон!” — спохватывался мсье Дедан и через 15 минут “отправлял” меня в Новосибирск. Зауральские просторы казались профессору одной сплошной вечной мерзлотой.
     После фуршета мсье Дедан не только подал мне пальто, но и, встав на одно колено, застегнул сапожки. “Настоящий мужчина и в сто лет таковым остается!” — мысленно констатировала я. Мои молодые красноярские ухажеры далеко не всегда вспоминали, что перед женщиной надо открывать дверь…
     Он приглашал меня на все столичные VIP-мероприятия. “Чего он от меня хочет? — недоумевала я. — Ведь не интима же — в таком-то возрасте!” За полтора месяца мсье Дедан лишь однажды погладил меня по плечу. Это было так трогательно — опять же в сравнении с моими прежними кавалерами, норовящими схватиться за грудь, едва узнав мое имя.
     “Эх, — грустно мечтала я, — был бы ты лет на тридцать помоложе…” Впрочем, рассмотрев его повнимательнее, я пришла к мысли, что мсье Дедан не старый, а скорее пожилой. От этого открытия мне сразу стало легче жить, и я стала с особым усердием наряжаться на “свидания”.
     Узнав, что у меня маленькая дочка, мсье Дедан расплылся в улыбке: “О, я пришлю приглашение, пусть малышка проведет лето с моими внуками под Ниццей!” Я сразу вспомнила, как мой бывший, между прочим родной отец девочки, начинал увиливать, когда я просила его отвезти дочь на неделю в деревню к свекрови…
     Каждый раз, прощаясь со мной, мсье Дедан целовал мне руки и благодарил за приятный вечер. Он мне решительно нравился!
     В последний день перед моим отъездом профессор пригласил меня на прощальную прогулку. Мы приехали в средневековый замок-отель. Нас проводили в один из шикарных двухкомнатных номеров. “Если вы хотите, мы можем здесь остаться на ночь”, — нерешительно предложил он. Я согласилась.
     После ужина я улеглась в одной комнате, мсье Дедан обосновался в другой. Но едва я потушила свет, он заглянул ко мне. В полосатой пижаме и ночном колпаке, достающем до самых бровей. “Спокойной ночи, мадмуазель!” — он наклонился и поцеловал меня в лоб. А потом присел рядом на кровать...
     Увидев, что я не сопротивляюсь, профессор стал целовать мое лицо. Он тяжело дышал, и его дурацкий колпак совсем сполз ему на глаза. В этот момент мне снова вспомнился бывший муж. За последние полгода нашей совместной жизни я не получила от него ни одной нежной ласки. А сам процесс исполнения супружеского долга сводился к формуле: “В левую грудь поцеловал — можно приступать к делу”.
     Профессор же к делу переходить, похоже, не собирался. Хотя даже на мой взгляд было уже давно пора. Я открыла глаза и увидела, что де Роже одновременно целует пальчики моей ноги и массирует себе сердце. Были слышны его каждый вдох и выдох — на этот раз не из-за возбуждения, а как следствие тахикардии.
     Он встал с кровати и стал сиротливо похаживать взад-вперед по спальне. Потом пробормотал что-то вроде “это сейчас пройдет”. Я закурила. Я понятия не имела, как вести себя в такой ситуации. Через полчаса мы повторили попытку. “Это” так и не прошло. Профессор оправдывался:
     — Бывает… Ничего страшного! В следующий раз все получится.
     За завтраком он сделал мне предложение. Несмотря на кошмарную ночь, я не сказала “нет”. После первого брака я привыкла считать, что все мужики — козлы и хотят только одного. С мсье Деданом все было с точностью до наоборот.
     Он отвез меня в аэропорт, и, когда я проходила регистрацию, из его глаз потекли слезы. “Я приеду к вам в Омск, можно?”
     С тех пор прошло полгода. Профессор звонит мне по два раза в неделю. Я по нему скучаю и мечтаю попробовать все заново. Уверена, что у нас получится. Кстати, скоро у него отпуск, и он уже купил билет ко мне в гости. Надеюсь, не ошибся с городом.

Комментирует Андрей ШУМАН, психотерапевт:

     — В отношениях, где мужчина намного старше женщины, есть много проблем. Это общественное мнение, на таких людей всегда смотрят косо, даже с осуждением. Женщину всегда будут обвинять, что она ищет материальную выгоду или, что еще хуже, не слишком хороша, чтобы найти себе ровесника. А про мужчину говорят, что он купился исключительно на молодое тело, дабы поддержать угасающую потенцию. В сексе тоже достаточно много негативных моментов. Как бы партнер ни старался в постели — силы уже не те, чтобы полностью удовлетворить молодую партнершу. Хотя изредка встречаются и исключения, когда сексуальный темперамент мужчины изначально значительно выше, чем у женщины. Еще один минус: женщина, которая долго живет с кавалером в возрасте, начинает быстрее стареть, ведь ей приходится подстраиваться под его физический и биологический ритм. Но в неравных отношениях есть и свои плюсы. Во-первых, они намного прочнее, чем отношения между ровесниками. Молодая женщина вряд ли быстро надоест пожилому мужчине. И сам он будет прилагать все усилия, чтобы она получала от секса максимальное удовольствие и не ушла к молодому любовнику.
     
     КОГДА ВОЗРАСТ ЛЮБВИ НЕ ПОМЕХА
     Владимир Шаинский и его жена Светлана.
     Разница — 41 год.
     Познакомились, когда ему было 58, а ей 17. Вместе уже 23 года.
     Вольфганг Гете и его возлюбленная Ульрике фон Левецов.
     Разница — 57 лет.
     Познакомились, когда ему было 75, а ей 17.
     Чарли Чаплин и его жена Ундина.
     Разница — 36 лет.
     Поженились, когда ему было 54 года, а ей 18. Прожили 34 года вместе.
     Михаил Козаков и его жена Надежда.
     Разница — 47 лет.
     Поженились недавно, когда ему было 72, а ей 25. Вместе они год.
     Полина ЗАРЕЦКАЯ, Дарья КУДРЯШОВА.


Партнеры