Корки с авторазборки

5 декабря 2007 в 17:54, просмотров: 977

Вам малява из неволи!

“Письма счастья”, влияющие на свою судьбу и судьбу своего автомобиля, отныне будет получать каждый, кого постигла кара за неправильную парковку автомобиля. Слава богу, такие послания “свыше” не надо будет переписывать и рассылать друзьям: тиражировать малявы из неволи будут сами сотрудники ГИБДД…

Идя навстречу пожеланиям столичных автовладельцев, вынужденных подолгу разыскивать свои автомобили, эвакуированные за неправильную парковку, заботливые чиновники из комплекса городского хозяйства столичной мэрии придумали уникальный способ оповещения хозяев автомобилей о месте принудительного содержания четырехколесного имущества. Отныне всем, считающим свой автомобиль украденным, будут рассылаться почтовые (почти поздравительные) открытки (не заказным письмом с уведомлением о получении, а обычным) с указанием адреса автомобильного спецприемника.

Это значит, что теперь, с внедрением такого сервиса, всем столичным автовладельцам, которые лишились автомобиля, больше не придется напрягать органы внутренних дел глупыми заявлениями типа “Караул! угнали!”, паниковать и сломя голову бегать по стоянкам. Отныне достаточно будет спокойно залечь на пороге своей квартиры и ожидать почтальона Печкина. Через несколько дней (если удастся избежать летального исхода от инфаркта миокарда, и малява из неволи благополучно доберется до счастливчика…) станет ясно, что за время путешествия письмеца счетчик за хранение автомобиля набил аккурат всю дедушкину пенсию и часть похоронных.

До принятия столь прогрессивного решения в кулуарах обсуждался вопрос и о применении уже испытанных столетиями традиционных способов извещения. В частности, владельцев автомобилей, проживающих в районе зоопарка и прочих мест обитания пернатых, предлагалось уведомлять с помощью специально обученных голубей. А тех, кто проживает в шаговой доступности к Москве-реке, — ставить в известность посланием, отправленным по воде в зеленой бутылочке.

Рассматривалось также предложение привлечь к делу на конкурсной основе и парочку цыганских таборов, которые могли бы по своей цыганской почте, основанной в середине прошлого века легендарным Будулаем, слать весточку всем разыскивающим своего коня педального.

Идея оперативно информировать владельцев автомобилей с помощью телефона была встречена бурей протеста и жестоко высмеяна: без изюминки и как-то слишком просто…

Нерадивому родителю не быть водителем?


Всякому, кто завел и бросил детей, в скором времени, возможно, не доведется заводить свой автомобиль, а даже придется его просто бросить: первый вице-премьер столичного правительства Любовь Швецова призвала узаконить в России весьма сомнительный зарубежный опыт влияния на отцов-алиментщиков — лишать их права крутить баранку…

Спору нет: производить на свет божий рабов божьих и бросать их без куска хлеба на произвол судьбы — супротив бога.

Однако даже абитуриентам юридических факультетов доподлинно известно, что наказание должно соответствовать характеру содеянного. Иными словами: не можешь воспитывать детей — лишат родительских прав (а не права управления транспортными средствами), переставляешь местами стены в квартире без разрешения — могут и квартирку отобрать…

Но от внедрения мудрой идеи вице-мэра останавливает другая существенная закавыка: что отбирать у тех папаш, которые правом управления транспортными средствами не обладают? Но и она, как следует из дебатов, преодолима: алиментщикам, видимо, будут без экзаменов выдавать водительские удостоверения, чтобы было чего отнять…

Судебным приставам-исполнителям, которые до сих пор не научились обнаруживать должников, налагать арест на их имущество и обращать его в пользу брошенных чад, спасительная мысль госпожи Швецовой (избавляющая их от исполнения своих прямых обязанностей) очень даже пришлась по вкусу. Говорят, что фантазия приставов двинулась по намеченному вице-мэром пути еще дальше: запретить папашам-алиментщикам лечить зубы, чтобы с выпадением последнего беглые отцы утратили способность жевать и в наказание за содеянное преставились с голодухи.

Идею госпожи Швецовой со скепсисом пока восприняли лишь мамаши брошенных папашами детей: на какие алименты заработает водила-дальнобойщик, ежели верчение баранки для него единственно доступное ремесло?

Да и судебная бумажка о лишении бывшего главы семейства права сидеть за рулем, увы, не заменит хрустящую банковскую бумажку…

Вероятные приключения итальянца в России

…И снится вам страшный сон: в государстве Дурляндия хватают вас — заезжего туриста — подозрительные личности в полицейской форме, вежливо что-то лопочут на дурляндском языке, а вы разводите руками: мол, рад бы помочь служителям закона, но не понимаю ни бельмеса. А потом другие служители закона вручают вам “приговор”, из которого — спасибо тюремному переводчику! — следует, что дурляндское правосудие невесть за что подвело вас под пожизненный срок.

Нечто подобное случилось намедни не в Дурляндии, а в России. И не с вами (впрочем, все еще впереди…), а с итальянским гражданином Джуффре Серджо. И не во сне, а наяву.

Заезжий итальянец, изучая за рулем автомобиля улицы Москвы, наскочил на придорожных полицейских и попытался на пальцах объяснить им, что не понимает даже хороший русский язык, а уж нескладный гаишный — тем более. И попросил переводчика. Гаишники, которые не знают русского, а итальянского — подавно, скрутили беднягу и, словно дрова, отволокли… нет, не к переводчику. Джуффре Серджо повезли к врачу.

Врач-нарколог на пальцах (а точнее — на одном) показал итальянцу, как тот должен брызнуть в баночку, и продемонстрировал, как господин Серджо должен показать пальцем, где у него (вот она — популярность Пиноккио в России!) нос.

Освободив руки от процедур, испытуемый итальянец предпринял попытку с их помощью объяснить, что по-русски понимает лишь матерные слова. И неплохо бы к баночке приложить переводчика…

Вместо переводчика к делу приложился мировой судья участка №62 столичного района “Ясенево” товарищ Грибов. Поздним вечером от его имени в дверь (на которой, однако, не был нарисован очаг) постучал почтальон и вручил правнуку Буратино странного вида документ. Утром, когда проснулся знакомый переводчик, из документа (коим оказалась судебная повестка) выяснилось, что уже целых полчаса дело итальянца крутит-вертит российский суд.

В тот же день Джуффре Серджо, опоздавший на собственную экзекуцию, узнал, что мировым судьей товарищем Грибовым с утра пораньше приговорен почти к двум годам хождения пешком. И отправился с жалобой в вышестоящий суд. Впервые за всю эпопею — наконец-таки! — “обручившись” с переводчиком.

Федеральный судья Черемушкинского суда товарищ Перов, выслушав переводчика, вынес вердикт: а зачем итальянцу (французу, немцу, американцу — нужное подчеркнуть) о чем-то говорить и что-то понимать? Здесь вам не коза ностра. Здесь похлеще — поле чудес…

С тех пор Джуффре Серджо усиленно учит русский язык. И тайно мечтает, чтобы однажды к нему на родину под видом туристов приехали ни бельмеса не понимающие по-итальянски те самые сотрудники ГАИ и те самые судьи.

И непременно чтоб без переводчика…




Партнеры