Почему в Москве так много мебельных магазинов?

Торговля в Москве всегда шла бойко — все-таки мегаполис, самый богатый город страны, пристанище олигархов

20 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 258
  Но все эти соображения не позволяют ответить на простой, в общем-то, вопрос: почему в Москве так много мебельных магазинов?
     
     Плохого-то в этом ничего нет. Народ покупает квартиры, обустраивается. В любом мебельном центре, из тех, что разместились у МКАД, аншлаг даже в будни. Но вот ведь фокус. Таких популярных центров мало, единицы. А мебельных магазинов, если верить телефонному справочнику, — не меньше тысячи. Это каждый девятый непродовольственный магазин столицы. И в центре, и на окраинах сверкают витринами огромные помещения, заставленные монументальными кроватями, шкафами, кухонными и гостиными гарнитурами. Среди них целыми днями бродят две-три унылые продавщицы да пара охранников. И все. Посетителей практически не бывает.
     А отрасль при этом бурно развивается. Как говорят маркетологи, в 2001—2003 годах она вообще была гиперрентабельна. Производство и продажа мебели давали до 20% чистой прибыли в год. Объяснялось это тем, что рынок был не заполнен, комплектующие стоили относительно дешево, в том числе и благодаря дырам в таможне, через которые мебель беспошлинно поставлялась на родные просторы. Но гигантские магазины без покупателей стояли по Москве и тогда.
     Сейчас мебельный бум немного утих. Стоимость производства выросла в два раза, а зарплаты у рабочих — вообще в четыре. Доходы у мебельщиков уже не те. Казалось бы, пора переоборудовать “мебельные миры” под гастрономы или рестораны. Так ведь нет. Они по-прежнему функционируют на холостом ходу.
     Причин такой непопулярности много. Чтобы понять это, достаточно зайти в магазин. Если, конечно, вы не испугаетесь голодных взглядов истосковавшихся по покупателям продавщиц. Большинство вещей там соответствуют уровню эстетических запросов колумбийского наркобарона. Громоздкие кухни с бронзовыми кранами, мраморными раковинами и отделкой из палисандра и красного дерева. Кровати, высотой и размером напоминающие летнюю эстраду в парках. Люстры, перед которыми бледнеют светильники Эрмитажа. И другая разнузданная роскошь.
     Впрочем, бог с ней, с эстетикой. Встречаются здесь вещи довольно скромного вида. Например, кухонная мойка. Самая обыкновенная, металлическая, с раковиной и шкафчиками для посуды. Небольшая, свободно вписывающаяся в малогабаритную квартиру. Примечательна она разве что ценой — от 700 000 рублей. Цены на изделия из красного дерева приводить?
     Конечно, в Москве достаточно людей и богатых, и без особого вкуса, да еще и любящих блажить. Некоторые бизнесмены, например, по нескольку раз в год меняют машины, “Бентли” на “Ламборджини”. Но фанатизм автолюбителя еще можно понять А вот на уникума, который каждый год выковыривает кухонный гарнитур за несколько миллионов и заменяет его новым, таким же дорогим и помпезным, было бы взглянуть любопытно. Чисто из психиатрических соображений.
     А представители мебельного бизнеса все рапортуют о собственных успехах. По данным Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности, в 1-м полугодии 2006 года из дальнего зарубежья мебели привезли более чем на 365 млн. долларов (на 12,5% больше, чем за 1-е полугодие 2005-го). При этом не отмечалось сезонного снижения продаж даже летом. Что это? Неужто за очевидной пустотой магазинов скрываются невероятные товарообороты?
     — Я за долгие годы работы общался со многими представителями мебельного рынка, — говорит ведущий эксперт консалтинговой фирмы Андрей Ренард. — Но для меня ваш вопрос о мебельных магазинах — такая же загадка...
     Впрочем, кое-какие версии есть. Аренда в Москве дорогая. И если бы магазины-“пустышки” ее платили, то треть из них, по мнению эксперта, тут же бы вылетела в трубу. А недвижимость, особенно коммерческая, постоянно растет в цене. Отсюда вывод: эта заполненная стульями и мойками площадь, которую раньше занимала какая-нибудь низкорентабельная булочная, имеет владельца. Очень умного и осторожного. Ведь устраивать бойкий магазин или кафе — дело хлопотное и рискованное. Можно “попасть” под проверку СЭС, нужно иметь широкий и каждый день обновляющийся ассортимент. Гораздо проще, замаскировавшись дорогущей мебелью, придерживать недвижимость до удобного случая ее перепродать. И при этом еще прибыль иметь.
     — Многим владельцам мебельных магазинов достаточно осуществить одну-две продажи в месяц, — продолжает маркетолог. — И они уже останутся в выигрыше.
     Вот и гуляют сквозняки по пустынным залам в ожидании ежемесячного богатого покупателя. Или исследователя парадоксов российского рынка, где между массовым товаром и запредельной роскошью зияет огромная, не заполненная никакой мебелью дыра.


Партнеры