У нашей милиции — нежные лица

Женщины в форме и руководят, и на посту стоят

9 ноября 2007 в 16:59, просмотров: 1089

Сегодня — День милиции. Мы от души поздравляем всех, кто стоит каждый день на посту, ищет преступников, разбирается в ссорах между соседями… Но в первую очередь — женщин-милиционеров! Им, согласитесь, на такой работе особенно тяжело…

В Москве, кстати, 22 женщины-участковых прекрасного пола. И на Сокольнической линии метро милицией руководит женщина. И самые строгие сотрудники ГИБДД — тоже женщины...

С праздником вас, дамы! И — спокойной службы…

ЛАСКА — ЛУЧШЕЕ ОРУЖИЕ

Этакая крепкая женщина с низким голосом — такой я представляла себе участкового Татьяну Зюкову.

А в кабинете опорного пункта сидела миниатюрная блондинка. Очаровательная улыбка и добрые голубые глаза. Не поверишь, что она гроза хулиганов и дебоширов. Татьяна говорит, что ее основной метод — ласка и только ласка.

Она поменяла размеренную жизнь домохозяйки на засады, погони и “бытовуху”, когда ей было 35 лет. К этому времени свой “женский минимум” она выполнила: муж, двое детей. Татьяна признается: она так хотела работать, что ни злодеи, ни хулиганы ее ничуть не пугали.

Уже 10 лет в милиции общественной безопасности она отвечает за 15-й микрорайон Зеленограда. 3200 жителей. В основном семьи военных. Не самые спокойные.

— Действительно страшно за жизнь стало, когда приехали на одну бытовую ссору. Мужчина грозился всех “порешить”. А тут мы — две участковые…

Она еще в начале своей карьеры уяснила, что против силы можно действовать только методом доктора Преображенского — лаской. Поэтому на мат, которым участкового встретил неспокойный жилец, Татьяна ответила улыбкой. “Такой мужчина женщин защищать должен. А он руки распускает!” — начала она. На что мужик, который чуть ли не с пистолетом бросался на своих домочадцев, сначала опешил, а потом вдруг сник и присмирел.

Но самое сложное в работе участкового… старушки, которые толпами ходят к милиционерам, чтобы излить свою душу.

— То соседские коты мешают, то молодежь шумит, то кто-то преследует, — рассказывает участковый.

Был в практике Татьяны тяжелый случай — старушка-поэтесса. К себе требовала особого внимания. Поэтому к психиатру ее отвезли на милицейской машине. Съездили с бабушкой к врачу, потом по всему Зеленограду искали таблетки, которые ей прописали... Через пару недель поэтесса снова появилась в опорном пункте. Слава Богу, хоть не с жалобой, а с новыми стихами...

САМЫЙ ОБЪЕКТИВНЫЙ ИНСПЕКТОР


Оксана Клименко, старший инспектор отдела пропаганды ГИБДД, считает, что гаишник — женская профессия. Мужчины, падкие на женские слезы, иногда прощают женщинам нарушения ПДД. В этом смысле, говорит Клименко, женщине-инспектору проще, на нее слезы не действуют.

— Вот, например, едем как-то с инспектором — перед нами так называемое “розовое такси”. За рулем женщина, и пассажир — тоже женщина. Инспектор останавливает машину за нарушение, оттуда выбегает дама и начинает кокетничать: “Знаете, я мужчинам деньги не плачу, даже гаишникам”. Пришлось мне вылезти из машины. Специально для вас, говорю, у нас работают женщины. Дама онемела от неожиданности…

Мы разговариваем с Оксаной у нее дома. По ее словам получается, что ничего выдающегося в ней самой нет.

Но тут на огонек заходит соседка Наталья. Она-то и рассказала про майора Клименко самое интересное.

Оказалось, Оксана Клименко — большая поклонница шансона. Особенно любит группу “Лесоповал”. И театр.

Сама пишет, по ее выражению, почти детские стихи:

Как прекрасна природа весною,
Будто жизнь начинается снова.

Расцветают луга, зеленеют леса,
В белоснежный наряд одевается сад,

По-весеннему птички щебечут,
Поднимают головки цветы,

Улыбаются взрослые, дети —
Все довольны приходом весны.

В милицию Клименко пришла поздно: до 30 лет воспитывала детей на высокогорной заставе (муж — пограничник). Когда переехали в Москву, встал вопрос о работе. И она пошла в милицию инспектором по делам несовершеннолетних. Благо, что первое образование — педагогическое.

Потом работала следователем, но в ГИБДД ей нравится больше. Оксана Клименко считает, что ей повезло с работой. Только иногда приходится стоять на сильном ветру.

— Но наши мужчины нас берегут, так что на дороге в мороз стоять почти не приходится. Если только ЧП какое-то.

— “Норд-Ост”, например, — включается в беседу соседка.

Сотрудники ГИБДД обеспечивали тогда въезд “скорым”, пожарным, МЧС… Депутаты приезжали просто посмотреть, и гаишники, несмотря на депутатский статус, не пускали их к театральному центру.

— В первые часы в нашем подразделении, — рассказывает Оксана, — был создан оперативный штаб и “горячая линия”. Телефоны разрывались. Не было никакого плана, расчета, все решалось по обстановке.

На работе Оксане приходится и первую медицинскую помощь пострадавшим оказывать, и вертолеты сажать прямо на трассу, и даже сценарии писать. Но большинство рабочего времени Клименко проводит с детьми. В школах и детских садах она учит ребят, как правильно вести себя на дороге.

— Моя мечта — сделать во дворах дорожные знаки из цветов. Во-первых, красиво, а во-вторых — чтобы привлечь внимание детей и родителей к Правилам дорожного движения. Невозможно смотреть, как ребенок погибает из-за незнания или невнимательности…

МИЛИЦЕЙСКАЯ МАМА

Полковник милиции Марина Космынина в детстве мечтала стать хирургом, она даже закончила медицинское училище и работала медсестрой. Но друзья у нее подобрались сплошь милиционеры.

Марина с удовольствием слушала их рассказы о работе и вдруг пошла вместо медицинского института в юридический. Уже на третьем курсе она работала следователем в подмосковном Подольске. Через пять лет перевелась в ОВД в Москву, а потом и вовсе на Петровку. В сентябре 2004 года ей предложили возглавить 1-е отделение милиции ОВД на Московском метрополитене.

Космынина говорит о своей работе с огнем в глазах. Уж очень она ее любит. Говорит, что когда пришла, не стала выстраивать схему “начальник—подчиненный”, поэтому в отделении все живут как одна семья, подчиненные могут у начальника стрельнуть стольник до зарплаты, да и просто поговорить по душам. Вместо: “Начальник пришел?” — в отделении звучит: “Мама дома?”

У Марины Космыниной, единственной женщины-руководителя ОВД на метрополитене, пять заместителей. Все мужчины. И еще более 500 милиционеров в подчинении. Их работа зависит от одной женщины, которую вышестоящее начальство отчитывает безо всяких скидок.

Работа тяжелая. Постоянные стрессы. Чего стоит только забытая кем-то в вагоне сумка! А вдруг это взрывчатка? Вот только один пример из практики.

— Милиционер на станции обнаружил детский рюкзак, проверил его металлодетектором и засомневался, вызвали собаку с кинологом, собака тоже не смогла определиться... Территорию оцепили, дождались взрывотехников — оказалось, тревога ложная. Тут и дядя подоспел: рюкзачка, говорит, не видели? Такие забытые пакеты и сумки — стресс не столько для пассажиров, сколько для милиции.

Рабочий день Космыниной начинается в семь утра и заканчивается в девять вечера. Шесть дней в неделю. Выходной у полковника только один. Но, похоже, Космынину это совершенно не напрягает.

— Столько мужчин и одна женщина. Ухаживают?

— А как же, и ухаживают, и заботятся, и стихи пишут, — Марина Юрьевна показывает грамоту со стихами, висящую в рамке у нее в кабинете. — С мужчинами проще работать. Кого похвалишь, кого отругаешь… Кстати, под руководством женщины дисциплина становится лучше. К примеру, в нашем отделении не пьют, хотя, когда я только пришла, с этим сложно было.

Начальнице приходится быть еще и психологом. Иногда для подчиненных, а иногда для… самоубийц — некоторые граждане пытаются свести счеты с жизнью под колесами поезда. У Марины Космыниной на памяти четыре таких случая. Одного студента, прыгнувшего под поезд из-за проблем с учебой, спасти не удалось. Зато трое остались живы и здоровы. Благодаря ей.



    Партнеры