Алина Кабаева: Заканчивать пока не собираюсь

Спецкор “МК” Ирина Степанцева выяснила у знаменитой гимнастки причины ее неудач на ЧМ-2007

23 сентября 2007 в 20:23, просмотров: 1090

Кабаева болельщиков на чемпионате мира в Патрах не пощадила. Скрутила, словно капризной лентой, их нервы. Закончила выступление в середине первенства с единственной индивидуальной медалью — бронзовой. И с “золотом” — за командное первенство. После награждения ушла из зала со своей роскошной улыбкой. Единственное, что отличало ее от давно знакомой Алины, — говорила чужим голосом.

“Я на чемпионат Европы не поехала, потому что просто не могла ходить”


— Алина, мы так все надеялись, что вам удастся справиться с болезнью еще до окончания турнира…

— А вы думаете, мне этого не хотелось? Я сама, когда заболела, просто в шоке была. И, поверьте, мне было действительно тяжело, я не потому это говорю, что не удалось завоевать здесь те медали, которые хотелось бы. И не пытаюсь оправдаться. Надеюсь, вы знаете, что я человек объективный и всегда говорю то, что есть.

Просто эта болезнь действительно мне помешала. Я была готова хорошо, тренировалась отлично — меня даже останавливали.

— Неужели спортивная форма была столь хороша?

— Да, говорили: все, хватит, стоп. Но, наверное, так вот суждено.

— Это что сейчас — проявление фатализма?

— Нет, если хотите услышать четкую формулировку — просто констатация факта. Потому что, может, вам это и покажется странным, но я не расстраиваюсь: команда-то выиграла. Но, конечно, и болезнь — это, мягко говоря, неприятно, и колено вновь решило напомнить о себе…

— Это та старая травма?

— Да, я лечу ее очень давно, с 2003–го: надрыв крестообразных связок. Вот поэтому я сразу приезжаю, начинаю заниматься коленом, потому что если лечить серьезно — а пока я не знаю, куда может эта “серьезность” привести, то может не хватить времени, чтобы полностью восстановиться до Игр.

— Не пугайте, Алина!

— Да нет, я вот на чемпионат Европы не поехала, потому что просто не могла ходить. Тяжело восстанавливалась, полтора месяца мне нельзя было ничего — ни плавать, ни тренироваться, ничего нельзя было…

— А может, сразу не надо было готовиться к чемпионату Европы? Или соревновательную практику никто даже для олимпийских чемпионок — и даже больше, чем за год до Игр, — не отменял?

— Да, соревновательная практика должна быть обязательно, но хорошо, что я не выступила на Европе, потому что я бы это колено, как мне сказали, вообще разорвала. Хотя очень хотелось выступить в Баку, большой соблазн был. Но не было возможности. У нас была контрольная тренировка, я пришла, стала прыгать — и поняла: не могу. Подошла к Ирине Александровне Винер со слезами: простите, ничего не могу сделать. Потом как раз доктор и сказал: “Если бы ты поехала, то разорвала все связки, мы тебе запрещаем выезжать. Можно сделать “блокаду”, ты выступишь, но потом колено будет просто нулевое…” Но мне ведь и дальше еще жить: я тоже хочу не хромать, быть красивой девушкой. Конечно, большой спорт не дает здоровье, а требует, поэтому — ну что сделаешь? Посмотрим, как дальше пойдет, любыми способами буду восстанавливаться.

“Когда человек на пике формы, иммунитет падает — и все болячки прыгают в организм”

— Алина, я сейчас руку вашу держу и могу точно сказать — у вас температура.

— Да, 37,8. Знаете, в Хорватии на сборах было очень жарко, потом вдруг стало холодно. И потом, когда человек в хорошей форме — он сразу цепляет все подряд. К сожалению, прицепилось и ко мне. Спортсмен ведь на пике формы выкладывается полностью, иммунитет падает — и все болячки прыгают в организм. Но — ничего страшного, жизнь продолжается, мои медали никто не отберет. Я уже сделала в художественной гимнастике достаточно — даже больше! Поэтому абсолютно честно могу сказать, что я довольна своим выступлением.

Самым сложным и коварным для меня здесь было — рассчитать силы. В момент пируэтов и прыжков у тебя простуда вся в нос идет и в голову — и теряешь силы. Вот накануне рассчитала хорошо, поэтому и вышла в финал со вторым результатом, а в день финала, наверное, перетрудилась. И не смогла уже ничего сделать.

— Вы не привыкли сдаваться, но, может, стоило отказаться от выступления? Вот Наталья Годунко из Украины, которой не было замены, выступала с травмой, но неизвестно, чем это закончится. Наташа практически не понимала, где ковер, а где потолок, а после упражнения на ногу наступить вообще не могла… В вашем случае выход был оправданным?

— Ну как вам сказать? Приехала доктор Нина Константиновна, которую мы все обожаем, она мне помогла.

Колено все в принципе выдержало. А вот болезнь… Она не дала мне сделать то, что я должна была сделать.

Честно говоря, только я сама знаю, как я выступала — с температурой, без голоса, нос вообще не дышал.

Поэтому и довольна своим выступлением: в таком состоянии смогла выступить и не подвести команду. Но что я все об этом? Все равно Россия выиграла. Знаете, если бы я не была олимпийской чемпионкой, я бы, конечно, переживала. С другой стороны, когда я все это имею, когда есть все награды — мне легче говорить. Вот им (кивает на Сесину с Капрановой — И.С.) — тяжелее, не дай бог так попасть на чемпионате мира, потому что им многого надо добиваться и, получается, надо все время что-то доказывать. Конечно, я все равно переживаю — это моя жизнь, это мой спорт, который я люблю, в котором выросла и знаю о нем абсолютно все. И благодарна за это тренеру Ирине Винер, спасибо ей большое. Но знаю и то, что спорт — он непредсказуем вообще.

— Как-то тревожно звучит. Он не заканчивается?

— Сдаваться никто не собирается, но посмотрим, что будет дальше: нет — так нет, да — значит, будем работать.

“Я уже взрослая, поэтому вопрос, достанется мне или не достанется, — вообще не имеет права на жизнь”

— Считается, что судьи злопамятны. Как вам нужно будет выступать перед Играми, чтобы стереть из их памяти эти ошибки? Вот как раз про болезнь они забудут, а про ошибки — вряд ли. Согласитесь, в Патрах их было много…

— Судьи судьями, но ты всегда понимаешь, что в зале не только они. И выступаешь ты для себя, для зрителей.

Мало ли что судьи запомнили? Завтра они проснутся — ничего не помнят... Только не надо сразу меня обвинять в неуважении к судьям, я их очень уважаю и ценю эту работу. Но и не надо на этом зацикливаться: придут другие соревнования, победит сильнейший. Да и память ведь не тормозит на провалах или неудачах, в жизни все время что-то меняется, так же происходит и в соревнованиях. Сейчас — так, завтра по-другому, поэтому — посмотрим, главное, чтобы было здоровье. Если оно будет — прекрасно, а если его нет, извините, на одном энтузиазме не выйдешь.

— Такая позиция называется спортивной мудростью?

— Знаю, что раньше я бывала более резка и к себе и, может, к другим. Но сейчас уже возраст свои мысли диктует, со временем все понимаешь и оцениваешь немного по-другому…

— Но ведь неудачу все равно называешь неудачей.

— Конечно, но мне легче что-то терять, потому что оно у меня уже есть. Если бы не было — я бы сейчас, наверное, с ума чуть не сошла, все думала: как, чего, почему так случилось… А когда все уже было и есть — ну что теперь? Зато достойно попала в команду, а у нас ведь много талантливых, всем это хорошо известно.

— Скажите, Алина, а вот за такую взвешенную мудрость вам не достанется от тренера? Ирина Винер всегда повторяет, что вы — эталон гимнастики, а эталон не имеет права на… Да ни на что не имеет права, кроме победы!

— Знаете, я уже довольно-таки взрослый человек, поэтому вопрос, достанется мне или не достанется, — вообще не имеет права на жизнь. Ирина Александровна — ярчайшая личность, я тоже расту. И мы с ней по-взрослому можем сесть и поговорить. Но еще раз говорю: это спорт — и тренер сама была в шоке, когда услышала мой голос в первый день соревнований.

— А создавалось впечатление, что она расстроилась из-за того, что вы позволили случиться этой простуде…

— Знаете, как говорится, тренер всегда прав. Конечно, она очень переживает. Но что делать — ну заболела, бывает у спортсменов такое. Ничего страшного не произошло — Россия все равно завоевала все золотые медали в индивидуальных видах (разговор состоялся до розыгрыша звания абсолютной чемпионки, а в день многоборья, когда наши девочки неожиданно уступили “золотое” место Анне Бессоновой из сборной Украины, Алина уже улетела в Москву — И.С.). Россия первая, что вы так переживаете? Я понимаю, что вы меня все любите, я тоже вас люблю. И, честно говоря, я тоже хочу видеть себя на Олимпийских играх, так что буду ходить по докторам, если надо куда-то уехать, значит, уеду, если нужна операция — буду делать операцию, и как можно скорее, чтобы успеть восстановиться. И, кстати, большое спасибо тем, кто в меня не верит: “Алина поправилась, Кабаева уже не та…” Эти люди толкают меня вперед. Что бы кто ни говорил — это только помогает. Они говорят, а я делаю дело. Они говорили — а я вышла и показала себя. И даже если здоровье подведет, смогу сказать: сделала все, что было в моих силах.

* * *

— Вы не оправдываетесь — и все же оправдываетесь. И это говорит о том, что ситуация для вас — что с чемпионатом Европы, что с мировым первенством, — мягко говоря, неприятна…

— Я, конечно, расстроилась. Но, понимаете, не в моих силах было…

— Тогда, перед Баку? Или сейчас?

— И тогда, и сейчас... Понимаю, что это было не в моих силах. Хотя все, что могла, до единого пункта выполнила.

Знает это врач, знаю я, и знает, наверное, еще Ирина Санна (Винер. — И.С.), которая, видя мое состояние и слыша мой голос, сама говорила: “Боже мой!” Потом приходила к врачу и говорила: “Может, ее снять с соревнований, как она будет выступать?” Но ничего ведь — выступила…

Художественная гимнастика.

Чемпионат мира

Абсолютное первенство среди групп

1. Россия — 35,100 балла

2. Италия — 34,250

3. Белоруссия — 33,800

Многоборье

1. Анна Бессонова (Украина) — 73,950

2. Вера Сесина (Россия) — 73,900

3. Ольга Капранова (Россия) — 70,700



Партнеры