Их выхлоп пахнет молоком

В подмосковном хозяйстве впервые в России проведен дерзкий экологический эксперимент: шесть тракторов МТЗ-82 здесь работают на рапсовом масле

26 августа 2007 в 17:39, просмотров: 1362

Уж так повелось, что за последние 100 лет отечественное село ни разу нас не удивляло чем-то хорошим, из ряда вон выходящим. Нет, были, конечно, и кукуруза за Полярным кругом, и квадратно-гнездовой способ академика Лысенко…

Но все это не то, не то…

И вот — свершилось. Подмосковное ЗАО (совхоз) “Зеленоградское” нынешние полевые работы ведет на тракторах, заправленных не соляркой, а… рапсовым маслом! Если кто не знает, рапс — ценная бобовая культура, которая идет на корм скоту. Этот революционный для России прорыв стал возможен благодаря нацпроекту “Развитие АПК”. На полученный кредит крестьяне в том числе купили немецкий пресс по “перегонке” семян рапса и установку с фильтрами-очистителями. Дальше — дело техники.

Корреспондент “МК” тут же умчался удостовериться в достоинствах биотоплива. И где? Не в ракетах, которые бороздят просторы Вселенной, а в самом рядовом хозяйстве!

— В Германии действует ГОСТ на биотопливо, — рассказывает директор совхоза Юрий Валецкий. — Очень строгий, как все у немцев. Ну так вот — наше рапсовое масло не только вписывается в его рамки, но по отдельным показателям даже лучше немецкого стандарта.

Из слов директора получается, что лучшего горючего для сельхозтехники и придумать трудно. В хозяйстве перепробовали все вариации использования рапсового масла в двигателях к тракторам марок МТЗ, К-700 и Т-150: смесь с дизельным топливом, а также применение чисто рапсового масла и даже его эфира. Получается интересная картина. Смесь ДТ с маслом в пропорции соответственно 60:40 не требует никакой переделки двигателя — только периодическую замену фильтров. А уже при 60% рапсового масла и 40% дизельного топлива вообще ничего не надо делать, мощность двигателя возрастает на 10%.

Одно время в стране много говорили о переводе тракторов и комбайнов на газовое топливо — оно ведь тоже экологически чистое. Но для него нужны АЗС — очень много АЗС, а на селе такой инфраструктуры еще не создано, и вряд ли она появится в ближайшие годы.

Совсем другой коленкор — рапсовое масло. В ангарах “Зеленоградского” оно круглые сутки течет из специального агрегата по шлангам, и только успевай им наполнять 200-литровые емкости.

Отправляемся на машинно-тракторный двор, где из семян рапса получают натуральное дизельное топливо. Несколько дней назад здесь проводился областной семинар, за передовым опытом съехались директора со всех хозяйств Подмосковья.

Вот и т.н. “нефтяная вышка”, где без всякого бурения скважин и “черного золота” получают столь ценный вид энергии. Это помещение складского типа, где раньше хранился картофель. Сегодня на повестку дня во весь, так сказать, рост поднимается вопрос создания тут собственного маслоцеха — дело это чрезвычайно выгодное. Ведь “Зеленоградское” уже в 2008 году планирует заняться и производством соевого масла.

Пока здесь работает один немецкий пресс, производительностью 40 кг рапса в час. Из одного килограмма семян получается 340 г масла и 660 — жмыха, который идет на корм скоту. Если обычному трактору МТЗ-82 на день требуется около 80 литров солярки, то эта установка (пресс и очиститель) в час вырабатывает 13,6 кг рапсового топлива, а за 24 часа (оборудование предусматривает круглосуточную работу, это условие техпаспорта!) — около 340 литров. Словом, за день оно с лихвой обеспечивает “соляркой” 3—4 трактора.

По кредиту нацпроекта “Зеленоградское” приобрело и много другой немецкой сельхозтехники, в т.ч. трактора и комбайны. Интересуюсь: “немцы” тоже работают на рапсовом масле?

Юрий Егорович отрицательно качает головой:

— Не решаемся, — признается он, — дело для нас совершенно новое. А тут где-то прочитали, что у иностранцев до сих пор нет единого мнения о рапсовом масле. Хотя вот купили итальянскую зерносушилку — там сказано, что она работает на солярке или на рапсовом масле. В общем, лучше 7 раз отмерить — в эксперименте участвуют только 6 наших тракторов МТЗ-82.

Подходим к одному из них. Чтобы переключиться на экологически чистое топливо, в двигателе ничего переоборудовать не нужно. Трактор дополнительно оснащен лишь теплообменником, 3-ходовым краном для перехода с солярки на биотопливо и 10-литровым бачком, куда заливается дизельное топливо — оно служит пускателем, работает только в момент зажигания. Рапсовое масло более густое, чем солярка, и его надо предварительно разогреть. После включения трактор питается уже чистым рапсовым маслом, его и заливают в основной бак.

Тракторист неожиданно предлагает мне сесть за штурвал своей “старушки”. От такого соблазна удержаться трудно. Забираюсь в кабину... Надо сказать, что трактора белорусского производства — это, конечно, не роскошь, а средство передвижения. Педали нажимаются с превеликим трудом, но я бесстрашно поворачиваю ключ зажигания, выжимаю-таки сцепление и даю газ. В результате личного тест-драйва убеждаюсь, что темного дыма из выхлопной трубы совсем нет — это факт. А сам выхлоп пахнет молоком. Наверное, потому, что рапсовое масло тоже пахнет молоком. Трактор метров 15—20 провез меня вдоль кромки поля, и я совершенно не почувствовал, что еду на коровьей кормежке. Хотя водители, пересевшие на газовое топливо, утверждают, что бензин все-таки намного лучше, с газа ничего не выжмешь. Рапсовое масло, наоборот, увеличивает мощность двигателя, а его расход ничуть не больше, чем солярки.

МЫ ПОШЛИ СВОИМ ПУТЕМ

У ангара, где пресс давит семена рапса, стоят заполненные этим топливом 200-литровые емкости — штук 15—20, не меньше. Вслух предполагаю, что хозяйство заблаговременно готовится к холодам, так сказать, готовит сани летом. Поэтому запасается биотопливом. Ответ меня слегка обескураживает.

— Нет, рапсовое масло мы заготавливаем не на топливо, а продаем для комбикормовой промышленности. Солярка сегодня дешевле, так зачем нам кататься себе в убыток? Мы убедились, что на рапсе можно спокойно ездить, и когда дизельное топливо подорожает, пересядем на рапс. А пока с него имеем хорошую прибыль от продажи на комбикорм.

На сегодняшний день рапсовая “энергетика” обходится хозяйству дороже натуральной дизельной примерно на 1,5 руб. с литра: ДТ стоит 17,5 руб., а масло — 19. Но известно, что лиха беда начало. В Европе на “рапсе” ездят уже 60% всех тракторов и комбайнов. Вот где настоящая забота об охране окружающей среды! И наверняка бы на рапс переключился весь сельхозпарк машин, если б в тех краях имелись достаточные посевные площади под эту культуру.

Похоже, что и в биотопливе у России все шансы стать главным поставщиком ее величества Европы — как в случае с нефтью и газом. Брошенной, не обрабатываемой земли у нас миллионы гектаров. Сегодня мы засеваем около 500 тыс. га рапса, а подсчитано, что для удовлетворения собственных потребностей нужно держать около 8 млн. гектаров. Да еще плюс 3 млн. — для экспорта масла в Европу. Ведь в той же Франции или Германии пользуются смесью рапсового масла и дизельного топлива. Причем первую составляющую (рапсовое масло) экономят еще больше, чем вторую. Нет у наших западных партнеров таких площадок, чтобы засеивать их рапсом.

Только каким образом нам покорить мир, если у себя в доме мы не можем создать необходимых экономических условий? Россия, подписавшая Киотский протокол о снижении выбросов углеводородов в атмосферу, ничего не делает для того, чтобы заинтересовать своего производителя уходить от нефтепродуктов. За такие экономические льготы между странами ЕС идет настоящая война. Например, Германии международное сообщество платит по 300 евро дотации за каждый посеянный гектар рапса, Хорватии — почему-то по 100. Все это неравноправие возмущает страны — члены ЕС, они бьются за каждый цент, но в общем и целом идут вперед. В последние годы количество биодвигателей в Европе выросло аж в 70 раз!

У нас, как всегда, получается замкнутый круг. Бонусы давать некому, потому что все направо и налево жгут солярку. А от нее никто и не думает отказываться, т.к. при внедрении новых технологий не предусмотрены никакие бонусы!

Два года назад наша великая держава напряглась и всем развитым странам назло выиграла международный тендер по производству биодвигателей. Это сулило России “золотой дождь” — такие заводы поощряются рублем, т.е. долларом, в соответствии с Киотским протоколом. Не зря же Франция буквально покрыта сетью таких предприятий. Но никакой дождь над нами так и не пролился. В российских законодательных и нормативных актах нет ни слова о биотопливе как о двигателе прогресса.

Конечно, можно было бы еще лет 10—20 ждать, когда наши парламентарии “созреют” и примут необходимые документы, но “окно в Европу” директор Валецкий решил прорубать на свой страх и риск. И кажется, у него это неплохо получилось, только вот родной стране ноу-хау оказалось ненужным и даже... убыточным!

ДЕНЬГИ К ДЕНЬГАМ ИДУТ

Но несправедливо заканчивать рассказ об этом хозяйстве, что называется, за упокой. Если зеленоградцы “прорубили окно в Европу”, то уж с рутинной производственной проблемой они справляются и подавно. Это действительно так. 3—4 года назад здесь доили под 9 тыс. кг молока от коровы — и сознательно пошли... на уменьшение объемов: снизили показатели до 7,2—7,3 тыс. Как ни странно, вал начинал отрицательно сказываться на общих экономических результатах. А они следующие: от картофеля хозяйство имеет прибыль 3 руб. с каждого килограмма, от производства молока — 3 руб. с каждого литра, ну а по мясу примерно “нули”. Если умножить эти цифры на сотни тысяч тонн выращиваемой продукции, получаются очень внушительные финансовые показатели.

Например, совхоз долгие годы нарушал экологию, сбрасывая навоз в речку, откуда он плыл в водохранилище. Об этом, конечно, знали “зеленые”, на крестьян постоянно налагались штрафы, но что они могли сделать? Пустить под нож дойное стадо?

В прошлом году проблема с навозом разрешилась как нельзя благополучнее. В рамках нацпроекта Валецкий взял кредит на 5 лет и купил огромную бочку емкостью 18 кубометров с культиватором — все немецкого производства.

Очевидное стало невероятным: навоз из навозохранилища заполняет емкость за 8 минут, потом бочка едет на поле, и культиватор за 35 минут вносит органику на глубину 15 см. Никаких тебе навозных стоков, загрязнения окружающей среды. В день эта чудо-бочка совершает по 12 рейсов!

Однако кредит Валецкий брал не только для того, чтобы “разобраться” с навозом. Еще он приобрел (и тоже в Германии) 160 голов КРС, трактор, сеялку, предпосевной агрегат, а также кормоуборочный и зерноуборочный комбайны. И понял, что значит настоящий железный конь вместо крестьянской лошадки: всего двумя единицами провел посевную кампанию, засеяв 1700 га пашни! 500 га кукурузы, 750 — зерновых, 250 — картофеля и столько же рапса.

— Думал, покупаю сельхозтехнику, — признается Юрий Егорович, — а на самом деле мы купили технологию. Тут помощь нацпроекта просто неоценима. Ведь под посадку картофеля весной мы землю даже не вспахивали, все сделали по минимальной обработке почвы. С помощью новой техники такое теперь возможно — сэкономили человеческие, энергетические и прочие ресурсы.

Вот мы говорили, что рапсовое топливо по себестоимости пока получается дороже дизельного. Но не цифрами меряется сельская жизнь, совсем не цифрами. Есть тут и другая арифметика.

Рапс — хороший предшественник для зерновых культур. А раз возрастает их урожайность. Словом, директор Валецкий сегодня уже не знает, как раньше его хозяйство обходилось без рапса — во всех случаях палочки-выручалочки. В 2006 г. им засеяли 100 га, в 2007-м — 250.

Последние годы “Зеленоградское” вообще не занималось зерновыми: государство покупало их за сущие копейки, и возиться с пшеницей было себе дороже. Скажем больше: солому для подстилки коровам директор покупал за валюту аж на Херсонщине. И все равно это было выгоднее, чем самим заморачиваться. Теперь вот после рапса сеют пшеницу с ячменем и получают большой “плюс”. Закупочные цены на них увеличились почти в три раза.

Со “вторым хлебом” в хозяйстве приключилась настоящая детективная история. На 40 га еще весной 2006 г. земледельцы посадили не простой, а чипсовый картофель. Когда осенью собрали 1000 тонн клубней, специализированные фирмы (заказ которых и выполнялся) под разными предлогами покупать его отказались. Директору пришлось оставлять недоубранный урожай в поле.

А весной, когда стаяли сугробы, обнажилось… зеленое-презеленое картофельное поле — хоть сейчас убирай! Выкопали несколько кустов, сварили клубни — они просто прекрасные! Весной 2007 г. “второй хлеб” 2006 года посадки начал стремительно дорожать, а тут великолепный продукт 2007 г. “выпуска”! Чипсовый картофель решили собрать полностью, до последнего клубня.

На майские праздники (когда подмосковные хозяйства только готовились к посадке “второго хлеба”) сельхозполя Пушкинского района инспектировала суровая комиссия из областного Минсельхоза. Едут по бескрайним просторам “Зеленоградского” в начале мая (когда весенний первый гром, как бы резвяся и играя…) — и что видят? Картофелеуборочный комбайн, который убирает поле, а в кузов машины из бункера сыплются отборные клубни. Что это? Новый сорт картофеля — озимый? Но его нет в природе!

Все закончилось тем, что директор картофель собрал и продал по 8 руб. за килограмм. Так и рождается прибыль в хороших хозяйствах. Потому, кажется мне, что рапсовые двигатели не успеют заржаветь: недолго они простоят в “Зеленоградском” на запасном пути.



    Партнеры