Фемида прикрыла глаза

Как бодался Бычков с Гундяевым

1 марта 2007 в 00:00, просмотров: 768
  Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) счел себя смертельно обиженным статьями Сергея Бычкова и отдал команду своим подчиненным заткнуть рот журналисту “МК”. Во вторник в Московском городском суде за прошедшие полгода состоялось 5-е заседание. Церковный функционер Чаплин пришел в суд в окружении адвокатов, тележурналистов и просто журналистов.
     
     Я впервые посетил Московский городской суд и был немало удивлен тем, что при входе в суд стоит небольшой домовый православный храм во имя святителя Николая. Стало быть, служители Фемиды в этом роскошном дворце правосудия все сплошь православные. Накануне я поинтересовался у игумена Иоанна (Ермакова), который регулярно совершает богослужения в этом храме, кто же назначил его туда. Оказалось, что архиепископ Истринский Арсений (Епифанов) озаботился духовным состоянием судей. Отныне их духовно окормляет и направляет игумен Иоанн. Войдя во дворец правосудия, я ожидал увидеть в нем сплошь русские православные лица.
     Но когда началось слушание дела, я понял, что ошибся. Даже среди трех судей судейской коллегии одна оказалась с нерусской фамилией. Председательствовала федеральная судья Татьяна Жданова. Она внимательно выслушала доводы адвоката “МК” Андрея Муратова и даже милостиво согласилась обозреть 40 страниц новых материалов, с которыми не захотела ознакомиться судья Преображенского суда Ольга Ульянова. Коллегия удалилась на совещание, которое длилось едва ли больше трех минут. После этого судья Жданова зачитала определение, согласно которому журналисту “МК” отказано в иске. Решение Преображенского суда оставлено в силе.
     Сопоставив православную часовню и роскошь дворца правосудия, я понял, что здесь творятся настоящие чудеса. Которые никакими земными доводами не объяснишь. Как могли трое судей за три минуты прочесть 40 страниц новых материалов, представленных адвокатом? Даже если предположить, что в Московском городском суде всех обучают искусству скорочтения, то трое пожилых судей вряд ли могли бы одолеть за это время хотя бы половину текстов. Взглянув на функционера Чаплина и его свиту, я понял, чем продиктовано их олимпийское спокойствие. Оказывается, Церковь не отделена от государства на территории Московского городского суда. Поэтому судьи не могут ни в чем отказать даже церковным функционерам, не говоря уже об иерархах.
     Слава Богу, что кроме районных и городских судов есть еще Верховный, Конституционный и Страсбургский суды. Остается только надеяться, что они, в отличие от Московского городского, лишены домовых храмов и духовников.


Партнеры