В Москве не понимают по-грузински

Ставка на “пророссийские силы” в Грузии обречена на провал

17 октября 2007 в 17:45, просмотров: 390

Очевидно, что отказ Ираклия Окруашвили от своих обвинений в адрес президента Грузии не может погасить волну протеста, для которой выступление экс-министра стало лишь предлогом. Кризис будет углубляться: в начале ноября оппозиция планирует новые массовые акции, цель которых — смена режима. Выдвинуты требования досрочных выборов, упразднения поста президента и превращения Грузии в парламентскую республику. Скандал уже вышел на международную арену. Он угрожает нанести серьезный удар по репутации некоторых международных организаций и покровителей Михаила Саакашвили в США.

Все мы немножко Либерия

Настоящий шок у читающей американской публики вызвала недавно книга “Долгий путь” африканца Ишмаэла Беа, книга мемуаров 12-летнего мальчика-солдата, участника гражданской войны в Африке. Погружаясь в страшный мир детей-убийц, воюющих непонятно с кем и за что, мало кто вспоминает, что этот жуткий феномен возник на развалинах африканского “американского проекта”. Ведь “свободная республика Либерия”, армия которой в начале XXI века широко практиковала людоедство и использовала в боевых операциях отряды накачанных наркотиками 10—12-летних детей, в свое время была основана бывшими чернокожими рабами из США по их подобию. Столица Либерии — Монровия получила свое имя в честь амеpиканского пpезидента Джеймса Монpо. А президент Либерии Тейлор, который лично присутствовал при зверствах, получил образование в США и долгое время считался “клиентом” Вашингтона.

Разумеется, Грузия не Либерия. Именем президента США там пока названа не столица, а всего лишь улица. Но вооруженные банды, бесчинствовавшие там с конца 1980-х до конца 1990-х, по сути мало чем отличались от либерийских. Людей, правда, не ели. Но в Абхазии и Южной Осетии мирных жителей хоронили заживо. Известны случаи коллективного насилия над 3—5-летними девочками. Такими были эти войны в самой благополучной республике времен СССР, которая, как тогда казалось, целиком населена художниками, режиссерами и поэтами.

Я провожу параллель с Либерией вовсе не для того, чтобы оскорбить грузин. Все мы немножко Либерия, и не нам после Чечни кого-то осуждать. Просто и Грузия, и Либерия в разное время стали объектами эксперимента для США. В обоих случаях американцы насадили свою прослойку, которая осталась чуждой основной массе населения. В Либерии это были вчерашние рабы с хлопковых плантаций, которые вдруг стали “элитой” на родине предков. В Грузии тоже есть своя американизированная элита — молодые люди до 30, прошедшие через Фонд Сороса или учившиеся в Америке, хорошо потусовавшиеся на разного рода международных конференциях. Квинтэссенция всей этой публики воплощена в нынешнем президенте.

“Американский проект” в Грузии предполагает полное вытеснение этими “американо-грузинами” представителей старших поколений из “верхних слоев атмосферы” — политики, образования, СМИ. Те, кто старше 35, обречены на маргинальное существование. Расчет простой: эти люди хорошо говорят по-русски, имеют в России друзей. Грузии, которой отведена роль американского форпоста на Кавказе, они не нужны.

В Либерии на последнем этапе “демократизации” трупы валялись прямо на улицах столицы, носящей имя американского президента. Известно, что при быстром всплытии с больших глубин развивается кессонная болезнь. При быстром всплытии “молодых демократий” бывает что-то похожее. Видели, как выглядят поднятые тралом из пучины морские рыбы? Некоторые демократии выглядят не лучше.

Признаки демократии

И ведь нельзя сказать, чтобы американцы требовали от Либерии чего-то невозможного. Держать дистанцию с Москвой, давать свою территорию под американские базы и соблюдать внешние приличия. Но Либерия пошла вразнос.

Ситуация в Грузии намного лучше. Трупы на улицах не валяются. Шеварднадзе во время революции в отличие от одного либерийского президента не разорвали на части. Оборону от Москвы держат и даже перешли в наступление. Американским военным здесь не нужны не только визы, но и паспорта.

Но в связи с последними событиями возникла дискуссия: есть ли в Грузии демократия? В Грузии, как говорят, “есть признаки демократии”. Например, президент Саакашвили заявил, что каждый грузин может свободно высказать свое мнение. Молодой сотрудник банка Сандро Гиргвлиани как-то пошел в ресторан, где жена министра МВД Вано Мерабишвили сидела в компании высокопоставленных сотрудников этого ведомства. И высказал свое мнение об этих людях. Вскоре был найден его труп со следами насильственной смерти.

А премьер-министр Зураб Жвания угорел от печки. Но его настырный брат усомнился, что премьер угорел естественным путем. Ну тут все ясно, человек сошел с ума от горя. Его два года и держали за такого “тифлисского сумасшедшего”. Но вдруг оказалось, что и бывший министр обороны располагал информацией, что премьера уже мертвым принесли в ту квартиру, где он якобы угорел. С министром обороны разобрались быстро. Арестовали, и уже через неделю он давал совсем другие показания. Говорят, перед тем как он начал их давать, к нему в камеру подсадили двух уголовников. Что-то такое там произошло, из-за чего бывший министр не выходит на улицу и избегает общения с людьми.

Премьер-министр и министр обороны не последние люди в стране. За тем, что с ними творится, внимательно следят тысячи глаз. Если такие вещи происходят с ними, возникает вопрос: что может случиться с обычным человеком? Ответ: все что угодно.

Есть все основания полагать, что Вашингтон не питает никаких иллюзий по поводу того, что случилось с премьером Жвания. Хотя бы потому, что расследование проводили эксперты ФБР. Думаю, те, кому положено, видели тот вариант их отчета, над которым еще не поработала рука затейников из ведомства Вано Мерабишвили. Но “своего сукина сына” решили пока простить, а отчет припрятать. Возможно, он всплывет, если когда-нибудь дело дойдет до Гааги.

Адреса, пароли, явки

Чтобы определить линию поведения России в сегодняшней грузинской ситуации, нужно разобраться, кто есть кто. Прежде всего не нужно строить иллюзий, что Саакашвили противостоят какие-то пророссийские силы. Да, грузинские власти заявили, что за тандемом Окруашвили—Патаркацишвили стоит Кремль. Но тут надо понимать, что в Тбилиси сегодня клеймо “агент Кремля” — то же самое, что во времена СССР “агент ЦРУ”. Даже беглое изучение биографий сегодняшних грузинских оппозиционеров показывает, что никаким Кремлем здесь не пахнет.

Вот, например, лидер Консервативной партии Коба Давиташвили. В прошлом — ближайший соратник Саакашвили, генсек его партии “Национальное движение”, активный участник “революции роз”. Саакашвили был не только его другом, но и крестным одного из детей (второго крестил Окруашвили). Это обстоятельство до сих пор вызывает подозрения у соратников, что Давиташвили — “засланный казачок” и ведет двойную игру.

Эксперты считают, что основную ставку Запад делает сейчас на республиканскую партию. Республиканцы очень напоминают наше “Яблоко”: интеллигенты и вечные оппозиционеры. Таков Ивлиан Хаиндрава, брат большого нашего друга Георгия Хаиндравы, политик, известный своими прозападными взглядами. Давид Бердзенишвили — бывший диссидент, в 1980-е отсидел два года за антисоветскую деятельность. Всю “розовую революцию” провел на баррикадах. Выходец из Аджарии, он был одним из главных противников Аслана Абашидзе и много сделал для его свержения. Еще одна республиканка, Тинатин Хидашели, была председателем правления Фонда Сороса в Грузии. Республиканцы — абсолютные западники, даже большие, чем Саакашвили.

Другие заметные фигуры в оппозиции — француженка Саломе Зурабишвили, бывший министр иностранных дел, и сын первого президента Грузии Константин Гамсахурдиа, интеллигентный молодой человек, который большую часть жизни провел за границей и не обладает харизмой отца. Наконец, Лейбористская партия Шалвы Нателашвили. В стане оппозиции это наиболее серьезная сила, способная вывести на улицы народные массы. Нателашвили никак нельзя назвать пророссийским политиком, но он неоднократно высказывался за нейтральный статус Грузии.

Оппозиция не имеет вождя, который своей харизмой мог бы соперничать с Саакашвили. Таким вождем мог стать Окруашвили, но он выведен из игры. Впрочем, закулисный режиссер этой драмы, Бадри Патаркацишвили, видимо, изначально отвел Окруашвили роль жертвы. Кроме Патаркацишвили за оппозицией, безусловно, стоит Запад. Видимо, это Сорос, который обеспокоен ослаблением своего влияния в Грузии, и та часть американского истеблишмента, которая в свое время делала ставку на Зураба Жвания и которой надоели выходки Саакашвили. Вероятно, это деятели демократической партии, тогда как Саакашвили покровительствуют некоторые видные представители республиканцев, например сенатор Джон Маккейн.

Предстоящая смена власти в США увеличивает шансы оппозиции. Тут появляется хорошая перспектива у расследования смерти Жвания. Ведь Жвания как политик был известен на международной арене, работал в Совете Европы. Если выяснится, что Саакашвили, протеже республиканской администрации, как-то связан с гибелью своего премьера, скандал будет нелишним для демократов накануне выборов.

Окруашвили в своем разоблачении упомянул родственников президента — дядю и двоюродного брата. Дядя Саакашвили Темур Аласания, которого экс-министр якобы поймал на взятке, — сотрудник ООН, постоянно живет в Штатах. Странно, что информация о коррумпированности сотрудника ООН до сих пор не стала предметом служебного расследования. Его сын, гражданин США, был упомянут Окруашвили как человек, контролирующий поставки оружия в Грузию. То есть скандал уже перестал быть внутригрузинским.

Тем, кто сейчас определяет нашу политику на постсоветском пространстве, хорошо бы понять, что ставки на чисто “пророссийскую” фигуру в сегодняшней Грузии изначально обречены. Нас в принципе устроил бы приход к власти настоящего грузинского националиста, потому что такой человек будет любить Грузию больше, чем Америку. Как говорил классик, “у нас нет для вас других грузин”, надо работать с теми, кто есть. И надеяться, что крах “американского проекта” в Грузии не приведет к эксцессам, подобным либерийским.



Партнеры