Нам Букер побоку

Какое дело россиянам до ИХ лучшего писателя?

17 октября 2007 в 18:34, просмотров: 365

Вчера с берегов Темзы пришла добрая весть: английского “Букера-2007” вручили ирландской писательнице Энн Энрайт за сентиментально-гневный роман “Собрание”. Круто, все газеты новость отбивают — престижнейшая премия, и все такое. Да только вот спроси кого хочешь на улице — а кто такая эта Энрайт? Или кто такая Дорис Лессинг, давеча получившая Нобелевку по литературе? Не знаем, не ведаем. Лессинг-то хоть полвека назад издавали в Советском Союзе, хоть какая-то книжка есть переведенная. А Энрайт — так и вовсе ничего ровным счетом не говорящее имя: “мало ли в Бразилии…”

Вот и получается, что для российской публики все эти букеры и нобелевки как пустой звук: мы просто не видим, не ощущаем общемировой картины. Почему так? Собственно, ответ очевиден. Но мы с удовольствием подкрепляем его мнением выдающегося переводчика Сергея Ильина (кто не в курсе — это его Набоков, Стивен Фрай, “Гарри Поттер”):

— Сергей Борисович, не доводилось работать с романами г-жи Энрайт?

— Нет. До россиян доходит то, что выбирают наши издатели. И если автор не будет приносить гарантированного дохода, его просто никто печатать не будет. Да, была в одном издательстве такая умная и полезная серия — “Букер”, в которой соответственно издавались переводные романы лауреатов. Я даже что-то для этой серии переводил. Но, просуществовав недолго, она закрылась. И вот захожу на днях в книжный магазин, а у них распродажа остатков — книжки из этой серии отдаются за 50 рублей. Не пошло. Вот и получается, что, опираясь только на коммерческий успех, мы не получаем общую картину мировой литературы…

— А может, наш читатель ничего от этого и не теряет?

— Широкая публика не теряет ничего. Она читает то, что “читают все” — того же Мураками, еще кого-то — и премного довольна. А те, кого Жванецкий называл интеллигенцией, безусловно, теряют. Нет, можно посоветовать всем выучить английский язык. И французский. И немецкий. И выбирать самим, не ориентируясь на русские издательства. Но ведь тут дело в осведомленности, когда ты просто не знаешь, из чего тебе выбирать. Если бы был, скажем, какой-то журнал, где тебе бы рассказывали о новинках англо-, франко-, японской и прочей литературы… Но ведь такого журнала нет.

— Значит, в ближайшее время ничего ровным счетом не изменится?

— Нет, конечно. Это же чистая коммерция. Пока большие капиталы в качестве культуртрегеров не пойдут в издательское дело, все так и останется. Или пока Министерство культуры не станет спонсировать какие-то крупные книжные проекты… Или, например, тот же журнал. Но я не вижу, чтобы сейчас что-либо делалось в этом направлении.

Обычная ситуация сегодня: выбор есть, а выбирать нечего. Книжки есть, а читать нечего. Фильмы есть, а смотреть нечего. Культура уходит из привычных культурных сфер, таясь в нюансах, в мелочах… А нам лишь остается писать о том, как уважаемая Энн Энрайт (язык сломаешь) получит 50 тысяч фунтов и право на издание своей книжки в особом, понимаешь, оформлении.

СПРАВКА "МК"

Энн Энрайт родилась в Дублине в 1962 году. Училась в Университете Восточной Англии, изучая мировую литературу. Потом работала телепродюсером. Свою первую книгу The Portable Virgin опубликовала в 1991-м. Ее последний роман “Собрание” председатель букеровского жюри Говард Дэвис назвал “мощным, неудобным и пронзительным”.



    Партнеры