Мухи и котлеты

25 октября 2007 в 14:35, просмотров: 370

Официально

Виновные будут наказаны

27 сентября в “Московском комсомольце” была опубликована статья под заголовком “Чтоб вам пусто было”.

История, описанная в ней, выглядела ужасающей: снесен дом (хрущевка) без предоставления жилья одной из семей. Из публикации следовало, что застройщики пустили под бульдозер все имущество семьи Каминских (что впоследствии не подтвердилось — имущество было вывезено и складировано в одном из помещений управы).

Тем не менее и компанией-застройщиком, и представителями жилищных органов Западного административного округа были допущены грубые нарушения законодательства: дом был снесен до вступления в силу решения районного суда о предоставлении семье Каминских жилья.

Сразу после публикации статьи мэр Москвы распорядился создать две комиссии. Первой предстояло оказать всемерную юридическую поддержку семье Каминских и в кратчайшие сроки предоставить достойное жилье взамен утерянного. Вторая комиссия занималась расследованием обстоятельств сноса дома с неотселенной квартирой и выяснением всех виновных в этом работников Департамента жилищной политики, префектуры ЗАО и управы района Проспект Вернадского.

Работа комиссий показала, что, несмотря на неоднозначность ситуации с семьей Каминских, нарушения жилищного законодательства действительно имели место, и ответственные за эти нарушения понесут дисциплинарные и должностные наказания.

Сергей Цой,
пресс-секретарь мэра Москвы.

 

* * * * *

По-соседски
Чтоб вы так жили

“Мы прочли статью “Чтоб вам пусто было” и… пришли в шок от несоответствия изложенного в статье с истиной, которая нам, как бывшим соседям семьи Каминских, доподлинно известна. С газетной полосы на нас смотрели со страдальческими выражениями лиц героини публикаций — Светлана Каминская и ее дочь Мария Каминская.

Читателей “МК”, да и всех, кто не знаком с Каминскими, не сомневаемся, тронут их скорбные лица, но только не нас, их соседей, тех, кто прожил с ними 20 лет под крышей дома №94 по Ленинскому проспекту. 20 лет кошмара, так и не пресеченного, увы, правоохранительными органами.

(Мы опускаем некоторые, простительные соседям, резкие выражения, объяснимые проблемами, связанными с проживанием со сложными сожителями.) Светлана Каминская даже не посещала квартиру по Ленинскому проспекту, 94, где проживала ее дочь, однако оставалась не только прописанной там со своим сыном, но и квартиросъемщиком. Поэтому мы постоянно, но безуспешно разыскивали Светлану в связи с безобразиями в ее квартире, происходившими день и ночь.

Что только не творила “брошенная” дочь Мария! Она превратила квартиру в настоящий притон, где собирались люди, ведущие беспорядочный образ жизни, — наркоманы, алкоголики, проститутки. Однажды в этой квартире произошло убийство. Веселилась Маша на всю катушку. А страдали мы, соседи, которых будил каждую ночь стук дружков. Одна партия сексуальных партнеров сменялась другой. И одна партия мстила другой, поджигая двери и ломая дверные замки.

Кого вы, уважаемый наш “МК”, защищаете? И от кого? От нас? Мы делали все, чтобы защитить наш дом. Мы жаловались в ОВД района Проспект Вернадского и даже выше. Если бы нас услышали, может, не было бы трагедии. Однажды эта наша замечательная (в вашем изложении) соседка нанесла серьезные увечья двухлетней девочке-соседке. Села на два года. Вышла — украла — в тюрьму. Почему мы, нормальные москвичи, должны чувствовать свою вину за таких инвалидов! Она стала такой из-за своей нескончаемой пьянки.

Квартира Каминских в полном смысле превратилась в бордель, в антисанитарное помещение, откуда постоянно исходил неприятный запах… А дальше случилось следующее. Квартиросъемщица Светлана Каминская, сделав больную дочь заложницей своих непомерных требований (из двухкомнатной хрущевки хотела выжать три однокомнатные в монолитном доме), стала обливать грязью чиновников и строителей. В статье в газете написано, что при сносе дома уничтожены какие-то ценные вещи Каминских. Но мы-то, соседи, знаем, что не было у них в квартире никаких ценных вещей. Известно это и милиции, неоднократно приезжавшей по нашим вызовам для наведения порядка. Да и кто оставит в притоне для алкашей и наркоманов ценные вещи!

Мы пишем это письмо в “МК” и Юрию Михайловичу. Может, нас кто-то обвинит в немилосердии! Но мы хотим жить нормально. Разве мы не имеем право на это! Да, мы просили местные власти не селить эту семью в наш новый дом. Устали. В крайнем случае — предлагали дать им квартиру на первом этаже. В этом есть логика — инвалидам всегда предлагают нижние этажи. Но нас продолжают обвинять в нечеловечности. Мы готовы поговорить и на эту тему. У этой семьи, у сына, две квартиры в собственности. Об этом многие из нас и мечтать не могут. Ну почему вы из них делаете таких несчастных и обделенных!”

(Двадцать три подписи.)


 

* * * * *

 
Чтоб вы так жили

“МК”, слову которого москвич верит практически безоглядно, выступает со статьей о чиновничьем беспределе.

Снесен дом, в котором продолжала жить одна семья. Тема благодатная — очередной “произвол чинуш и застройщиков”, и вроде бы не надо беспокоиться об адекватном восприятии читателя.

Но уже в заголовке у автора статьи возникает подозрение, что читатель воспримет данное расследование как небылицу, а ее автора “как опупевшего, обнаглевшего и зарвавшегося” (прямая цитата). Не знаю, почему уж сразу корит себя ваш корреспондент, но, наверное, есть для этого какие-то основания.

И в общем-то нетрудно догадаться, что это за основания. Для выяснения истины в конфликте нужно выслушать мнения сторон. Но журналист или не хочет, или боится выслушать контраргументы. Поскольку они способны разрушить так удачно выстроенную конструкцию — историю об очередном бездушии чиновников.

Тема у нас в общем-то банальная. Город расселяет старый дом. Люди, десятилетия жившие в хрущевке, с нетерпением ждут переезда в новый благоустроенный дом. Новоселье — это всегда праздник, это торжество.

Но если для девяти из десяти человек это торжество справедливости, то для одного это всегда попытка урвать у государства лишний кусочек. А почему бы нет? Государство — враг, чиновник — сволочь, закон — дышло.

Обманешь государство — будешь героем. И вот в Южном Бутове, подлежащем расселению, обнаруживается прописанных на одном квадратном метре пятнадцать человек. И все претендуют на отдельное жилье. Бог с ним, с Бутовом, — это как символ, общее место. А у нас конкретный случай — Ленинский проспект, 94. Отжившая свое хрущевка. Сотни счастливых людей, справляющих новоселье. И — одна семья, которая становится предметом “расследования” “МК”.

В этой истории мы опять сталкиваемся с проблемой мух и котлет. Да, не были соблюдены необходимые процедуры исполнения буквы закона при сносе дома. И за это виновные понесут наказание. Но автор пишет: “уничтожен дом (в смысле квартира), который не просто четыре стены, а хранилище вековых традиций рода, где каждый квадратный сантиметр дышит воспоминаниями о предках”.

А речь-то, по сути, о борделе (читайте письмо соседей).

Переселение каждого дома, как показывает этот наш вроде бы частный конфликт, — не только жилищно-коммунальная проблема. Это еще и проблема сожительства большого количества людей. И никаким законодательством это не регламентировано. Как быть в таких ситуациях? Мне кажется, надо исходить из интересов большинства.

Корреспондент сообщает нам, что семья Каминских из трех человек прописана в двухкомнатной квартире на Ленинском проспекте, 94. Тут автор попал в точку. Семья действительно прописана. Но проживал там только один член семьи — дочь. Где же ютились остальные? Спешу успокоить всех сердобольных: у сына квартиросъемщицы — две вполне себе замечательные квартиры от дедушки с бабушкой. Не говоря о том, что совсем недавно члены семьи продали еще две квартиры. Когда выяснились все эти обстоятельства, мы, чиновники бессердечные, сказали семье: вы получите не то, что вам хочется, а что положено по закону. И мы опять не сдержали слово. Все-таки Каминские получили не положенную им “двушку”, а две “однушки”. У вашего корреспондента есть все основания прогуляться еще разок по московским чинушам.

Николай Федосеев,
первый заместитель
руководителя Департамента
жилищной политики и жилищного фонда
г. Москвы.




Партнеры