Ни дыма, ни огня

Россия пока не готова отказаться от Пожарного надзора

17 июля 2007 в 17:00, просмотров: 970

Организованно тушить пожары на Руси начали еще в XVII веке. Государственная пожарная охрана ведет свою историю с указа царя Алексея Михайловича, которым тот установил порядок тушения пожаров в Москве. А вот служба, главной задачей которой является предупреждение пожаров, появилась значительно позже — 18 июля 1927 года. Называется она Государственный пожарный надзор. “Чем лучше работает Госпожнадзор, тем меньше работы у пожарных частей”, — говорит руководитель Управления ГПН МЧС Москвы Сергей Аникеев. С ним накануне 80-летнего юбилея службы встретился корреспондент “МК”.

— Сергей Владимирович, по статистике ежегодно в России благодаря инспекторам Госпожнадзора предотвращается 450 000 пожаров. Каким образом это может быть подсчитано?

— Когда инспектор приходит на объект и усматривает явные признаки, которые могут привести к пожару или угрожают безопасности людей, он принимает меры: то ли накладывает штрафные санкции, то ли направляет материалы в суд для остановки эксплуатации объекта. Цифры говорят о том, что 450 000 объектов по стране находились в пожароопасном состоянии. Но пожар на них не произошел благодаря тому, что их проверил инспектор.

— Инспектор, получается, страшный человек для хозяев предприятия — может остановить работу.

— Нет, страшный человек — это тот, кто нарушает Правила пожарной безопасности. Поскольку из-за этих нарушений возникают пожары с самыми трагическими последствиями. Все помнят, например, как весной в ночном клубе на Дмитровке погибли 11 человек.

— Сообщалось, что после того пожара все подобные заведения были тщательно проверены. Каковы результаты?

— Проверку мы продолжаем до сих пор. Есть вопиющие факты. По нескольким таким клубам мы направили материалы в суды. Требуем закрыть заведения, которые не выполняют наших предписаний. Но в целом по итогам первого полугодия 2007 года в Москве есть положительная динамика: количество пожаров снизилось на 2,8%, число погибших уменьшилось на 15,9%, травмированных — на 7,2%. Это происходит благодаря принятой в городе целевой программе пожарной безопасности. В ее рамках ведутся реконструкция и строительство зданий пожарных депо. Мы закупили пять коленчатых подъемников с высотой подъема 90 и 100 метров, новые автомобили пенного и порошкового тушения.

— Есть ли какие-то особенности работы пожарных инспекторов именно в Москве?

— Главная особенность — большая нагрузка на одного инспектора ГПН. У нас 1000 сотрудников, и на каждого приходится 200—300 крупных объектов. А что такое крупный объект? Допустим, есть завод, а на нем еще 100 фирм-арендаторов. Мы должны проверить каждое юрлицо и выдать им акт проверки. В столице множество объектов культурного наследия, органов государственной власти. Другая особенность Москвы — высотное строительство, при котором степень пожарной опасности повышается.

— Всего 5 подъемников, достающих до 30-го этажа. Это не мало?

— Достаточно. Они распределены по городу — центр, север, запад, восток, юг. Наряду с ними имеются еще и 30-, 50-метровые. В новых высотках пожарная безопасность обеспечивается в основном конструкционными решениями. В техусловия закладываются особые требования к этим зданиям: деление здания на горизонтальные и вертикальные отсеки, вертолетные площадки, оборудование системами автоматического пожаротушения, повышенные пределы огнестойкости стройконструкций, наличие эвакуаторов, незадымляемые лестничные клетки, зоны безопасности. Если весь комплекс мероприятий выполнен, жить в таких домах не опасно.

— Во Владивостоке люди на пожаре погибли из-за того, что пожарная машина не могла подъехать к зданию — мешали припаркованные автомобили. В Москве эта проблема еще серьезней.

— Год назад было принято распоряжение правительства Москвы о беспрепятственном подъезде к жилым зданиям. Но оно в большей степени не исполняется. Потому что нет механизма его реализации. Мы не можем привлечь автовладельцев к ответственности. А беседы ни к чему хорошему не приводят. Сейчас этот вопрос прорабатывается. Возможно, гордума примет правила, по которым места установки пожарных машин будут отмечаться специальными знаками на асфальте и фасаде зданий. За парковку частных машин в этих местах будет введена ответственность.

— Другая серьезная проблема — раскуроченные пожарные краны в жилых домах. ГПН может на это повлиять?

— По закону противопожарное состояние жилых зданий, в том числе пожарные краны в подъездах, мы проверяем не чаще одного раза в два года. Ответственность за то, чтобы в кранах имелась вода и они были оборудованы рукавами и стволами, несет организация, эксплуатирующая дом. Кстати, ответственность весьма серьезная. Если случится пожар с жертвами и следствие установит, что пожарные краны находились в нерабочем состоянии, в отношении руководителя ДЭЗа возбудят уголовное дело.

— Службы, аналогичные российскому Госпожнадзору, есть в других странах?

— Не во всех. В ряде государств функции ГПН выполняют страховые фирмы. В этих странах действует закон об обязательном страховании. И договор страхования не заключается до тех пор, пока владелец объекта не выполнит все требования закона.

— Судя по выступлениям министра МЧС Шойгу, Россия тоже будет постепенно двигаться в этом направлении?

— Проект закона об обязательном страховании разработан, но пока не принят. А первым шагом станет введение добровольного пожарного аудита. Сначала в рамках эксперимента в трех субъектах, в т.ч. и Москве. Аудит будут проводить коммерческие фирмы, не выполняющие работы в сфере обеспечения пожарной безопасности, аккредитацией которых займется МЧС.

— Получается, надобность в Госпожнадзоре со временем отпадет?

— Я считаю, мы пока не готовы совсем расстаться с ГПН. Добровольный пожарный аудит, когда он будет внедрен, позволит отказаться от инспекций Госпожнадзора при наличии положительного заключения аудиторской организации, например, на тех объектах, где нет массового скопления людей. Допустим, есть склад. Собственник склада говорит: не буду внедрять средства пожаротушения. Это его право. Закон позволяет ему рисковать своим имуществом. Также ГПН не будет проверять мелкие магазины, ларьки...

— Министр Шойгу говорил, что по стране из 3,5 млн. объектов под государственным пожарным контролем останется только 500 тысяч.

— Совершенно верно. Потому что нельзя без контроля оставить объекты с массовым прибыванием людей в торговые центры, концертные залы, театры, школы. А также объекты жизнеобеспечения и предприятия, угрожающие безопасности города или всего региона: заводы, химкомбинаты, электростанции. Так что освобождение от инспектирования мелких объектов позволит инспекторам лучше выполнять свои функции на крупных.

Только в “МК” — черный список развлекательных заведений, на закрытии которых настаивает Госпожнадзор:

* Music Town, ул. Б. Дмитровка, д. 11, стр. 1;

* “911” Глинищевский пер., д. 3;

* “Б-52” Литовский б-р, д. 57;

* “Бильярдная на Кантемировской” ул. Кантемировская, д. 17, к. 1;

* “Тень” ул. Дербеневская, д. 20, стр. 10;

* “Капитан Дрейк” ул. Бирюлевская, д. 47а;

* “Кружка” ул. Чертановская, д. 1в, к. 1;

* клуб ООО “Оланд Сервис” Севастопольский пр-т, д. 33;

* кинотеатр “Улан-Батор” ул. Гримау, д. 12.



    Партнеры