Битва за танцпол начинается

Николай Цискаридзе может возглавить балет Большого театра

5 февраля 2008 в 18:11, просмотров: 360

Мало нам интриг со стройкой Большого театра, так еще и за будущее “балетного правительства” театра теперь мало кто поручится. Слухи об уходе Алексея Ратманского бродят с конца 2007 года. Но сейчас пошло “обострение”: из разных источников стало известно, что г-н Ратманский уже якобы подписал контракт с американским “Нью-Йорк Сити Баллэй” (с 2009-го). В прессе вовсю обсуждаются возможные кандидатуры на его место, среди которых называются Андрис Лиепа, Андрей Петров (руководитель “Кремлевского балета”) и премьер Большого Николай Цискаридзе. С ним “МК” и решил обсудить всю эту возню вокруг привлекательной должности.

Однако прежде — о Ратманском. В пресс-службе БТ нам сказали, что “да, он уходит от нас и в данный момент ведет переговоры” с “Нью-Йорк Сити Баллэй”, куда первоначально вроде не стремился, но те предложили сами. Причем идет туда не худруком (функции которого занимали у него две трети времени), а хореографом. Захотел стать вольной птицей — ставить и для “НСБ”, и для других площадок. Приводятся разные мнения по поводу его планов относительно БТ — например, что он некоторое время все же будет работать в театре приглашенным хореографом. Но не более того. А кто же на его место? Самый ожидаемый кандидат — Николай Цискаридзе — уже сейчас крайне возмущен “артподготовкой” своих недоброжелателей.

— Вам поступало ли какое-либо предложение от руководства БТ возглавить балет?

— Нет, не поступало. Поступают различные инсинуации от отдельных лиц — это да. Очень неприятно, когда про тебя пишут отрицательные вещи, которые ты никогда собою не олицетворял.

— Что вы имеете в виду? Это к разговору о возможной должности?

— Да, конечно. Пишут, что я ретроград, консерватор. Я никогда не был ни тем ни другим. Если я хочу, чтобы спектакли шли на достойном уровне, чтобы было много репетиций, чтобы уважали старших, чтобы прислушивались к мнению педагогов, — ну и что я после этого — “консерватор”?.. У меня замечательные отношения со всей труппой Большого театра. Ни у кого балетов не отбираю, даже наоборот — делюсь с молодыми партиями в балетах, предложенными мне. Я еще не совсем заканчиваю свою карьеру, но иные партии мне уже не подходят, и я выступаю как педагог, готовлю себе смену. Ну и зачем меня оскорблять?..

— Но вы не хотите экспериментов?

— Я считаю, что Большой театр — это не место для экспериментов. Здесь должны идти хорошие балеты. А эксперимент… нужно сначала посмотреть, к чему он приведет, этот эксперимент.

— А Ратманский? Многие считают, что его роль на посту худрука преувеличена…

— Я не хочу умалять его достоинств. Но успех у Большого театра был с 1956 года — балетная труппа считалась лучшей в мире, и залы всегда были полны. Никакого “неуспеха” никогда не было. Мне непонятно, когда все заслуги труппы приписываются одному человеку: “Это победа Ратманского!”. Не только Ратманского, а всей труппы Большого театра! Вот и сейчас его нет, еще весь май не будет — и ничего, Большой без худрука спокойно работает!

— Но вы не принимаете участия в его спектаклях?

— Да, меня убрали. Я шел однажды по коридору, смотрю — вместо меня в списке другой артист, я зашел к Алексею, спросил, в чем дело. Тот ответил: “Я решил, что вам больше не надо”. Ну и ладно, я даже вопросов никаких не задавал. И обиды у меня нет.

— Так вы возглавите труппу, если вам предложат?

— Я человек конкретный: есть предложение — есть разговор. Я привык, что люди несут ответственность за свои слова, а не так, что сейчас я получаю удары кинжалом в спину. Я сам не из робкого десятка, чтобы из-за спины вякать. Пусть мне в лицо всё скажут — чем я плох. Но на каждый их довод будет мой убийственный факт.
Итак, параллельно с президентской гонкой началась гонка за пост худрука балета БТ. Куда более увлекательная, тем более что, по сведениям “МК”, само руководство театра нет-нет да и посматривает в сторону Питера: а не живет ли там добрый гений, который придет и спасет русский балет?



Партнеры