Катя Волкова чуть не вышла замуж

А Настя Кочеткова раздавала автографы даже в туалете

2 марта 2007 в 00:00, просмотров: 577
  “Дух огня” закрыт. Призы вручены. За неделю в Ханты-Мансийске многое в жизни участников переменилось. Еще на представлении нового фильма Сергея Соловьева “2-АССА-2” актриса и певица Екатерина Волкова заявила со сцены: “Ой, доведете вы меня своим фестивалем — снова замуж у вас выйду”. Выйти не успела — на следующий день пришлось улететь домой к мужу Эдуарду Лимонову и сыну Богдану. Зато Алиса Гребенщикова, вошедшая в жюри вместе с Ларисой Удовиченко и Лидией Федосеевой-Шукшиной, успела превратиться в брюнетку. На все расспросы игриво отмахивалась: надоело!
     
     На фестиваль Алиса приезжала вместе с мамой Натальей. По всем фестивальным мероприятиям они ходили как две подружки — под ручку. А на церемонию закрытия сделали себе одинаковые прически.
     Актер Александр Баширов привез взрослого американского сына Кристиана. Крис приехал в Санкт-Петербург учить русский язык. Председатель жюри международного конкурса, культовый французский режиссер Лео Каракс, привез с собой с Лазурного Берега русскую жену, актрису Екатерину Голубеву, и их маленькую дочь. Но наличие рядом семьи не мешала Лео ухаживать за Катей Волковой: глядишь, снимет ее в своем фильме.
     На третий день фестиваля в Ханты-Мансийск прилетел знаменитый польский актер, член жюри международного конкурса Даниэль Ольбрыхский. По приезде ему тут же выдали валенки, плеснули “соточку” и отправили смотреть конкурсные фильмы по ускоренной программе. Под закат прибыли скульптор Шемякин с супругой, актер Андрей Соколов и делегации от фильмов: “Жара” во главе с юной актрисой Настей Кочетковой, супругой режиссера картины — Резо Гигинеишвили, и “Любовь-морковь” — Гоша Куценко, Александр и Екатерина Стриженовы. Кочеткову поклонницы просили сфотографироваться с ними даже в дамской комнате. Стриженова упорно оставляла автографы “с любовью”, а морковью кормила лошадок в прилегающих к отелю охотничьих угодьях. Куценко прилетел в Ханты-Мансийск простуженным. Фестивальная публика отпаивала его горячим чаем с молоком и валерьянкой. Уж очень всем хотелось услышать, как актер поет живьем со своей группой “Анатомия души”. Услышали.
     Жюри накануне церемонии возили на охоту. Ольбрыхский отказался, вежливо сославшись на плохое самочувствие, но накануне всем рассказывал, что он рьяный противник убийства животных. Остальные стрелять по специально разведенным фазанам не стали. Просто понаблюдали, как Настя Кочеткова упражняется в метании колец, замерзли и попросили валенки. Даже пытавшийся было пощеголять на морозе в свитере Лео Каракс натянул-таки на себя спонсорский утепленный костюм. А на маленькую дочку надел варежки. Только после этого решил предаться любимому развлечению — катанию на лошадях. Потом в охотничьем домике европейцы, умолявшие фотографов убрать мертвых птиц из кадра, уплетали блюда из той же дичи (убитой, правда, не ими) за обе щеки.
     Призы же раздавали так. “Бронзовую тайгу” казахскому режиссеру Жанабеку Жетиурову за фильм “Записки путевого обходчика” вручала французская актриса Бюль Ожье (“Скромное обаяние буржуазии”). “Серебряную тайгу” получил российский режиссер Кирилл Михановский за картину “Сны о рыбе”. “Золотую тайгу” увез с собой российский же режиссер Аслан Галазов (“Ласточки прилетели”). Когда на церемонии закрытия он получил приз из рук Даниэля Ольбрыхского, пустился по залу в пляс под полонез Огинского вместе с Бюль Ожье. И прикрепил французской актрисе на грудь свежую розу из своего букета.



Партнеры