Нашествие роботов

Электронные системы спровоцировали кризис на $260 млрд. убытков

10 декабря 2007 в 16:50, просмотров: 490

Разразившийся в августе ипотечный кризис рискует войти в историю фондового рынка как первый, спровоцированный не человеком. Ведь он начался с того, что сработали компьютерные программы, содержащие автоматические приказы (стоп-лоссы) на продажу американских ипотечных облигаций. В итоге $260 млрд. убытка, а ответственного — нет. Не считать же таковыми программистов. Сейчас, когда кризис пошел на убыль, самое время задуматься о последствиях тотальной компьютеризации фондового рынка. Тем более что программы автоматической торговли (биржевые роботы) активно применяются и в России. Причем частный инвестор не ставится в известность, кто будет управлять его деньгами — машина или человек.

Плоды просвещения

Финансовая сфера стала одной из первых отраслей мировой экономики, подвергшихся компьютеризации. Еще в 1982 году сотрудники известного теперь и в России французского банка BSGV объявляли забастовку, протестуя против приказа начальства об обязательном овладении компьютерной грамотностью. В должностные обязанности банковских клерков, перечисленных в типовых контрактах (1950-х годов выпуска), владение компьютером не входило. На что и не преминул указать бдительный профсоюз. В результате компьютерные курсы сотрудникам оплатила компания, а зарплата для овладевших компьютером была повышена.

Через четверть века требование об обязательном владении компьютером уже не вызывает удивления у банковских служащих. В экономике есть закон: новейшие технологии в первую очередь внедряются в отраслях с большой капитализацией. Ведь только они способны заплатить за дорогостоящие научные разработки и при необходимости профинансировать создание новейших технологий. Поэтому первыми разработчиками и одновременно потребителями IT-технологий стали военные, создавшие компьютеры, а также финансисты, внедрившие их.

В России еще жива память о начале 90-х годов, когда банковского перевода можно было ждать неделями. К международной системе межбанковских расчетов SWIFT российские банки начали подключаться в 1994 году. Теперь перевод по России занимает, как известно, 1 банковский день. Международный — чуть больше из-за необходимости проверки его законности.

Биржевики в деле компьютеризации шли вслед за банками. Первым автоматизированным рынком стал международный рынок обмена валют FOREX. Крупные банки на нем были основными игроками и наиболее заинтересованными во внедрении IT-технологий участниками. К 1997 году этот рынок был полностью компьютеризирован, а обмен крупных партий валюты стал осуществляться в режиме онлайн. Процесс автоматизации серьезно подтолкнул введение единой европейской валюты в 2000 году. Как известно, электронный безналичный евро (первоначально — ЭКЮ) был введен на 2 года раньше наличного (наличный появился лишь в 2002-м). В настоящее время о введении единой валюты все активнее говорят страны Юго-Восточной Азии (ЮВА), а в ноябре 2007-го об аналогичных планах официально объявили арабские страны: Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт.

Издержки прогресса

Обратной стороной медали стали хакерские атаки на серверы банков и брокеров. Это привело к тому, что финансисты отказались от обычных операционных систем вроде Windows в межбанковских расчетах. В 1996 году впервые стала использоваться система Pyramida. Причем для тестирования ее безопасности банки поступили весьма просто: для взломавшего ее хакера до сих пор назначена премия в $1 млн. Известно, что в 1999 году она была выплачена хакеру из Польши, но имя хакера не разглашается. Ведь после успешного взлома ему была предложена не только премия, но и пост начальника отдела компьютерной безопасности в самом SWIFT с увольнением предшественника и с равным премии годовым окладом. Немудрено, что человек предпочел режим полной секретности.

Решив проблему внешней безопасности, финансисты столкнулись с внутренними проблемами, порожденными тотальной компьютеризацией. Машины стали делать слишком много.

Особенно это стало заметно на примере биржевых роботов или систем автоматической биржевой торговли. Они представляют собой комплекс программ, анализирующий ситуацию на рынке (или на многих рынках), сравнивающий ее с заложенными в банке памяти ситуациями и принимающий финансовые решения. Поскольку многие ситуации на бирже действительно стандартны, робот является незаменимым помощником для брокера в рутинных операциях. Но в нестандартных ситуациях широкое использование роботов может приводить к неожиданным последствиям.

Первый звонок прозвучал еще в 1997 году, когда разразился мировой финансовый кризис очень похожий на нынешний. Правда, участие роботов тогда было минимальным. Все началось сначала с обвала акций высокотехнологичных (в том числе IT-компаний) на развитых рынках, а затем кризис перекинулся в страны ЮВА. В 1998-м, как известно, волна докатилась и до России. Биржевые роботы поучаствовали в кризисе лишь на рынке FOREX. Видя ослабление валют стран ЮВА (из-за падения котировок акций крупнейших компаний этих стран) биржевые программы сработали практически одновременно и выставили на продажу значительные объемы валюты этих стран. Результат известен: национальные валюты в странах ЮВА упали в 30—100 раз.

Но поскольку роботы участвовали лишь в развитии кризиса, но не были его инициаторами, о факте срабатывания программ благополучно забыли. Вспомнить пришлось через 10 лет: в 2007-м также одновременно сработали программы на продажу тех самых американских ипотечных облигаций. 10 лет назад в инициировании кризиса в итоге обвинили нескольких английских брокеров, спекулировавших в Сингапуре. Но в 2007 году обвинять, увольнять и предъявлять финансовые претензии не к кому. Разве что к программистам, честно выполнивших пожелания заказчиков и разработавших программные продукты, адекватно среагировавшие на тревожную биржевую ситуацию. А $260 млрд. убытка — побочный эффект того, что таких программ было слишком много. Если бы торговали люди, они физически не смогли бы создать такой вал заявок на продажу. Возможно, это не предотвратило бы кризис, но факт остается фактом: в 2007 году роботы были первыми участниками и инициаторами кризиса, а люди подключились позднее.

Эпоха машин

Биржевые роботы все активнее внедряются и в России. Самым известным из них является, без сомнения, Грегори, предназначенный для совершения арбитражных операций. Он оказался лучшим управляющим-роботом по итогам конкурса РТС. Грегори принадлежит УК “Цэрих Кэпитал менеджмент” и в октябре 2007-го он сумел порадовать своих хозяев доходностью в 200% годовых. Грегори представляет собой сложный комплекс программ, объединяющий более десятка рабочих станций (брокерских компьютеров) и отслеживающий в реальном времени события на различных рынках.

По утверждениям компании “Цэрих Кэпитал менеджмент”, Грегори предназначен исключительно для помощи брокерам, а к управлению активами клиентов он отношения не имеет. Этому можно верить: арбитражные операции (защитные операции между различными рынками) являются все же довольно специальным видом биржевой торговли, который вряд ли заинтересует частного инвестора. Продвигать идею автоматизации торговли для частных инвесторов планирует УК “Неофитус” и входящая в нее ИК “Тала”.

Тем не менее хотят того инвесторы или нет — биржевые роботы будут внедряться. Для брокерских компаний это весьма выгодно. Один робот может легко управлять 100 портфелями, в то время как брокер-человек справляется лишь с 3—4, и лишь самые серьезные профессионалы могут вести до 5 портфелей одновременно. Мощные роботы могут заключать до 500 сделок в день, тогда как предел для человека — 10—15. Таким образом, установка одного робота позволяет брокерской компании сэкономить на зарплате как минимум 5 брокеров-управляющих.

Разумеется, профессия брокера не скоро станет вымирающей. Роботы пока не научились играть на биржевых слухах. К тому же, как показал ипотечный кризис, навыки роботов недостаточны для управления крупными суммами в чрезвычайных ситуациях. Робот четко и безошибочно исполняет заложенную в него стратегию, однако корректировать действия машины все же должен человек.

Машина на диване

Для частного инвестора биржевые роботы в России пока малодоступны, поскольку весьма дороги. Создание биржевого робота для частного инвестора, то есть написание и настройка соответствующих программных продуктов оценивается программистами минимум в 200 тыс. руб. Время разработки занимает 1—1,5 месяца. А ведь робота надо еще настроить, подогнать под параметры клиента и, самое главное, под его стратегию (обучение робота). На это требуется еще как минимум 2—3 недели и 30—50 тыс. руб. на оплату труда программистов.

Если же клиенту нужен качественный продукт, то можно обратиться в крупную компанию-разработчик и заказать биржевого робота “под ключ”. В России такие услуги предоставляет, например, международная компания CMA (Small Systems AB). Однако за качество нужно платить, и в этом случае речь пойдет уже о нескольких сотнях тысяч рублей. Для тех, кого эти суммы не смущают, биржевой робот воплотит в реальность рекламный лозунг “Мы сидим, а денежки идут”. Система действительно торгует сама: вмешательство человека может ограничиваться лишь наблюдением. Но контроль все равно необходим.

Биржевые роботы пока являются непривычной технологией, развитие которой сопровождается значительными издержками. Но еще недавно столь же непривычен был и простой интернет-трейдинг. Для торговли надо было арендовать рабочее место на бирже, а о том, чтобы торговать с домашнего компьютера, речи не было. Теперь без удаленной торговли не обходится ни одна приличная брокерская контора. Возможно, через несколько лет инвесторы привыкнут, что торговать за них может и машина. А искусственный интеллект станет способным не провоцировать финансовые кризисы, а избегать их.



Партнеры