Лоскутная карта Европы

Косово, Шотландия, Каталония... кто дальше?

19 ноября 2007 в 17:35, просмотров: 802

Сепаратизм по-европейски — пока еще не самая горячая тема международных новостей. Однако очевидно, что в XXI веке в Старом Свете грядут большие перемены: все идет к тому, что в ближайшие годы на карте Европы появятся новые независимые государства. Начало “заразному” процессу может положить провозглашение независимого Косово.

— С нашей победой сегодня начинается новый век, — заявил экс-боевик Хашим Тачи через несколько часов после того, как в крае Косово прошли парламентские выборы. Бывший полевой командир Освободительной армии Косово обещает 10 декабря провозгласить независимость края.

Как бы ни выступали против Москва и Белград, но провозглашение косовской независимости, кажется, не за горами. Вопрос в частности — будет ли это одностороннее провозглашение или Косово в качестве государства будет признано США и Евросоюзом? России, как ни парадоксально это звучит, такой вариант даже где-то на руку: не признавая косовской независимости, Москва вольна будет развязать себе руки в отношении других самопровозглашенных государств — в первую очередь Абхазии и Южной Осетии. Не исключено, что именно на это намекал российский президент на недавней пресс-конференции в Лиссабоне, говоря: “Зачем и дальше раскачивать основы международного права, подталкивая и развивая сепаратизм в Европе и на постсоветском пространстве тоже?”

Другой посыл, содержавшийся в словах Путина, был адресован европейцам: “Вам что, мало проблем в Испании? Мало проблем, которые могут возникнуть в Румынии? Мало проблем в Бельгии, с которыми сейчас столкнулась эта страна?”

Проблем с сепаратизмом в Европе действительно более чем достаточно. Одно из британских изданий выступило с прогнозом: какой будет карта Старого Света году к 2020-му? К этому времени, по версии издания, на пространстве Евросоюза могут появиться 11 новых государств.

Король, футбол и пиво

В минувшее воскресенье на улицы Брюсселя вышли около 25 тысяч бельгийцев, решивших высказаться в поддержку единства страны. Уже более 160 дней Бельгия живет без правительства, которое безуспешно пытается сформировать лидер христианских демократов Фландрии Ив Летерм. Над страной нависла угроза раскола на Фландрию, где говорят по-нидерландски, и Валлонию, где разговаривают по-французски. Ирония судьбы: страна, где базируются многие общеевропейские институты, чья столица ассоциируется с Евросоюзом, может стать первой ласточкой грядущего дробления Европы.

Правительственный кризис, сопровождающийся активизацией сепаратистских настроений среди фламандцев, серьезно осложнился в результате одностороннего голосования депутатов от Фландрии в федеральном парламенте по законопроекту, который урезает права франкоязычного населения окрестностей Брюсселя. Франкоязычные депутаты сочли акт фламандских коллег “объявлением войны”.

Упомянутый Ив Летерм как-то сказал, что фламандцев и валлонов сегодня объединяют лишь король, футбольная сборная и пиво. Неудивительно, что сильно влияние сторонников раздела страны. Особенно среди фламандцев — Фландрия более развита экономически, ее называют хозяйственным мотором Бельгии. Правда, опросы, проведенные в марте газетой “Либр Бельжик”, показали, что всего 11% жителей Фландрии выступают за отделение от Бельгии и преобразование в независимое государство, тогда как 51% опрошенных фламандцев — за то, чтобы Фландрия оставалась в составе Бельгии. Впрочем, разные опросы дают разные результаты: изучение общественного мнения, проведенное фламандским телеканалом VRT, показало, что 60% жителей Фландрии и 47% жителей Валлонии считают, что раскол Бельгии возможен. При этом 40% фламандцев и 8% валлонов назвали “хорошим делом” разъединение двух регионов. Сторонников единства может утешить тот факт, что подавляющее большинство опрошенных фламандцев и валлонов уверены, что в 2020 году Бельгия все еще будет существовать как единое государство.

 

“У нас почти ничего общего”

Не только фламандские националисты ратуют за выход из бельгийского королевства: есть и среди валлонов силы, готовые распрощаться с Бельгией.

— Единственный хороший выход для Валлонии — это, когда Бельгия прекратит свое существование, воссоединиться с Францией, — заявил “МК” генеральный секретарь партии “Объединение Валлония—Франция” Лоран БРОНЬЕ. — Мы, валлоны, по сути — французы. Наш язык и наша культура — французские. У нас так много общего с французами и почти ничего общего с фламандцами. Вопрос не в том, прекратит ли Бельгия свое существование или нет. Вопрос другой: когда и как это произойдет. Единожды сделанный выбор Франции будет очевиден для народа Валлонии. Быть регионом Франции — это естественный выбор.

— Полагаете, что Валлонии во Франции будет лучше, чем Валлонии в Бельгии?

— Вне всякого сомнения! На протяжении десятилетий в бельгийской федеральной системе доминирует фламандское большинство. Стратегические решения федерального правительства всегда проводились в соответствии с фламандскими интересами. Франция гораздо уважительнее относится к нуждающимся регионам и более полезна для них. Более того, возникнут условия для свободных валлонских инициатив и экономического роста Валлонии.

— Но согласится ли Брюссель с отделением Валлонии?

— Глас народа — глас Божий. Все будет решено после опроса заинтересованного населения — то есть населения Валлонии, Франции, Брюсселя, спорных городов, окружающих Брюссель. Когда вы говорите о Брюсселе, вы имеете в виду, как я полагаю, Евросоюз. Но посмотрите, как это получилось у Чехии и Словакии. Политики вынуждены были принять выбор людей, выраженный мирным и демократическим путем.

Независимость в 10 лет

Если еще несколько лет назад главная угроза территориальной целостности Соединенного Королевства исходила из Ольстера, то теперь центр “смуты” сдвинулся в Шотландию. Буквально на днях глава шотландского правительства Алекс Сэлмонд заявил, что Шотландия сможет стать независимой в течение десятилетия.

Оптимизм лидера шотландских националистов может показаться несколько преувеличенным. Лишь 23% шотландцев, по опросам, поддерживают идею независимости своей страны (год назад таких было 30%) — и это на фоне того, что в мае на выборах в Шотландии победили националисты.

В августе правящая Шотландская национальная партия представила план проведения референдума по вопросу о независимости, выполнив свое предвыборное обещание: в случае победы на выборах в местный парламент в первые 100 дней подготовить концептуальный документ, предлагающий механизм для самоопределения Шотландии. Референдум о независимости Алекс Сэлмонд намерен провести до истечения в 2011 году своего срока пребывания на посту первого министра Шотландии.

Какими бы призрачными ни выглядели надежды на провозглашение шотландской независимости, опасность распада в Лондоне все же ощущается. Еще не став премьер-министром, тогдашний министр финансов Гордон Браун выступил в январе на страницах прессы с предупреждением: Великобритании реально грозит “балканизация” в случае дальнейшего ослабления союза между Англией и Шотландией, заключенного 300 лет назад. “Когда сепаратисты бросают вызов нашей стране в Шотландии, Уэльсе, а теперь еще и в Англии, пора четко разъяснить, что мы — британский народ — имеем много общего в патриотическом видении будущего нашей страны”, — писал Браун.

“Шотландия будет членом ООН”

— Шотландская независимость означает соответствие норме, — заявил “МК” официальный представитель шотландского движения Independence First (“Независимость прежде всего”) Джо МИДДЛТОН. — Шотландия присоединится к семье наций, получив место в ООН. Мы сможем проводить международную политику и получим полную власть для выполнения политических решений, которые ныне исключены из-под контроля шотландского парламента.

— Каковы, на ваш взгляд, шансы Шотландии стать независимой?

— Шансы хорошие. У нас есть ясный демократический путь голосования на референдуме, а возглавляемое Шотландской национальной партией правительство Шотландии поддерживает проведение такого референдума в ближайшие годы. К сожалению, нет большинства в парламенте для проведения референдума, однако ситуация потенциально может измениться на следующих выборах. Возможно также, что юнионистские партии (то есть те, которые контролируются из Лондона и имеют свои штаб-квартиры там, а не в Шотландии) могут решить, что смогут выиграть этот референдум, и согласятся на его проведение. Все партии, которые базируются в Шотландии, поддерживают проведение референдума о независимости.

— Не проиграет ли Шотландия экономически, расставшись с Великобританией?

— Пока никто не может ничего предсказать. Большинство других европейских стран независимы, и многие из них имеют меньше природных ресурсов, чем Шотландия, но при этом они гораздо более процветают в экономическом плане. Норвегия, Швеция, Дания и Ирландия — все они обгоняют Британию экономически. А эти страны имеют размеры, соотносимые с Шотландией. Так что идея о том, что Шотландия чересчур мала (или неспособна), чтобы быть независимой, — смехотворна.

— Не воспрепятствуют ли центральные власти в Лондоне шотландской независимости в случае успеха референдума?

— Думаю, они согласятся, если будет четко выражена поддержка независимости, точно так же как Британия приняла раньше отделение от Британской империи различных колонизированных ею стран. Разные политические фигуры на британском уровне дали понять, что они могут согласиться с таким голосованием.

— Каково будущее независимой Шотландии? Будет ли она республикой или монархией? Как насчет членства в Содружестве, Евросоюзе, НАТО?

— Единственная определенность — то, что Шотландия будет членом ООН. Насчет любых других структур должен будет решать шотландский народ, получив независимость. Исходя из политики Шотландской национальной партии и других шотландских партий, мы, возможно, будем частью Содружества, но не членом НАТО. Вопрос о монархии или республике также должен быть решен шотландским народом после получения независимости.

“Я каталонец и понятия не имею об Испании”

Так же как неверно называть всех граждан России русскими, неправильно именовать всех жителей Испании испанцами: каталонцы, баски, галисийцы себя испанцами не считают. Несколько лет назад мне пришлось вести переписку на исторические темы с жителем Каталонии. Помню, задал ему какой-то вопрос из испанской истории.

Ответ от друга Жауме свелся к категоричному: “Я каталонец и понятия не имею об Испании”. Если Испании суждено будет распасться, то первым регионом, добившимся независимости, может стать не Страна Басков, а Каталония. Каталонские сепаратисты не прибегают к громким насильственным акциям в отличие от их баскских “коллег”. Протест носит скорее символический характер. Пару месяцев назад молодые сепаратисты провели акцию в поддержку своего единомышленника, привлеченного к суду за сожжение фотографии Хуана Карлоса I, и в свою очередь сожгли более пятидесяти изображений главы государства под выкрики: “У каталонцев нет короля!”  А группировка “Черное знамя” уничтожила по всей Каталонии металлических быков, рекламировавших коньяк. Для каталонцев быки стали символом “ненавистной” Испании.

Уже сейчас, после того как в июне прошлого года жители Каталонии на референдуме высказались за большую независимость от Мадрида, она считается самой самостоятельной автономией в Европе. Но сепаратисты не собираются довольствоваться даже самой широкой автономией, объявив о намерении провести референдум о независимости региона не позднее 2014 года. Как заявил один из каталонских политиков, “Испания на протяжении веков от нас требовала лишь уплаты налогов и ничего нам не давала взамен, но в будущем она сможет рассчитывать лишь на наше добрососедство”.

Конституция испанского королевства не предусматривает возможности выхода из состава государства его отдельных регионов, поэтому Мадрид считает референдумы по этому вопросу незаконными и обещает не допустить их проведения. Но и отмахиваться от стремления регионов к самостоятельности центральные власти тоже не могут. Если предыдущее правительство Народной партии пытается всеми силами избежать федерализации государства, то социалисты в этом отношении более либеральны. Испанский премьер Сапатеро обещает превратить Испанию в федеративное государство. На что сепаратисты отвечают, что “независимую Каталонии создать легче, чем федеративную Испанию”. А экс-премьер Хосе Мария Аснар предупредил недавно о грозящем Испании расчленении на несколько независимых государств и обвинил нынешнее правительство в нежелании противостоять сепаратизму: “Испания балансирует на краю пропасти, на грани полного расчленения”.

Сепаратизм юрского периода

Желающие отделиться есть даже в тихой Швейцарии. Точнее, в кантоне Юра. В свое время населенная франкоязычными католиками Юра была передана кантону Берн, где большинство составляют немецкоговорящие протестанты. Лишь в 1979 году Юра стала самым молодым кантоном Швейцарской Конфедерации (правда, часть Юры осталась в составе кантона Берн).

— Для меня, как для лидера Движения за независимость Юры, суверенитет означает прежде всего полную независимость и международное признание, — заявил “МК” депутат парламента Юры Паскаль ПРИНС. — И это значит, что Юра должна выйти из Швейцарской Конфедерации. Для Юры самой по себе сейчас почти нет шансов стать вновь независимой. Пока латинские меньшинства все меньше и меньше представлены в основных политических структурах Конфедерации, и они почти не играют роли в принятии решений. Хотя их “любят” немецкоязычные швейцарцы, но разрыв между теорией и реальностью делается все больше. Я могу с легкостью представить, что в будущем ситуация может стать такой же, как сегодня в Бельгии. Объединяющим фактором для Швейцарии на протяжении столетий были общие враги. Но сегодня нет никакого реального врага, поэтому единство Швейцарии может быть обнаружено... в спорте!

Мобилизация в Юре в середине 70-х годов за кантональную автономию, которая полностью достигла своей цели, едва ли возможна сегодня. В те времена до 70 тыс. человек собиралось на Национальном празднике, где основной задачей была политическая борьба. Сегодня праздник выжил, но лишь несколько сот… в хорошую погоду, может, несколько тысяч человек собираются там поддержать политическую часть с требованием объединения Юры, но не полную независимость, за исключением того, когда мне разрешено выступить с речью...

— Ждете ли вы от независимости Юры экономических выгод?

— Швейцария — одно из самых богатых государств в мире. Всегда весело наблюдать, как люди реагируют, когда я объясняю, что Юра — беднейший кантон Швейцарии, они почти всегда говорят, что мы не самый бедный кантон, но не такой богатый! Но, конечно, было бы лучше, поскольку федеральное государство принимает все больше решений вместо кантональных правительств. Мы могли бы иметь собственный политический режим. И экономическая ситуация изменяется настолько, что нет государства, которое могло бы быть “бриллиантом навсегда”!

— Швейцария — не член Евросоюза. А что думают об этом в Юре?

— По крайней мере, в нашем движении мы хотели бы видеть Юру членом Евросоюза, хотя мы хотели бы видеть появление истинной Федерации народов Европы, где, к примеру, Страна Басков, Шотландия или Корсика представляли бы сами себя.

* * *


Конечно, вряд ли сбудутся прогнозы тех, кто сулит к 2020 году многим европейским странам неминуемый распад и появление на карте новых государств. И все-таки от этого не застрахованы даже самые благополучные общества. А нам злорадствовать по этому поводу тоже не стоит: до благополучия России далеко, а проблем, схожих с европейскими, тоже предостаточно.

ЦИТАТА В ТЕМУ

Владимир ПУТИН:

“Теперь посмотрите, что происходит в Европе. Вам что, мало проблем в Испании? Мало проблем, которые могут возникнуть в Румынии? Мало проблем в Бельгии, с которыми сейчас столкнулась эта страна? Если взять весь регион, в котором находятся и Косово, и другие государственные образования после распада Югославии, там что — мало проблем подобного рода?”



Партнеры