Покорение пройденного

Три урока мирового финансового кризиса

21 января 2008 в 16:29, просмотров: 211

16 января на отечественный фондовый обрушилась третья волна мирового кризиса ликвидности. Только за один торговый день российские биржевые индексы опустились почти на 4,5%, а по итогам недели — упали на 6,7%. Но хотя эта волна и не последняя (будет еще и четвертая), тяжесть и интенсивность ударов начинает постепенно стихать. Самое время подвести некоторые итоги происшедшего, понять, какие изменения для российской и мировой экономики принес кризис и когда ждать следующего потрясения. Жизнь продолжается и после кризиса, но быть готовым к переменам и потрясениям частному инвестору необходимо.

Третья волна

Напомним, что кризис разразился в августе, когда рухнули слабообеспеченные американские ипотечные облигации subprime. Поскольку они считались достаточно надежным инструментом, среди пострадавших оказались многие крупнейшие мировые финансовые институты. А поскольку никто из них не раскрывал информацию о количестве этих облигаций в портфелях (коммерческая тайна!), то на рынке возник кризис доверия, иначе — кризис ликвидности.

В самом деле: крупные частные банки обычно весьма охотно дают друг другу в долг, причем под низкие ставки. Размер финансового института является гарантией того, что там работают компетентные управляющие, которые не станут вкладывать деньги акционеров и кредиторов в сомнительные проекты. Поэтому им легко и приятно давать в долг. На рынке есть поговорка: “Нет ничего лучше большого и надежного заемщика: он работает — ты получаешь”.

Однако в момент кризиса иллюзии рухнули. Руководство оказалось не столь компетентным: недаром свои посты по итогам кризиса покинули руководители трех крупнейших финансовых институтов: Morgan Stanley, Merrill Lynch и City Group. Да и денежного резерва, чтобы расплатиться по долгам и быстро закрыть тему, у банков не оказалось. Пришлось вмешиваться государству.

В полном несоответствии с декларируемыми принципами экономического либерализма и равных возможностей денежные власти США и Евросоюза бросились спасать крупные частные банки, предоставляя им беспроцентные или весьма льготные кредиты. Совокупный объем ликвидности, влитый ими в мировую финансовую систему к концу 2007 года, превысил $400 млрд.

Это позволило сбить вторую волну кризиса, которая пришлась на октябрь и совпала с выходом корпоративных отчетов за 3-й квартал 2007 года. Отчет — документ официальный, а за его подделку (в частности, за сокрытие реальных убытков) можно и в тюрьму угодить. Поэтому в октябре инвесторы наконец-то увидели реальные цифры убытков в десятки миллиардов долларов и ужаснулись. Акции финансовых институтов мгновенно рухнули на 10—15%, что повлекло еще больший коллапс и “эффект домино” на рынках.

В начале декабря казалось, что кризис преодолен. Банкиры и представители денежных властей улыбались и делали оптимистичные заявления. Да и макроэкономическая статистика, приходящая из США и Евросоюза, начала радовать инвесторов. Так продолжалось до начала 2008 года, когда стали выходить корпоративные отчеты за 4-й квартал 2007-го. А в них — снова убытки, которые и вызвали третью волну кризиса. Например, убыток Merrill Lynch в 4-м квартале 2007 года составил $9,8 млрд., а списания, связанные с инвестициями в subprime, — $14,1 млрд.

Бюрократический маятник

Каждый раз на пике волны кризиса российский рынок падал на 6—7%. В январе 2008-го это произошло сразу после роста и почти одномоментно — за два дня. Поэтому реакция участников рынка столь болезненна. Для остальных двух волн эффект был растянут примерно на неделю, но его величина практически не менялась.

Для предполагаемой четвертой волны негативное воздействие предполагается более слабым, но насколько оно будет растянутым — пока сказать трудно.

Ведь с сентября 2007 года на подавление кризиса была брошена тяжелая артиллерия. ФРС США не только вливал деньги в финансовую систему, но и трижды за второе полугодие 2007 года снижал базовую процентную ставку. И, судя по всему, в ФРС не собираются останавливаться на достигнутом. Например, 17 января, выступая в конгрессе США, глава ФРС Бен Бернанке заявил: “Ситуация в экономике непростая. Необходимо стимулирование экономического роста. В частности, нужно предоставить бизнесу и гражданам налоговые льготы на общую сумму $150 млрд. и продолжить снижение процентных ставок”. На следующий день на инициативу Бернанке откликнулся президент США Джордж Буш, обнародовавший план борьбы с кризисом. Согласно документу, 1% валового продукта США планируется потратить на борьбу с кризисом. Средства будут израсходованы в основном на снижение налогов для граждан и корпораций.

То, что администрация США всячески стремится избежать рецессии (остановки экономического роста) в год выборов, не удивляет. Для российских частных инвесторов позитив в эффекте маятника. Дело в том, что бюрократические решения во всех странах обладают инерцией. Она проявляется, когда эффект от принятых решений оказывается недостаточным. В таком случае бюрократия склонна принять еще одно решение, усиливающее предыдущее, а не пересматривать подход к проблеме. В частности, если ставка ФРС снижалась трижды за полгода и в результате снизилась за полгода на 1%, но кризис продолжается, надо понизить ее в четвертый раз.

Как правило, эффект от таких решений тоже похож на колебания маятника. В результате массированного воздействия система проскакивает желаемую точку равновесия, и ситуация начинает развиваться в противоположную сторону, набирая обороты.

С этой точки зрения маятник кризиса все еще идет вниз. Впереди корпоративные отчеты за год (февраль-март). Их результаты вряд ли вселят оптимизм в сердца инвесторов, а значит, будет и четвертая волна кризиса. С другой стороны, маятник явно замедляется: если убытки финансовых институтов за 3-й квартал 2007-го составляли десятки миллиардов долларов, то в 4-м квартале счет идет уже на единицы миллиардов. Разумеется, это не повод для радости инвесторов, однако это повод задуматься о времени окончания кризиса, который не может длиться вечно. Рискнем предположить, что реальный срок — полгода. К середине 2008-го экономический маятник может набрать достаточную инерцию для движения вверх.

Полмили за унцию

Предпосылки к смене направления движения можно увидеть, например, в снижении стоимости земли и расходов на строительство. Например, 17 января статистика США отразила, что число новостроек оказалось минимальным с 1991 года, а средняя стоимость строительства типового коттеджа упала на 20%. Если к этому добавить обещанное снижение налогов, то строиться в Америке в ближайшее время станет очень выгодно. Жилищная же проблема в США, конечно, не настолько остра, как в России. Однако собственным жильем обеспечены 85% населения США, а далеко не 100%. Кроме того, имеется армия эмигрантов (4 млн. человек), дожидающихся гражданства и нуждающихся в жилье. В экономическом плане Буша имеется пункт и об их стимулировании: срок ожидания green card может быть сокращен с 5 до 3 лет, если эмигрант сумеет построить собственный дом.

Вторым фактором, толкающим мировую и американскую экономику вверх, является рост цен на нефть и металлы. Например, в декабре 2007-го котировки фьючерсов на золото вплотную приблизились к историческому максимуму в $900 за тройскую унцию, а в самом начале января и преодолели его. На фондовом рынке тут же родилось выражение “полмили за унцию”. И не только потому, что 900 метров — это как раз полмили. Фольклор биржевиков отразил рост стоимости драгоценного металла и одновременное снижение стоимости земли в США в результате ипотечного кризиса. За унцию золота в Америке теперь действительно можно купить половину квадратной мили неосвоенной земли под новую застройку.

Не исключено, что в ближайшее время можно будет купить и больше: целевой уровень тренда по золоту на мировых рынках составляет $1000 за тройскую унцию. И если уровень мировой добычи нефти может быть в перспективе серьезно увеличен, то открытия новых крупных месторождений золота в 2007-м не было, да и перспективы геологоразведки его запасов в 2008-м не впечатляют. А вот спрос может увеличиться, причем не только из спекулятивных расчетов, но и по объективным причинам: из-за развития электронной промышленности Индии, Китая и Азии в целом. Хотя некоторые эксперты считают нынешние цены на золото завышенными, выход на уровень в $1000 за тройскую унцию к концу года представляется им вполне реальным.

Жизнь после кризиса

Ни для кого не секрет, что развитие крупных экономических систем происходит циклически, по спирали. Рост сменяется спадом и завершается кризисом, после которого начинается новый рост. Поэтому кризисы — не просто неизбежное зло, они необходимы для очищения экономического организма и перевода его в новое состояние.

На наш взгляд, частный инвестор может извлечь из текущего кризиса три важных урока, которые помогут ему в дальнейшем избежать потерь. Во-первых, экономика продолжает глобализироваться, несмотря на все попытки противодействия этому процессу. Причем глобализация идет уже не только в пространстве, но и во времени.

Фактически российские частные инвесторы, теряющие по 7% на каждой волне кризиса, расплачиваются за политическую инициативу президента США в 1980—1988 годах Рональда Рейгана. Именно он сделал ипотеку в США доступной для беднейших слоев населения, а типовой американский коттедж в пригороде именно при нем стал частью “рейганомики” и “американской мечты”.

Отсюда второй урок: мировые фондовые рынки, оказывается, выдерживают не более трех пузырей, даже если некоторые из пузырей имеют политическую составляющую. Напомним, что пузырем называется ситуация, когда в одном из секторов экономики резко поднимаются (вздуваются) цены на товары или услуги.  

К середине 2007-го на мировых фондовых биржах было три пузыря: нефть, недвижимость и металлы. И один из них не выдержал. В 2008-м к нефти и металлам начинают добавляться продукты питания и удобрения. Четыре пузыря — слишком много, поэтому росту цен на продукты питания уже противодействует Евросоюз. Так комиссар Еврокомиссии по окружающей среде Ставрос Димас 15 января заявил: “Мы видим сложности, которые производство биотоплива создает для природы и социальных отношений. Еврокомиссия подготовила проект закона о запрете импорта в Евросоюз ряда сортов биотоплива, производство которых наносит тяжелый урон природе земли и климату”.

Третьим уроком является прогноз даты наступления следующего кризиса. Самый старый из пузырей на мировых фондовых рынках — нефтяной. Спекулятивная составляющая в цене на нефть в настоящее время составляет, по различным оценкам, 15—20%. Этот пузырь может лопнуть, если будет предложено реально дешевое альтернативное топливо для автомобилей (замена бензина) либо для отопления (замена мазута). В самом начале 2008-го корпорация Toshiba объявила о начале производства ядерных мини-реакторов, способных отопить городской микрорайон. Замена ТЭЦ, предложенная японцами, имеет гарантийный срок службы 45 лет и стоит $2,5 млн. Это пока дороже существующих мазутных ТЭЦ (стоимость строительства $0,5 —1 млн.), но с учетом затрат на постоянный — раз в год — плановый ремонт получается дешевле. К тому же массовое производство, как известно, способно сильно удешевлять товар. На массовое производство мини-реакторов Toshiba планирует выйти в 2010 году. Можно предположить, что это есть дата следующего кризиса.



Партнеры