Юрий Семин живет по соседству с Кобзоном

А добирается до Москвы с кортежем губернатора Громова

11 сентября 2007 в 12:40, просмотров: 807

Честно признаюсь: всегда мечтал жить рядом со своей работой. Так, чтобы было ну совсем близко. Несколько минут пешком — и ты на месте…

Как выяснилось, такие же мысли одолевали когда-то и Юрия Семина. Еще в ту пору, когда он был не президентом “Локомотива”, как сейчас, а главным тренером команды.

СЕМИН: “Раньше у нас был участок по Минскому шоссе примерно в 70 километрах от Москвы. Место хорошее, но далековато. А меня все время в Баковку тянуло. В этом поселке находится база “Локомотива” — я к ней, будучи еще игроком, душой прикипел. Там для меня все родное”.

Семь лет назад мечта стала реальностью. Волею случая Семин стал владельцем 15 соток вожделенной баковской земли. Вскоре на ней появился двухэтажный бревенчатый дом, по виду напоминающий хоромы зажиточного крестьянина XVIII века, баня и хозблок. От базы “Локо” дачу отделяют всего несколько сотен метров, или один поворот.

Близость к обители любимой команды — не единственный плюс загородной резиденции Семина. Например, до Московского зоопарка (а это почти центр города) от нее можно доехать за полчаса, если на Кутузовском проспекте нет пробок. А их там реально меньше, чем на других главных магистралях столицы. Поэтому в Баковке можно жить круглый год, при этом работая в Москве.

СЕМИН: “30 минут — не рекорд. Если пристроиться за кортежем Бориса Всеволодовича Громова, добираешься еще быстрее. Причем в таком случае мне обеспечена “зеленая улица” аж до самой квартиры. Жаль, настроиться на “губернаторскую волну” удается далеко не всегда”.

Кстати, городская жилплощадь Юрия Павловича в основном пустует. Потому что не выдерживает конкуренции с “апартаментами” в подмосковном поселке. Даже не по комфорту, а по близости к природе. Как частый посетитель клубной базы “Локомотива”, могу подтвердить: дышится в ее окрестностях очень легко. А какой пейзаж! Один сосновый лес, который виден из окон дачи Семина, чего стоит! Пожалуй, самое время описать ее в режиме реального времени.

* * *

У входа корреспондента “МК” встречает Любовь Семина — супруга президента “Локомотива”. Вместе с ней первым делом обходим владения. На аккуратно подстриженном газоне растут одно грушевое дерево и несколько яблонь. Их ветки согнулись в три погибели под тяжестью ароматных плодов. “Куда яблоки будем девать? — переспрашивает Любовь Леонидовна. — Хочу на зиму засушить. Только сначала нужно приобрести специальный аппарат для сушки фруктов. А вот компоты — это не по моей части. Как и выращивание всяких ягод и овощей”.

Действительно, огорода на участке нет. Зато перед фасадом дома в ряд высажены красивые кусты роз. На каждом цветке — записка со всей информацией о нем. Прямо как в оранжерее! А растущая поблизости голубая ель по привлекательности не уступает своим кремлевским родственницам.

Откуда-то из угла раздается глухой лай. Его тембр не оставляет сомнений: собака серьезная. “Знакомьтесь — это Сэм. Да вы не бойтесь, он заперт”, — успокаивает меня хозяйка. Я ей верю, но на всякий случай держусь от проволочной сетки подальше.

Сэм — это белая среднеазиатская овчарка. Или, как еще называют эту породу, — туркменский алабай. В семье Семиных он появился два года назад, после того как его предшественник умер от укуса загадочного клеща. Черного азиата Сему не спасло даже переливание крови.

СЕМИН: “После смерти Семы мы очень переживали и решили больше собаку не заводить. Но когда знакомые из Туркменистана предложили щенка алабая, устоять не смогли. Характер у Сэма нормальный. Вот у Бориса Игнатьева кобель той же породы, но такой злющий! По сравнению с ним наш Сэм просто ангел”.

Может, и так. Но лично я около собачьей конуры, больше похожей на вольер, чувствовал себя неуютно. И с облегчением вздохнул, когда мы направились к бане.

Ее фирменная “фишка” — предбанник, увешанный футболками известных игроков. Причем каждый экспонат не из магазина, а с “барского плеча”. Чем и ценен.

Бросаю беглый взгляд на уникальную коллекцию. Вот “висят” Смертин и Роббен времен “Челси”. В уголке скромно ютится не первой свежести черно-синий Каннаваро. Этой футболке как минимум три года, потому что в 2005-м ее обладатель перешел в “Ювентус”. Пытаюсь пересчитать трофеи, но быстро сбиваюсь. От цветовой гаммы рябит в глазах. Мальдини в двух экземплярах, Кафу, Батистута…

Ба, что я вижу! Красно-черный Кака с еле заметной зеленой полосой — видимо, след от травы. За такую футболку болельщики “Милана” любые деньги отдадут. Интересно, откуда она здесь?

СЕМИН: “С Кубка РЖД. Оттуда же Индзаги. Герой последнего финала Лиги чемпионов на наш турнир не приезжал, а вот его форма в Москве побывала. Грех было этим не воспользоваться. У меня принцип такой: собираю майки тех игроков, которые мне нравятся. Некоторые экземпляры с автографами. К примеру, коммерческий директор “Реала” подарил футболку Зидана, когда мы подписывали контракт на участие мадридского клуба в Кубке РЖД. А это (указывает на желто-синюю материю) подарок вице-президента “Боки Хуниорс”. Здесь сразу две подписи — Тевеса и Марадоны. Последний, догадываюсь, меня не знает, но все равно расписался”.

У дверей бани замечаю велотренажер. Снаружи висит боксерская груша, а под ней лежат гантели. Неужели Юрий Павлович на седьмом десятке увлекся боксом и бодибилдингом?

СЕМИН: “У нас молодой парень живет из Таджикистана — за домом присматривает. Грушу и гантели я для него купил. Пусть спортом занимается, здоровье укрепляет. А велотренажер общий. Когда нет времени пробежаться, сажусь педали крутить. Пять серий по три минуты. Ноги крепче становятся”.

* * *

Дом не такой большой, как кажется со стороны. Но очень красивый и основательный. Бревна отполированы до блеска — ни одной червоточинки. Уложены ровно. По всему видно — рабочие явно не халтурили.

Внутри на стенах фотографии. Очень много фотографий. Если коротко их описать и обобщить — Семин и “Локомотив” в разные годы.

Из комнаты на первом этаже доносится детский смех. Внучка Семина Маша на даче частый гость. Особенно летом. Ей всего три года, а энтузиазма — на все десять! “Бабушка, давай купаться”, — предлагает Маша, едва прожевав завтрак, и косится в сторону надувного бассейна. “Нельзя? Тогда пошли гулять!”

На втором этаже — то, что принято называть рабочим кабинетом. Телевизор, видеомагнитофон, письменный стол. Все как положено. Большой иконостас — это не дань времени. Семин верующий человек. Об этом давно известно.

Если внизу фотогалерея, то здесь множество призов и наград. Доски, статуэтки, сувениры. Создается впечатление, что им тут тесно.

С большого снимка печально смотрит Николай Аксененко. Благодаря этому человеку у “Локомотива” сейчас есть современный стадион и уютная база.

А бывшего министра путей сообщения уже нет. Два года назад Аксененко умер от рака крови.

А вот смешной портрет из серии “на что способен фотомонтаж”. Семин в наряде средневекового принца, правая рука опирается на хрустальный мяч. Рядом творение неизвестного болельщика “Локомотива” под названием “От первой лиги к европейским высотам”. Выполнено обычным карандашом. Простенько, но со вкусом.

СЕМИН: “Дом не случайно сделан из дерева. Во-первых, в таком виде он приближает человека к природе. Во-вторых, из-за специфики материала летом в нем прохладно, а зимой тепло. Кроме того, деревянные постройки не требуют частого ремонта. И самое главное — этот дом напоминает мне о детстве, проведенном в Орле, и о моих родителях”.

А память о юности Семина пока что лежит в бане. Это большой портрет кисти одного орловского художника. Выполнен по фотографии, на которой Семину 20 лет.

* * *

Семин был первым из футбольных людей, кто поселился в Баковке. Позже его примеру последовали Валерий Газзаев, Борис Игнатьев, Сергей Овчинников и врач “Локомотива” Александр Ярдошвили. Теперь они ходят друг к другу в гости.

Но ближе всех к Семину живет… Иосиф Кобзон. Владения известного певца, которые он в незапамятные времена перекупил у какого-то генерала, скрыты от посторонних глаз двойным забором. Причем внутренняя стена для верности еще опутана колючей проволокой. Оказывается, народный артист и заслуженный тренер давно знакомы. На футбол Иосиф Давыдович ходит редко, но хорошие матчи старается не пропускать. Стало быть, тоже в какой-то степени болельщик.

При желании Кобзон вполне мог бы уложить на своей даче футбольное поле — площадь позволяет. У его соседа территория пока гораздо скромнее — как уже говорилось, 15 соток. Однако скоро она увеличится почти в два раза за счет покупки соседнего участка. Там, видимо, будут построены еще один дом, летняя беседка и кухня для приготовления шашлыков.

На вопрос, чего ему не хватает в Баковке, Юрий Павлович ответил не сразу. Зная, что в поселке негде купаться, я думал, что ответ будет примерно таким: не помешал бы нормальный водоем, где можно освежиться и посидеть на берегу с удочкой. Но выяснилось, что купание и рыбалка не относятся к числу любимых развлечений руководителя “Локомотива”. А не хватает Семину элитного ресторана.

СЕМИН: “Аркадий Новиков, известный ресторатор, собирался построить при въезде в Баковку такой же ресторан, как на Рублевке. Для нас это было бы замечательно — вышел из дома, прогулялся, покушал и пешочком обратно. Но строительство неожиданно заморозилось. Уж не знаю, по каким причинам. А насчет купания… Раньше ходил с друзьями на плотину, в так называемую зону отдыха. Купались, шашлыки жарили. А теперь вход туда запрещен. Частная собственность”.

Напоследок интересуюсь у хозяина дачи, где он играет в футбол. Выясняется, что в Лужниках. Причем два раза в неделю и в одной команде с Юрием Лужковым!

СЕМИН: “Клуб правительства Москвы существует уже 15 лет. Причем его состав не зависит от политических событий. Люди меняют должности, выходят на пенсию, но все равно продолжают гонять мяч в одной компании. Несмотря на солидный возраст большинства участников, азарт у всех как у 18-летних мальчишек! Поэтому травмы в наших матчах — не редкость. Мне, например, однажды ребро сломали. Но я все равно с удовольствием приезжаю в Лужники. Футбол — это ведь не только игра, но еще и общение с приятными людьми”.



Партнеры