План Путина будет реализовывать сам Путин

К 2020 году в стране должны появиться настоящие новые русские

10 февраля 2008 в 18:59, просмотров: 701

В минувшие выходные практически все телевизионные общественно-политические аналитические программы были посвящены вопросу, что же на самом деле сказал Путин в своей речи на расширенном заседании Госсовета в пятницу и как надо его послание рас- или дешифровывать.

Человеку с нормальной логикой все же кажется, что политические астрологи в поисках скрытых посылов от президента к элите упустили всего лишь одну “мелочь”. Президент представил концепцию развития страны до 2020 года и обозначил ключевые ориентиры, которых наше общество должно достичь к исходу этого периода.

Его выступление — это и есть обнародование того самого “плана Путина”, тайну которого до последнего пытались разгадать российские и международные эксперты. И не случайно это было сделано на расширенном заседании Госсовета, собравшем весь руководящий состав страны, а не на ежегодной пресс-конференции через неделю: ведь реализовывать планы должны далеко не журналисты.

Некоторые эксперты уже поспешили заявить, будто речь президента была не столь уж конкретной, чтобы претендовать на звание “плана Путина”. Но ведь президент обнародовал общую концепцию стратегии, на основе которой будут сформированы более конкретные планы.

А ориентиры обозначены достаточно четко: стабилизировать численность населения (то есть фактически свести к нулю вымирание России) в ближайшие 3—4 года и довести среднюю продолжительность жизни к 2020 году до 75 лет (а это уже должно привести к росту населения)! Повысить производительность труда за этот же период в 4 раза! Добиться, чтобы доля среднего класса в стране достигла 60%, а то и 70% от общего количества населения. Какая может быть еще большая конкретика в стратегических целях государства? Все остальное — лишь пути для решения поставленных стратегических задач.

Самая краткая формула плана звучит так: инвестиции — в инновации. Инновации — в человека. Не в абстрактную человеческую единицу, а в конкретного гражданина страны: в образование, медицинское обслуживание, профессиональную подготовку, жизненную позицию по отношению и к стране, и к окружающим людям. Такое развитие человеческого капитала, чтобы доминантой поведения каждого из нас вместо нынешнего “быть как существовать” стало “жить как действовать”. И совершенно понятно, что основой для этого станет перестройка всей системы, в первую очередь профессионального образования. В которое инвестиции будут делаться в первую очередь.

Не случайно, что все остальные изменения и преобразования должны служить прежде всего этой, самой глобальной цели — “формированию нового российского человека”. В том числе и переход на новую модель экономики. Которая призвана не допустить оставления России сырьевым придатком, да еще и с угрозой территориальной целостности и суверенитету страны. И речь идет не просто о набивших оскомину причитаниях экспертов о необходимости слезания с “сырьевой иглы”. Переход с инерционной модели на инновационную, пожалуй, впервые обрел “плоть и кровь” в словах первого лица государства.

Что нас ждет? Не отказ от добычи и переработки сырья, а углубление переработки, чтобы на единицу продукции выдавать больше добавленной стоимости. Для чего в ближайшие годы надо будет модернизировать применяющиеся технологии, закупить новое оборудование. С выбором в качестве приоритетов “самых энергоэффективных, энергосберегающих технологий, самых экономичных и экологически чистых”. Процесс уже пошел, в частности, в лесообработке. Но теперь, похоже, он коснется и других сфер экономики. Модернизация транспортной инфраструктуры, и как неотъемлемой части самих средств транспорта, как для пассажиров, так и для перевозки грузов.

Этой же цели должно служить и продолжение реформирования системы государственной власти: от федеральных органов до местного самоуправления. И здесь также видны пути дальнейшего развития административной реформы.

Три глобальные задачи по большому счету сформулировал президент: “Создание равных возможностей для людей… Формирование мотивации к инновационному поведению… Радикальное повышение эффективности экономики, прежде всего на основе роста производительности труда”. А констатация нынешнего положения — это лишь доказательство того, что у России есть сейчас основания для их решения: стабильность в обществе, стабильность в экономике и устойчивые темпы ее развития, приличная “подушка безопасности” у финансовой системы страны. А “результатом решения всех этих задач должно стать вхождение России в число мировых технологических лидеров”. Потому что иначе, если не развитие, то неизбежно скатывание назад, как минимум в те 90-е годы, которые большинству населения кажутся кошмаром.

Что касается международного раздела выступления президента, то оно достаточно миролюбиво. “Мир становится сегодня не проще, а сложнее и жестче” — констатация неприятного, но от этого не менее очевидного факта. Реальности, в которой России хочешь не хочешь приходится существовать: “в мире разворачивается новый виток гонки вооружений. И не от нас это зависит, не мы это начинаем. Наиболее развитые страны, опираясь на свое технологическое преимущество, направляют многомиллиардные средства на разработку оборонительных и наступательных систем следующих поколений”.

Характеризуя ответ России на вызовы современного мира, Путин настаивает скорее не на том, чтобы он был достаточно убедителен (в этом он, похоже, не сомневается), а на том, чтобы “в таких условиях важно сохранить твердость оценок и выдержку, не дать втянуть себя в затратную конфронтацию, в том числе в разрушительную для нашей экономики, истощающую нашу экономику новую гонку вооружений, пагубную для внутреннего развития России”.

Впрочем, политологи-конспирологи в одном все же правы. Своим выступлением на Госсовете президент показал, что требования закона для него выше принципов целесообразности и каких бы то ни было логических и практических соображений: Путин уходит с поста президента. И, как всякий ответственный политик, он не может не зафиксировать состояние страны на нынешний момент, проанализировать, что удалось сделать, а что остается целью. Но Путин остается, и это тоже очевидно. Поскольку без его участия маловероятно решить большую часть поставленных им задач. А уж кем он там будет, премьером или через четыре года опять вернется в Кремль — это для Запада один из главных вопросов. А для нас — уже частности.

В 2020-м мне должно стукнуть 58 лет. Сейчас это нынешняя средняя продолжительность жизни мужчины в России. И лишние 17 лет жизни к тому времени (если продолжительность удастся поднять до 75 лет) окажутся совсем не лишними. Кто-то против?




Партнеры