Последний элемент Бессона

“Я как бегун, у которого устали ноги”

21 марта 2007 в 00:00, просмотров: 507
  — Когда я был маленьким, то вообще ничего не читал, — признался Люк Бессон. Зато у него были солнце, скалы, море и много рыб. В море он нырял чаще, чем ходил пешком. Любимым занятием было придумывание разных историй самому себе. Потом он начал их записывать, потом начал снимать по ним фильмы. Например, “Пятый элемент” — одна из таких историй, придуманных в детстве. На сей раз мэтр приехал в Москву и представил свой новый анимационно-игровой фильм “Артур и минипуты”, который, возможно, станет последней работой Бессона. После премьеры режиссер дал эксклюзивное интервью “МК”.
     
     — Вы перепугали зрителей заявлением, что “Артур и минипуты” станет последним вашим фильмом.
     
— Я не заявлял об окончательном уходе из кинематографа. Просто признался, что устал и мне нечего больше сказать. Все дело в честности. Я бы мог уехать в Голливуд, работать там, жить в модном доме... Но снимать кино ради денег никогда не стремился. Нежелание сейчас снимать — комплимент моим зрителям. Фильм — это для меня очень важный шаг. Нужна уверенность, что скажешь что-то новое и светлое. Если не чувствуешь в себе таких сил, то лучше ничего не делать. На данный момент ничего не хочется снимать. Я как бегун, у которого устали ноги... Вполне возможно, вообще ничего не буду снимать. А вдруг в один прекрасный день что-то изменится, и я передумаю?
     — Американцы любят делать ремейки с хороших европейских фильмов, например с ваших. За это сами не хотите у них что-то позаимствовать?
     
— Нет, никогда! (Смеется.) Ведь у меня и так много идей для сценариев. Пусть они у меня заимствуют — плохое не воруют.
     — Ваша книга об Артуре понравилась детям и бабушкам-дедушкам. А как о ней отзываются учителя? Получается, что ваш герой неуч и ничему в школе не научился — даже не знает, кто такие Юлий Цезарь и Шекспир.
     
— Я много встречался с французскими учителями. А профсоюз школьных работников вообще поддержал и книгу, и фильм. Видимо, им показалось правильным, что моя лента призывает к доброте. В 60-е не знать, кто такие Юлий Цезарь или Шекспир, было обычным делом. Я сам в 10 лет, так же как и главный герой, не знал, кто такие Шекспир и Цезарь. Даже не подозревал об их существовании. Зато мог назвать всех рыб по алфавиту. Когда родители объясняют детям, как беречь природу, — это не менее важно, чем знать героев истории. Думаю, что наша культура — не только то, чему учат в школе.
     — Говорят, работа над книгой про минипутов проходила в особой обстановке…
     
— Люблю писать рано утром, в четыре часа. В это время никто не звонит, не отвлекает и домашние все спят. Обожаю такое спокойствие. Да и пишется хорошо — голова легкая от сна, не замусоренная будничными, лишними мыслями. Еще включаю музыку. Она помогает улететь подальше, возвращает мысли на то место, на котором остановились, и помогает уйти в нужное русло. Слушаю один и тот же диск — в последнее время Эминема. Он особенно хорошо способствует возвращению сосредоточенности, несмотря на разные переезды. Главным образом сейчас, когда каждый день провожу в новой стране. Да и сценарии пишу в такой же обстановке.
     — Вы говорили, что у вас с Артуром много общего. Сами вы на что готовы ради любви?
     
— Есть столько глупых вещей для славы и для денег, что делать иногда глупости ради любви — просто полезно. У каждого свое. Сейчас я не столь безрассуден, каким был в десятилетнем возрасте, как Артур. Поэтому не стану залезать в багажник машины родителей девочки, чтобы не расставаться с ней. Сейчас могу слетать в Лос-Анджелес из Парижа, пообедать с понравившейся женщиной. Для этого мне достаточно того, чтобы она сказала, что очень хочет со мной увидеться.


Партнеры