Спасите наши когти

“МК” побывал в единственном в России приюте для животных, пострадавших от рук человека

25 октября 2007 в 13:19, просмотров: 439

Эти четвероногие модели как огня боятся вспышек фотокамер.

И ненавидят их просто звериной ненавистью. А между тем каждый год в курортных городах загораются новые четвероногие звезды — особым спросом пользуются тигрята, крокодилы и обезьяны. Для владельцев они всего лишь живой товар, который нужно выгодно продать. Чтобы “товар” не мешал зарабатывать деньги, зверей колют транквилизаторами, держат в темных ящиках и избивают до смерти.

— Фото на память со звездой поселка Дивноморское: всего 200 рублей! — орал на весь пляж молодой человек, одергивая за поводок как будто гуттаперчевую мартышку. На другой руке бизнесмена дремал крокодил с перевязанным ленточкой ртом (формально — для красоты, на деле — чтобы не покусал никого из желающих с ним сфотографироваться). На шее у мужика мирно спал питон.

Обезьянка Яша, питон Петя и крокодил Гена — модели для одних, для других — бизнес и существенная статья дохода. От желающих привести с курорта не только шоколадный загар, но и экзотичные фотографии в обнимку с питоном просто нет отбоя. В разгар курортного сезона за день фотографы-живодеры зарабатывают до 10 тыс. рублей.

Выжить после таких курортных фотосессий удается не всем животным. У каждого из братьев наших меньших есть свой срок службы — тигрята и львята покупаются на год, пока они еще не подросли и не стали огрызаться. К взрослеющим животным применяют карательные меры — им вырывают зубы и когти или перепродают по дешевке — такой вот живой секонд-хенд.

Каждый год комиссии ветеринаров проводят рейды по курортным городам побережья, пытаясь проверить содержание четвероногих моделей. Те счастливцы, которым удалось выбраться из фотографического рабства, попадают в геленджикский Сафари-парк — единственный во всей России реабилитационный центр для животных, пострадавших от жестокого обращения людей.

* * *

— Подождите несколько часов, у Натальи Аркадьевны сейчас как раз сложная операция: утром нам привезли волчонка, у которого все лапки сломаны, — предупреждает охранник Сафари-парка.

Это не обычный зоопарк — каждый из обитателей здешних вольеров если не инвалид, то по крайней мере перенес в детстве психологическую травму. Судьбы любой животины хватит на экранизацию целого фильма.

Здесь фотовспышка запрещена — слишком сильные воспоминания у большинства питомцев этого уникального приюта связаны с фотообъективами.

С плаката смотрит бессмысленным взглядом тигр. Совсем слепой. Надпись просит: “Подумайте о животных, вот к чему может привести фотовспышка”.

Первыми подопечными пансиона для четвероногих стали медведи — четыре года назад их отправил на реабилитацию дрессировщик Ялтинского цирка Борис Попиашвили.

— Часто бывает, что цирк покупает медвежонка, начинает лепить из него артиста, а животное к дрессировке не способно. Иногда таких зверей сдают в зоопарк, а чаще просто оставляют в маленьких клетушках за кулисами — чтобы гости радовались. Кормят бездарей тоже редко — всем известно, кто не работает, тот не ест, — рассказывает Попиашвили, ныне директор Сафари-парка. — Так вот, я и придумал организовать этот парк и привезти сюда всех цирковых медведей, оставшихся не у дел.

Через час к нам выходит и сама Наталья Степанова — ветеринар реабилитационного центра, человек, вытаскивающий животных буквально с того света. Она не любит водить экскурсии — времени нет, — но для “МК” сделала исключение.

Осел Яшка тоже был одним из ее первых питомцев: он целую неделю провел привязанным к коряге у обочины дороги без еды и воды — бывшим хозяевам животное оказалось не нужно. Кто-то из водителей сжалился над осликом и привез его в приют. Теперь уже второй год он живет в реабилитационном центре — ждет добрых хозяев.

Его соседка по вольеру — молодая олениха Лана.

— Когда ее принесли к нам лесники, она еле на ногах стояла — была до такой степени истощена. Но сейчас уже набирает вес, — вспоминает Наталья. Скоро Ланочка пойдет в общий вольер, где ее уже дожидаются братья-парнокопытные.

Но чаще всего в приют привозят кошачьих — именно эти четвероногие модели приносят самый большой доход своим хозяевам. Торговля животными для региональных зоопарков — прибыльный бизнес. Каждый львенок стоит около 3 тыс. долларов. Одномесячные тигрята тянут на все 4 тысячи зеленых.

— Когда самка тигра или льва беременеет, директора зоопарков просто скрывают этот факт, потом отсаживают ее в специальный вольер, где она и рожает. А затем продают малышей всем желающим, иногда по поддельным документам, — объясняет цепочку сбыта живого товара Наталья.

Тигра Рамзеса на ПМЖ в Сафари-парк привезли из Сочи два года назад.

— Видите, у него один глаз косой — это его так избивали предыдущие хозяева, фотографы. Когда его привезли к нам, тигренок был ходячим трупом — одна кожа да кости. Малыша совсем не кормили, — вспоминает геленджикский “Айболит”. — Зато теперь он весит килограмм двести.

— А это наша гордость — тигр Джедай! Только близко не подходите к клетке — он до сих пор не может привыкнуть, что люди пришли просто на него посмотреть, а не бить, — предупреждает ветеринар.

Когда Джедая тигренком привезли в реабилитационный центр, у него был разбит нос и полностью вырваны зубы. Из-за этого у полосатого развилось воспаление надкостницы. Врачи целых полгода выхаживали питомца.

Теперь для него составляют особое меню: никаких костей и хрящей — только филейные части тушек.

В полосатой компании есть и своя знаменитость — огромный тигр Гомер. Уникальный вид — амурский тигр, каких во всем мире осталось не больше 500 особей, тоже был отобран у фотографов.

— Да нет, вы можете поближе фотографию сделать, только без вспышки, он почти слепой, — инструктирует Наталья, открывая дверь в вольер. — Из-за постоянных вспышек фотокамер у него развилась катаракта обоих глаз.

Самый большой вольер соорудили здесь для “выбракованных” цирковых медведей.

— Тиму с Портосом к нам доставили из Ялтинского цирка. К арене они оказались не способны — сначала их пытались дрессировать, а потом просто оставили, так сказать, для массовки, жить своей жизнью на задворках цирка — они сидели в маленькой клетушке.

Медвежонка Гришу, бывшую звезду столичного цирка, сюда привезла вышедшая на пенсию дрессировщица. Косолапый переехал в центр вместе со всем движимым имуществом: цирковым костюмом и самокатом.

Правда, теперь неуклюжий когда-то Гришка превратился в солидного мужчину в самом расцвете лет: 200 килограммов веса и медвежья хватка. Самокат сиротливо остался стоять около вольера — по возрасту не положен, а вот как кульбиты делать, зверь помнит.

— Гришка, на! — Наталья протягивает сквозь прутья клетки огурец. Бурый, прямо как на арене цирка, встает на задние лапы и начинает танцевать и кружиться вокруг своей оси. Этим летом приезжала дрессировщица, проведать своего бывшего подопечного, и буквально не узнала косолапого — так он возмужал и подрос.
Правда, неожиданно Гришка вдруг перестал плясать и пошел в другую сторону.

— Семь часов для них священное время — время ужина. К этому времени они все уже ждут у своих кормушек, — объясняет неожиданное исчезновение с территории животных местный Айболит.

Действительно, такой ужин просто нельзя пропустить: баранина, говядина, цыплята для хищников. Арбузы, дыни, виноград для любителей сладкого. Всего в неделю два центнера арбузов, 100 килограммов дынь. А между тем зоореабилитационный сад умудряется существовать на самоокупаемости. Здоровье четвероногих пациентов эскулапы восстанавливают за счет прибыли от входных билетов и проезда на канатной дороге, которая тянется по территории парка. Ни один бизнесмен до сих пор не удосужился помочь несчастным зверям — всех куда больше волнует грядущая Олимпиада в Сочи и то, что можно с нее поиметь. Какие уж тут животные…

* * *

В зообольнице все как у людей — на каждого прибывшего сюда больного заводятся карта и амбулаторный журнал, куда заносятся все уколы, прививки, все назначенное лечение. У более чем 70 четвероногих пациентов Наталья — любимый доктор и мама в одном лице. Она даже живет на территории парка — чтобы всегда быть при своих питомцах. Ведь, как и настоящему врачу “скорой помощи”, Наталье приходится выезжать на вызовы круглые сутки.

— Часто бывает, что животные друг с другом через вольер подерутся — приходится срочно зашивать раны. Или кто-то рожать ночью вздумает, — разъясняет специфику своей работы Наталья. — А иногда бывает, что и питомцев к нам неравнодушные жители приносят ночью.

Операционной в зообольнице нет — животных Наталья оперирует где придется: то у себя на кухонном столе, то на крышке львятника. Хоть и работает она здесь не больше года, за это время каких только операций не делала.

Но самой сложной была одна — кесарево сечение для львицы, тоже отобранной у жестоких владельцев. Тогда малыша спасти удалось, а вот сама мама умерла при родах — сердце не выдержало.

— Только львенка одного вытащить и успела — я его потом Шансом назвала, — вспоминает ветеринар. — Пока Шанс еще был совсем маленьким, я его каждые два часа молоком из бутылочки кормила — по ночам просыпалась. Он и теперь живет со мной вместе — я с ним сплю на одной кровати, как с настоящим ручным котенком.

Излечить и исцелить всех зверюшек доброму доктору удается не всегда. Часто после курортных фотосессий четвероногих пациентов привозят уже при смерти.

— Недавно к нам привезли двух маленьких леопардов (по оценкам экспертов, это скорее всего была помесь. — “МК”), так они у нас прямо на операционном столе и умерли. Сделали вскрытие — выяснилось, что у малышей были отбиты все внутренности…

КАК У НИХ?

• ПАНСИОНАТ ДЛЯ ИА. Англичанка Люси Фенсом уверена, что самая незавидная участь на этом свете уготовлена выносливым и безобидным ослам. Именно для этих животных неравнодушная британка и открыла на Святой земле “Убежище ослов”. Дело все в том, что ослы на Ближнем Востоке стоят очень дешево. Когда животное стареет, его бросают, а взамен покупают новое. Старого зачастую привязывают у дороги: их жжет солнце, и над ними издеваются подростки. Ослы также часто оказываются заложниками “политического гнева” — во время антиизраильских манифестаций осел изображает “врага”, которого избивают и унижают. Сейчас Люси и ее муж ухаживают за 92 ослами.

• ПРИЮТ ДЛЯ ЕЖЕЙ. В одной из деревень под Прагой Здена Дворска открыла настоящий дом престарелых для ежиков. Дело в том, что эти колючие зверьки очень часто в поисках корма уходят в города, где они могут заблудиться или их переедет машина. Первого своего питомца чешка нашла зимой в снегу и оставила у себя в маленькой однокомнатной квартире. За тридцать лет существования приюта через ее заботливые руки прошло уже около 4,5 тысячи колючих пациентов, которых она выхаживает и выращивает, а по весне отпускает. Сейчас станция по спасению ежей имеет официальный статус и ежегодно получает дотации от государства.

• ДЕТСКИЙ САД ДЛЯ СЛОНОВ. В Шри-Ланке создан уникальный приют для слонов. Точнее, даже не для слонов, а их детенышей. Первыми пациентами этого слоновьего детского сада стал квинтет слонят, родители которых умерли. Дело все в том, что слоны в этом государстве сильно страдают от роста цивилизации. Уменьшается площадь джунглей, которые являются естественной средой обитания этих диких животных. В стране даже созданы специальные слоновьи “коридоры”, по которым эти животные могут передвигаться между различными районами обитания.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Комментирует заместитель председателя Московского общества защиты животных Наталья ИСТРАТОВА:

— В Москве с эксплуатацией животных также сложилась просто жуткая ситуация: посмотрите на обколотых препаратами животных на ВВЦ или тех, с кем предлагают сфотографироваться около крупных торговых центров. Почти все эти четвероногие содержатся незаконно, в жутких условиях: их нужно изымать у хозяев, но деть таких зверей просто некуда. На территории Московской области есть небольшой реабилитационный центр — в Чашникове, который как раз и дает приют таким страдальцам. Но это совсем маленькое учреждение, и всех нуждающихся приют просто не может оставить у себя. Кроме того, в России просто нет закона, защищающего четвероногих. Лет шесть назад подобный закон был принят Госдумой и Советом Федерации, но не был поддержан президентом. Сейчас на территории Москвы действует закон об охране животных, но он распространяется только на зверей, обитающих в природе, и никоим образом не защищает домашних питомцев.

Существует еще закон о жестоком обращении с животными, но до суда такие дела почти не доходят. Чтобы наложить штраф на хозяина-изверга, нужны свидетельские показания. А очевидцев жестокого обращения зачастую просто нет.

Геленджик—Москва



    Партнеры