Слава ВОГу, еще не война

Временная оперативная группировка не дает взорвать Ингушетию

9 сентября 2007 в 17:18, просмотров: 945

Ингушетия — это где-то там, где Чечня. Где слышны выстрелы, где боевики нападают на российских военных и убивают русских учителей и их семьи. Новости из этого региона порой весьма противоречивы. За несколько тысяч километров от Ингушетии действительно сложно представить, что там действительно творится. А там — война. Пока что, к счастью, информационная.

Гостиница “Асса” в Назрани сейчас напоминает времена чеченских войн, когда она была забита журналистами. При подлете к аэропорту “Магас” из иллюминатора самолета виден как на ладони 503-й полк внутренних войск. От тяжелой техники в глазах рябит — БТРы и БМП сосчитать невозможно. Усиление действительно есть: дополнительные блок-посты и укрепления на въездах в населенные пункты. С августа здесь по распоряжению главы МВД Рашида Нургалиева проходят спецмероприятия, введены дополнительные федеральные силы. Действует так называемая ВОГ (Временная оперативная группировка).

Ближе к вечеру паркуем свою “боевую машину вайнаха” — тут так называют БМВ — около блок-поста вэвэшников. Подхожу, здороваюсь. Ребята собираются ужинать, на столе из снарядных ящиков откупоренная солдатским ножом банка тушенки, галетки из армейского пайка, горячий чай.

— Ужинать будешь? — предлагает поделиться чем тыл послал контрактник с Дальнего Востока Родион.

— Много вас тут теперь. Понаехали, как в столице говорят, — пытаюсь шутить с бойцами.

— Да мне плевать, где лесных братьев мочить, — улыбается Денис. — Что тут, что в Чечне, что в Дагестане. Развелось этих чертей всюду...

Из-за мешков с песком, которыми обложили себя бойцы, появился старший и сказал, что общаться с журналистами им строго-настрого запретили, и пошли бы вы лучше… в пресс-службу. А пресс-служба ВОГа от Молгобекского блок-поста еще дальше, чем от Москвы, — говорят там весьма неохотно...

Едем дальше в Назрань. Движение по республике есть: колонны ходят через Ингушетию из Осетии в Чечню и обратно. И силы дополнительные есть. Зачем их ввели, нам знать вовсе не обязательно, но определенный дискомфорт вся эта камуфлированно-зеленая субстанция добавляет — это несомненно. Впрочем, местное население воспринимает “нашу группировку” абсолютно спокойно. Президент Зязиков говорит, что Ингушетия — это Россия, нет ничего удивительного, что федеральные войска передвигаются по своей территории. Единственное плохо, иногда они своими гусеницами портят асфальт.

* * *

“Над рекою Сунжей опустился мрак, спи спокойно, город, мой Карабулак...” — напевает наш водитель.

Этот город в последнее время часто фигурирует в сообщениях информагентств: “убили милиционера… убили 21-летнего местного жителя… расстреляли семью русской учительницы… обстреляли федералов…” Я решила переночевать в Карабулаке. Вечером направилась в интернет-кафе, при выходе из которого был расстрелян Апти Далаков. Встречаю его двоюродного брата Тимура.

Апти учился в Ставрополе на юриста. Перевелся туда из Питера. У него не было никого из родственников: мать и отец погибли в автокатастрофе. “Почему стреляли на поражение? Где доказательства, что он был террористом?” — говорит Тимур.

Ситуацию проясняет прокурор республики Юрий Турыгин. Он местный менталитет знает великолепно: с 76-го по 91-й год был прокурором Сунженского района. Здесь все его знают еще и потому, что Юрий Николаевич КМС по дзюдо и вольной борьбе и долгое время преподавал местным пацанам восточные единоборства.

— Стреляют на поражение уже в самом последнем случае, — рассказывает Турыгин. — И происходит это в большинстве случаев от страха. Ведь они не простые мальчики, тут вопрос стоит по-другому: если не ты его — то он тебя.

— Но местные жители говорят, что на глазах у всех Апти Далакову подложили боевую гранату Ф-1, — отвечаю прокурору.

— Говорить можно все что угодно, но фактически ни одного свидетельского показания у нас нет.

Юрий Турыгин объясняет подробности: “Все дело в том, что убитый Апти Далаков и Ильяз Долгиев тесно общались с местным жителем Гандалоевым — он в июне подорвался в гараже. Дело стали раскручивать, и вскоре в поле зрения сотрудников спецслужб попали Долгиев и Далаков. По нашей информации, задержанный уже начал давать показания и сообщил еще о нескольких участниках банды. Кстати, Долгиев несколько месяцев назад уже задерживался правоохранительными органами, но был отпущен... Что касается драки между сотрудниками ФСБ, которые проводили эту операцию, с ингушским ОМОНом, который прибежал на стрельбу и доставил всю толпу в местное ОВД, здесь это называют “нескоординированностью действий”. Фээсбэшники были в гражданке, вот и непонятно было — “кто, что и зачем”?

Как выяснилось, и убитый на рынке Белокиев тоже был не простым мальчиком с плеером, а координатором во время обстрела колонны, когда погиб военный из Воронежа.

В убийстве семьи учительницы Людмилы Терехиной тоже вырисовывается интересная ситуация. Задержаны два человека. По нашей информации, это контрактники из 503-го полка — русский и осетин по национальности. Сейчас ими занимается военная прокуратура. Дочка Людмилы Аня встречалась с этим русским парнем, но в какой-то момент захотела прекратить отношения — сказала, что семья продает дом и уезжает. На следующую ночь случилась трагедия... В Москве, может быть, поспешили преподнести эту трагедию как истребление русских в Ингушетии?

* * *

“Выпью пива, съем тарань, сяду в поезд на Назрань. Кто-то скажет, это глушь, а у меня там друг ингуш”, — популярная прежде у туристов песня сейчас перепевается местными музыкантами и доносится практически изо всех автомобильных динамиков.

…Родственница Веры Драганчук, семью которой расстреляли в Карабулаке, — Катюша работает официанткой в местном ресторане. Сама Вера сейчас ни с кем не хочет разговаривать.

— Мы все равно не уедем никуда. Хоть и страшно стало. Страшно не только нам, русским, страшно и ингушам, — объясняет Катя. — Посмотрите, кто-то постоянно распускает страшные слухи... Но в одном я точно уверена — наши соседи-ингуши не стали бы такого делать. Мы здесь родились, выросли... Нет, так у них не положено.

Очень похоже, что последние убийства направлены на срыв программы по возвращению русских в Ингушетию. Программа действительно работает, а атака на русских началась именно после того, как президент Путин ее похвалил и предложил другим регионам брать пример с ингушей.

Версии “жаркого лета” в Ингушетии:

В федеральных СМИ действительно накаляют обстановку. Значит, в Москве это разрешают? Если на Чечню стоит жесткий запрет — там стабильность и процветание, то в Ингушетии все плохо. Возможно, так пытаются оправдать введение дополнительных войск в республику?

Бытует мнение, что это на руку Рамзану Кадырову. Особенно после его высказываний, что “наши силы могут навести порядок, мы братский народ и нам нечего делить”. Под марку укрупнения региона Кадыров может стать президентом Чечено-Ингушетии. Но такой вариант отпадает. Ингуши не хотят объединяться — это факт.

Есть предположение, что ослабление Ингушетии выгодно Осетии — территориальный спор по Пригородному району не решен до сих пор. Впрочем, дальше мелких провокаций тут дело не доходит.

И, естественно, все республиканские катаклизмы на руку оппозиции. Все чаще звучит имя депутата Госдумы Мухарбека Аушева, мол, с его подачи подогревается информационный ажиотаж вокруг республики.

И наиболее реальная версия всего происходящего — войска ввели в Ингушетию, чтобы контролировать Чечню. Скоро президентские выборы, и чтобы обезопасить себя от “третьей Чечни”, Москва, видимо, стягивает к границам войска. От места дислокации 503-го полка до Грозного всего-то каких-то 50 километров. Ингушетия стала местом, где федеральный центр решает свои проблемы. А ситуацией этой пользуются все кому не лень. А не лень как минимум четырем группировкам. В общем, всем, кроме мирных жителей. Как обычно…



    Партнеры