О чем молил патриарх Тихон

В России появился первый памятник верующим, пострадавшим от большевиков

16 октября 2007 в 14:51, просмотров: 708

Ивановская область до недавнего времени считалась “красным” поясом. Но проходит время, и все меняется. В этом году исполняется 85 лет со дня трагического расстрела верующих в Шуе, и в городе открывают памятник жертвам большевистского террора.

О том, как родилась идея монумента, “МК” рассказал губернатор области  Михаил МЕНЬ.

— На какие средства построен памятник?

— Прежде чем объявить конкурс, мы сели и подсчитали, во сколько может обойтись возведение памятника. Ясно было, что деньги необходимо изыскивать не в бюджете области. Поэтому мы обратились к предпринимателям Москвы и Ивановской области. И те охотно откликнулись. Лишь после этого был объявлен и проведен конкурс.

— В нем приняли участие только местные скульпторы?

— Мы сознательно не ограничивали круг участников. Победил проект известного московского скульптора Рукавишникова. Мы вместе с правящим архиереем отправились к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Он внимательно рассмотрел победивший проект, одобрил его, но при этом сделал несколько существенных замечаний. Так что кроме одобрения жюри мы получили благословение патриарха. Памятник открыт на центральной Зеленой площади Шуи, а улица, прилегающая к ней, превращена в пешеходную зону.

— Иваново-Вознесенск, город ткачей, считался во время революции цитаделью большевиков. Видимо, поэтому массовые репрессии против христиан начались именно здесь...

— Шуйские христиане первыми осмелились противостоять большевикам, которые начали кампанию по изъятию церковных ценностей. Они грубо вламывались в храмы, изымали все, что им казалось ценным. По жителям Шуи, которые встали на защиту Церкви, был открыт огонь из винтовок. С этого момента началось массированное наступление на Русскую церковь...

Хроника террора: как большевики воевали с церковью


Чтобы понять, что произошло в те далекие годы в Шуе, нужно вспомнить, как развивались отношения большевиков и Церкви. К началу 1921 года было ликвидировано 573 монастыря, а за несколько первых месяцев этого же года — еще 40. Летом разразился небывалый голод — следствие Гражданской войны и продовольственной политики большевиков...

К началу 1922 года голодало более 30 миллионов человек. Годом раньше постановлением президиума ВЦИК был узаконен Всероссийский комитет помощи голодающим. Одним из его членов стал патриарх Тихон (в партийных архивах сохранились документы, свидетельствующие о том, что решение ввести в ВКПГ патриарха принималось на уровне Политбюро). Но просуществовал ВКПГ немногим более месяца — его разогнали. В вину членам комитета вменялось... обращение за помощью к патриарху Тихону. А также напечатание летом 1921 года стотысячным тиражом его воззвания к верующим в России и за рубежом с просьбой помочь голодающим.

В нем прозвучал призыв: “Пастыри стада Христова! Молитвою у престола Божия, у родных святынь исторгайте прощение Неба согрешившей земле. Зовите народ к покаянию: да омоется покаянными обетами и Святыми Тайнами, да обновится верующая Русь... Паства родная моя! Воплоти и воскреси в нынешнем подвиге твоем святые, незабвенные деяния благочестивых предков твоих... Помогите! Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода...”

Усилия комитета и воззвание патриарха Тихона сделали свое дело — 21 августа 1921 года в Риге заместителем наркоминдел Максимом Литвиновым было подписано соглашение с представителем Американской организации помощи (АРА). Американцы заявили о немедленной высылке первых вагонов с продовольствием, а Гувер, тогдашний глава АРА, обещал, что ежемесячно на нужды голодающих будет расходоваться не менее полутора миллионов долларов — по тем временам колоссальная сумма...

Но Ленин и Троцкий все же приняли решение разогнать ВКПГ. После разгона комитета почти все его члены были препровождены на Лубянку. Неудивительно, что голод в стране приобретал все больший размах.

К концу зимы сторонники жесткой линии в Политбюро взяли верх. 23 февраля 1922 года был издан декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Спустя пять дней патриарх Тихон обратился к верующим с очередным посланием: “...Желая усилить возможную помощь вымирающему от голода населению Поволжья, мы нашли возможным разрешить церковно-приходским советам и общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления... Но ВЦИК для оказания помощи голодающим постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и прочие церковные богослужебные предметы. С точки зрения Церкви подобный акт является актом святотатства...” Патриарх запретил выполнять постановление большевиков (между тем Церковь сумела собрать к февралю 1922 года около 9 миллионов рублей, не считая ювелирных изделий, золотых монет и продовольственной помощи голодающим).

Весной 1922-го противостояние между Церковью и “красным” правительством достигло апогея. Попытка насильственного изъятия церковных ценностей в Шуе привела к вооруженному столкновению. Было убито 4 человека и ранено 10. Эти события произошли 15 марта, а 19 марта Ленин обратился к Вячеславу Молотову с секретным письмом для членов Политбюро. Давая оценку событиям, произошедшим в Шуе, он отметил: “...Я думаю, что здесь наш противник делает громадную стратегическую ошибку. Наоборот, для нас именно данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99 из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления...”

На следующий день прошло очередное заседание Политбюро. Присутствовали Троцкий, Молотов, Сталин и Каменев. (Ленин, настигнутый первым ударом паралича, отлеживался в Горках.) Обсуждался проект директив об изъятии церковных ценностей, разработанный Троцким. Троцкий углубил и тщательно разработал общие наметки Ленина, высказанные им в секретном письме: “Одновременно с этим внести раскол в духовенстве, взяв под защиту государственной власти тех священников, которые открыто выступают в пользу изъятия... Видных попов по возможности не трогать до конца кампании, но негласно. Но официально (под расписку, через губполитотделы) предупредить их, что в случае каких-либо эксцессов они отвечают первыми”.

А 28 марта 1922 года в “Известиях” опубликовали “Список врагов народа” — первым был указан патриарх Тихон “со всем своим церковным собором”. Решительное сражение, к которому призывал Ленин, разворачивалось по всей стране. Из-за массовых изъятий церковных ценностей множились кровавые столкновения — к концу года их случилось более полутора тысяч. Только за 1922 год пострадали сотни тысяч российских христиан. Суды шли по всей России. Тысячи были расстреляны, другие же осуждены на заключение в тюрьмы и лагеря...

В 2000 году к лику святых на юбилейном архиерейском соборе причислили полторы тысячи российских новомучеников — епископов, священников и простых верующих, которые пострадали от большевистских репрессий.



Партнеры