Царь и псарь

Письма президенту

15 января 2008 в 17:50, просмотров: 2747

Владимир Владимирович, перед Новым годом попалась на глаза книжка… (не хотел перед праздниками портить настроение, пишу сейчас).

Книга называется “Владимир Путин”, на обложке ваш портрет, однако всё это пустяки. Оторопь берет, когда видишь, что выше написано “ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ”. Первая (ужасная) мысль: не может быть! Но потом, конечно, понимаешь, что вы живы…

Дело, видите ли, в том, что знаменитая книжная серия ЖЗЛ существует более ста лет; в ней вышло свыше тысячи биографий. Но до сих пор это были биографии покойников. Даже Брежнев, страстно любивший ордена и регалии, не решился выйти под такой обложкой.

Вы первый — живой.

В сознании грамотных людей это примерно то же, что прижизненная многометровая золотая статуя. Старые туркмены еще как-то соображали, что это статуя Туркменбаши вращается вслед за солнцем. А юные верили, что это солнце послушно движется, следуя за мудрым взором вождя.

…У судьбы есть чувство юмора. Биографию офицера КГБ написал агент КГБ. Такая репутация у Роя Медведева очень давно (хотя официально он числился диссидентом).

Отношение к офицерам КГБ за время вашего правления изменилось. Теперь они в почете как никогда. Но отношение к доносчикам — ужасное, как всегда. Люди их презирают. Власть, конечно, ими пользуется, это ей выгодно, но люди… А ведь читать книги должны (по идее) люди. Или это издано исключительно для вас?

Помните старый советский анекдот: как ни налаживают завод швейных машинок, а с конвейера сходят автоматы Калашникова. Как ни старайся стукач сочинить роман, а получится донос. Вот и вышла биография в форме доноса.
Долго и подробно автор перечисляет ваших врагов. Он записывает туда всех, кого вздумает (или всех, кого ему велели) — внешних и внутренних.

Досталось и нам. Автор вашей биографии оказался чрезвычайно внимательным читателем “МК” (и моих вам писем в частности). Ругается он здорово.

“У некоторых политиков и журналистов обращение Путина (после Беслана. — Ред.) вызвало не только возражения, но и состояние, близкое к истерике. Особенно вздорные и крикливые отклики появились в газете “Московский комсомолец”. стр. 486

“Эта демагогия, перемешанная с прямой ложью, принадлежала Александру Минкину, журналисту, который давно уже сделал своим главным делом предельно развязную и глупую критику Президента России”. стр. 487

“Часть российской прессы была столь же тенденциозна и враждебна. Особенно развязный тон позволяла себе газета “Московский комсомолец”, которая взяла под особый обстрел президентов и руководителей всех мусульманских республик Северного Кавказа, а также Дзасохова”. стр. 503
“Особый обстрел”? Бред?

“Газета лишь раздувала вражду, помогая тем самым закулисным организаторам террора”. стр. 487

Владимир Владимирович, то, что автор вашей биографии впадает в такую ярость от моих писем к вам, это просто смешно. Но когда он пишет, что наша газета помогает закулисным организаторам террора, это пахнет уголовным обвинением. Либо против газеты, либо против клеветника.

“Из центральных газет, издающихся в Москве, большая часть выступила с разного рода грубыми обвинениями в адрес В.Путина, не забывая при этом повторять, что он, Путин, лишил страну независимой прессы. Особенно массированная критика по отношению к президенту звучала теперь со страниц такой большой газеты, как “Московский комсомолец”. Один из ведущих сотрудников этой газеты Александр Минкин избрал жанр “Открытых писем” Владимиру Путину, одновременно фамильярных, демагогических или попросту вздорных”. стр. 525

Как понять? То ли вы не зажимаете свободу слова, то ли, по мнению вашего биографа, зажимаете ее слабо, надо бы сильнее.

То, что вы склонны завинчивать гайки, сомнений нет. Вы много раз открыто заявляли: “Власть, как мужчина, должна пытаться (зажать прессу), а пресса, как женщина, должна сопротивляться”. Значит, ваш биограф пристроился с той стороны, где пытаются. А мы, как и положено, сопротивляемся. И право на это сопротивление вы признаете, а ваш биограф — нет. Он хотел бы нас закрыть. И для этого вас натравливает:
“Крайне неприязненно относящаяся к президенту России газета “Московский комсомолец”. стр. 547

Даже не знаю, как вам теперь быть, поскольку именно вы предложили нашего главного редактора в члены вашей Общественной палаты. На этот счет есть, правда, русская поговорка: жалует царь, да не жалует псарь.

Достается от Роя Медведева и многим другим. Вот, например, “известная своей размашистой демагогией и ложью Анна Политковская”.

Политковская, во-первых, известна тем, что писала правду. Во-вторых, как вы знаете, ее убили. Рой Медведев может не знать о приличиях и отзываться о покойниках как ему угодно. Но делать это в парадной биографии Президента России… Вам не кажется, что это вас пачкает?

* * *

Если бы автор вашей биографии хвалил бы вас так же талантливо, как ругает нас… Но увы. Более глупых комплиментов встречать не приходилось. Вот он описывает, как вы были в Америке.

“Конечно, Путину потребовалось выказать не только терпение, но и выносливость. Газеты писали о способности российского лидера как к мгновенному расслаблению, так и к столь же быстрой мобилизации сил, характерную (так в тексте. — Ред.) для хорошего спортсмена. Уже по окончании саммита и, вероятно, для демонстрации своих возможностей Владимир Путин, вопреки советам большинства своих помощников, согласился на часовое интервью в прямом эфире с одним из самых популярных телеведущих США Ларри Кингом, который считается очень трудным собеседником, предпочитающим задавать политикам самые неожиданные и неудобные для них вопросы. Но оказалось, что президент знает ситуацию в России гораздо лучше, чем Ларри Кинг”.

То, что вы, по мнению автора, согласились на интервью ради демонстрации своих возможностей, делает вас павлином. А финальный комплимент оцените сами: оказалось, что Президент России знает ситуацию в России лучше американского шоумена, ура.

На самом деле то интервью в вашей парадной биографии лучше бы не вспоминать. Ларри Кинг спросил: “Что случилось с вашей подводной лодкой?”. Речь шла о “Курске”. Ответ всем памятен.

От ваших двух слов, а главное, от интонации содрогнулись многие.

Странно, почему для написания вашей биографии, да еще в ЖЗЛ, не выбрали более приличного автора. (Хотя вы у него не первый. Он написал и биографию вашего кумира Андропова. Представляете: диссидент воспевает Андропова; все равно что мусульманин написал бы книгу о том, как вкусна и полезна свинина. Да еще этого удивительного диссидента взяли в ЦК КПСС.)

Помните, вы сказали о тех, кто примазался к правящей партии: “Она (“Единая Россия”) близка к власти. А к таким структурам, как правило, стараются примазаться всякие проходимцы, и часто им это удается. Цель для этих людей — не благо народа, а личное обогащение. И, конечно, такой деятельностью они только компрометируют власть и партию”.

Чистая правда. Но и к вам примазываются, Владимир Владимирович. И гораздо беззастенчивей, потому что близость к вам может обогатить гораздо больше, чем близость к партии.

(Вы, может быть, не заметили, что движение в вашу поддержку (“За Путина”) возглавил адвокат Астахов. Сначала он защищал Гусинского, потом американского шпиона Поупа, а теперь — вас. Смешно, правда? Не нашлось, что ли, другой кандидатуры для руководства движением вашего имени?)

Книжка глупая, скучная, но польза от нее все же есть. Те, кто хотел бы написать такую вашу биографию — высказать угодливую ненависть к прессе, — видят, что это уже сделано, да еще в шикарной серии ЖЗЛ. Значит, они могут не суетиться.

* * *


…Владимир Владимирович, испытываете ли вы отвращение к грубой лести? Или уже привыкли? Или уже полюбили? Жаль, если так. Ежедневно слышать “Ваше величество, вы гений” вредно для властителя и опасно для страны. Сталину непрерывно говорили “Вы — гений” (как вы понимаете, больше от страха, чем от любви и уважения). От этого сладкого сна он очнулся летом 1941 года.



Партнеры